ГДЕ ЕСТЬ МЕСТО ЛИТЕРАТУРЕ

Рубрика в газете: Изумляемся вместе с Сергеем Шулаковым, № 2019 / 11, 22.03.2019, автор: Сергей ШУЛАКОВ

 

Литературная Евразия. Т. 5. – Кострома, ИД Максима Бурдина, 2018.


У каждого из нас есть знакомые, которые, громко жалуясь, что жить в Москве становится всё более затруднительно – шумно, суетно, вредно для здоровья, что город не предназначен для жизни, а только для работы, – не считаясь со временем на ежедневные поездки, бегут на окраины области, где ещё сохранились леса и реки. Оказывается, что эта тенденция существует и в современном литпроцессе. Удивительно, сколько состоявшихся или перспективных поэтов из столиц нашли пристанище в гостеприимном сборнике, что издаёт в Костроме Максим Бурдин. Среди них есть и такие, что приехали в Москву, а теперь, в литературном смысле, устремились вспять, как студентка МГУ из Кемеровской области Полина Ардашова, что поделилась «Размышлениями в холодной электричке»: «Я замираю в ожидании города, / Когда-нибудь я там точно буду. / И на стекле блестит иней от холода, / И хрипит горло от зимней простуды. / Меня морозит от стёкол и инея, / И руки в лёд превратились болезненно. / И я не сяду сегодня на синюю»…


Туда же, в Кострому, и москвичка Екатерина Кистерева, студентка Дипломатической академии МИД России, со своей лирикой, способной заставить взгрустнуть отзывчивого читателя. Вот «Я так тебя люблю…»: «Я так тебя люблю, что эти розы, / Которых в доме не бывает никогда, / Завяли сразу, будто бы с мороза / Несла рекой их талая вода <…> Я так тебя люблю, что эти ночи / Казались мне мятежнее войны. / Я так тебя люблю… Хотя ведь, впрочем / Не любишь ты меня. Забыла я. Прости». Ольге Сухановой из Химок удалось стихотворение «Осколок», мистическое, искреннее, хоть и несколько мстительное: «Разобьёшь меня – подбери осколок. / Будет острым край, словно сто иголок. / Осторожно – пальцы бы не поранить – / положи в карман и припрячь на память. / Положи в карман да носи с собою. / От чего смогу – от того укрою…»
«Литературная Евразия» часто публикует стихи начинающих поэтов, не без отбора, конечно. Есть они и в 5-м выпуске. Но и здесь прослеживается та же тенденция. Отчего стихотворение петербуржца, лицеиста Егора Рябова «Рояль», хоть и не избежавшего ученических ошибок, всё же продемонстрировавшего вкус и умение обращаться с выразительными средствами языка, невозможно было опубликовать в культурной столице?
…В доме пусто, облезлые стены
Украшают картины в пыли —
Васнецов, Шишкин, порванный Репин,
Дух столетья забытых былин.
Посередине бального зала
Спит уставший грузный рояль.
В странном мире молчащего дома
Он закутан и в пыль, и в печаль.
Но как только двенадцать ночи,
И рояль оживает вдруг…
В поэтической части сборника, по обыкновению более обширной и разнообразной, есть авторы из Украины, Казахстана и дальнего зарубежья.
Прозаический отдел представлен публицистическим рассуждением Сергея Пациашвили из Тамбова «Русская идея и возрождение Европы», психологичной повестью кинодраматурга с опытом работы над сериалами Татьяны Трубниковой из Подольска «Родной отчим», мастеровитой, хоть и с претенциозно «деревенским» названием «Полёт Есения», повестью о дружбе мальчика Алёшки и журавля москвички Анны Сигхан и другими разнообразными сочинениями.
Сборники «Литературная Евразия» – в определённой мере социология, что-то вроде опроса: можно отслеживать настроение авторов, язык творчества которых – русский. На этот раз заметно, что плотная творческая энергия течёт из центра на периферию, из столиц – в регионы, и эта конкуренция может сделать жизнь местных авторов, уровень которых автоматически приподнимается стоянием на «корнях», ещё менее безоблачной, чем теперь.

8 комментариев на «“ГДЕ ЕСТЬ МЕСТО ЛИТЕРАТУРЕ”»

  1. Что-нибудь стоящее для чтения автор публикации там обнаружил? Талантливое — оно было бы нам полезнее. Или его привлекает только плохое? То ли нам рекомендуют этот журнал, чтобы приобщиться к незнакомым авторам-неудачникам, то ли предостерегают, чтобы мы не брали его в руки.

  2. Поэзия есть УСЛОВНОСТЬ. А условность есть вкусовщина. Одному читателю нравится поэт Сиськин, другому — Пиписькин, третьему — Ириськин. Так было, есть и будет. А кто с серьёзным видом рассуждает о каком-то «высоком стиле», выглядит просто смешно.

  3. А.Курганову. Я зачитываюсь Вашими высказываниями, так как, начинаю подозревать, что за этими краткими репликами скрывается целая мировоззренческая система. Вы убеждаете нас, что земля — плоская. А если на ней и есть какие-то неровности, то это бугорки почвы от рытья норок трудолюбивыми сусликами. И никаких Эверестов в обозреваемой нами местности не существует. Как тут не вспомнить свободолюбца Вольтера: Я не разделяю Ваших убеждений, но я готов отдать жизнь за то, чтобы вы могли их высказать! И действительно, сколько миллионов наших соотечественников сгинуло за наше с вами право вести здесь свободный и равноправный диалог? Итак, продолжим: никаких вершин в русской современной поэзии не существует — неукоснительно соблюдается принцип всеобщего равенства: подобное притягивается подобным. К сожалению, мы не сможем здесь проанализировать причины этого состояния творческой атмосферы, но, должны хотя бы предположить: это нормальное состояние писательской популяции или некая пандемия, в результате которой ослабляются мышцы сусликов? А может быть, это слабость нашего зрения, которое не в состоянии разглядеть вершины на горизонте? Ведь ваши убеждения основаны на наблюдениях тех неутешительных явлений, которые мы все осознаём… но, которое вы неправильно обозначаете. Г.В.Ф.Гегель сказал: Всё разумное действительно, а всё действительное — разумно. И Поэзия — это не условность, а постоянное явление действительности, как бы смешно это не выглядело.

  4. Вкус держится прежде всего на внутренней культуре автора. Если культуры нет, то и стихов как художественного явления тоже нет. Вот тогда и лезет в калашный ряд такое спасительное для графоманов понятие, как вкусовщина.

  5. Евгкнию Клюхову. ПО вопросам: Есть вершины в современной русской поэзии или нет, об этом, как вы сами распрекрасно понимаете, судить не нам да и вообще никому. Здесь судья (он же прокурор с адвокатом) — ВРЕМЯ. И только. Сегодняшние «знатоки» — и не знатоки вовсе, а так, присяжные. Или господа паратовы («Одному нравится арбуз, другому- свиной хрящик»). А Земля действительно плоская.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *