Карен Шахназаров: «Читаю больше, чем смотрю»

№ 2022 / 18, 14.05.2022, автор: Юрий ТАТАРЕНКО

В конце апреля в Москве, в рамках Мастерской «Мир литературы», организованной АСПИ, прошла двухчасовая творческая встреча с известным кинорежиссером. Молодые писатели, заполнившие большой зал ЦДЛ, задали Карену Георгиевичу множество вопросов.

 

– Помните ли свой первый бессознательный творческий опыт?

– Я с детства что-то пробовал. Но гордиться нечем. Интересные вещи я делал, став старше, то есть уже вполне осознанно. Надо уметь делать так, чтобы зрителю или читателю было интересно. Представляете, я открываю книгу Чехова, который писал сто лет назад – и мне интересно. Главное у автора – история. Найти и рассказать ее – самое сложное. Как справляться с творческими кризисами? Пейте красное вино – помогает! (улыбается)

У меня был литературный опыт. Много лет писал в соавторстве с кинодраматургом Александром Бородянским. Но дерзости назвать себя писателем у меня нет. Вообще, литературу я люблю больше кино. И читаю больше, чем смотрю.

– С кем из современных литераторов хотели бы посотрудничать?

–  Я очень рад тому, что встретил текст Ильи Бояшова «Танкист, или Белый тигр» и снял по нему кино. Очень интересные авторы – Прилепин, Водолазкин, Шаргунов.

Хотя, как мне кажется, никто лучше Чехова никогда ничего не писал. Он очень кинематографичный. Проблема современной российской литературы в том, что она трудно адаптируется в кино. Американский писатель, когда пишет книгу, он сразу рассчитывает на то, что это будет кино.

– Чему хотели научиться? Чему – хотели бы?

–  Хотел многому. Но теперь уже и не научусь. Хочу ли сейчас чему-то научиться – не знаю. Но это не значит, что я все умею.

– Интересно ли вам поставить спектакль в театре?

– Театр – это искусство, основа которого – условный мир. А кино пытается доказать, что его мир реальный. Я не сотрудничаю с современным театром, я только его смотрю.

Как художнику высказываться, чтобы не раскалывать общество?

– Творец должен говорить в соответствии со своими чувствами. Чем ты искреннее, тем лучше для всех. Но ты можешь и ошибаться при этом, конечно. Не страшно.

Прошу уточнить – искусство для созидания?

– У него разные функции. В том числе и созидающая. Есть и развлекающая, и образовательная. Основная миссия искусства – познание жизни. У нас большое число гениев по этой части – Толстой, Достоевский, Чехов…

Подъем русской культуры неизбежен – верите в это?

– Честно говоря, не знаю. Хотелось бы, чтобы этот подъем случился – но это же произойдет помимо нашей воли, когда никакого подъема никто не ждет. Советская культура – это был невероятный взрыв на фоне разрушенной страны. С другой стороны, не хотелось бы дожить до такой разрухи и подъема культуры на ее фоне (улыбается). Подъем – следствие мощнейшей национальной идеи. Мы в поиске ее.

Лучшие условия для кино создали китайцы – они практически закрыли рынок. Поскольку у китайских кинематографистов нет конкурентов, они развиваются. Сейчас они уже опережают американцев.

– Нужно ли пропагандировать в школе советское кино? «Приключения Электроника», «Доживем до понедельника» и другие прекрасные фильмы и сегодня сообщают юным зрителям о многих важных вещах…

– Согласен с вами на 100%. Два года назад я внес предложение на заседании Совета по культуре при Президенте России, выдвинул идею показов ученикам с 1-го по 10-й классы программы из 100-120 отечественных фильмов. Путин идею одобрил, но реализации нет. Почему – не знаю. Хорошие фильмы нужно просто показывать детям, ничего не объясняя. То есть показы можно проводить без привлечения критиков и экспертов. Дети все сами прекрасно поймут, убежден в этом. Показывайте детям хорошее кино, и вы увидите, какой будет результат.

Образование – основа для человека. И главное в нем, конечно же, литература. Ее нужно преподавать как можно больше. Книги – огромная кладовая для ума. Если она недоступна детям и молодежи – то систему нашего образования надо менять!

– У вас никогда не было желания снять продолжение фильма «Курьер»?

– Нет. Продолжений никогда не снимал. Это же отчасти самоповтор. Вступить в повторный брак можно, но зачем? Все уже известно… Сегодня я отношусь к молодым так же, как профессор Кузнецов в «Курьере» – с таких ретроградских позиций. И это правильно. В каждом возрасте – своя система ценностей и отстаивание своих взглядов на жизнь. Глупо быть таким же, каким ты был в 20 лет.

– Что-то сейчас снимаете?

– С двумя молодыми сценаристками сделали сценарий по Гиляровскому. Включили туда немного… Конан-Дойля. Получилась комичная история, главный герой – Станиславский. Летом начнем снимать, бог даст. Идет подбор актеров, почти всех нашел.

– Как относитесь к авторскому кино?

– Что за белиберда? Есть хорошее кино – есть плохое. Авторское – у которого есть автор. Отрежь в титрах фамилию Данелии, и все равно поймешь, что режиссер фильма – Данелия. То же самое и с Тарковским. Термин «Авторское кино» придумали критики, имея в виду прежде всего нудятину и современное антироссийское кино. Мне ближе другой подход и другая терминология. Критерий у кино один – зритель во времени. Вот того же Тарковского смотрят до сих пор. Значит, «Зеркало» и «Сталкер» – это зрительское кино.

–  Мы то, что смотрим – согласны?

–  Отчасти. В художнике есть и что-то свое. И это самая важная его составляющая. На меня, наверное, Феллини больше всего повлиял. Я даже один раз с Феллини встретился – на Московском кинофестивале в 1987 году. Лучше фестиваля в жизни не видел! Приехали все звезды кино – Роберт де Ниро – председатель жюри, Коппола был в конкурсе… Феллини получил первую премию за «Интервью», я вторую с «Курьером». Поэтому мы сидели рядом, и я ему переводил минут 40 речи всяких председателей Госкино. Он был моим кумиром, и до сих пор остается. Как, впрочем, еще один большой мастер кино – Бунюэль. И Кубрик, классный был режиссер. Эйзенштейн, советские режиссеры так или иначе тоже повлияли на меня, конечно.

– Чем именно вас цепляет Феллини?

– Величие Феллини в том, что он не был неореалистом в чистом виде. Его классические картины и сейчас для меня – лучшие: «Дорога» и «Ночи Кабирии». В них есть аромат неореализма, но в них есть и феллиниевская образность, его мир. Я недавно посмотрел его картину «Сатирикон» – такая классная, очень мощное кино. Посмотрите!

– Как понять ценность того, что делаешь?

– Не надо горевать, что ты не Лев Толстой. Делай, что должно, никого не слушай и получай удовольствие от работы.

Главное для режиссера – самому чувствовать, что тебе очень важно об этом рассказать. И быть искренним с теми, к кому обращаешься. А вообще, я думаю, надо поменьше слушать нашего брата. Мы не созданы для изречений. У нашей профессии взгляд очень конкретный. Мы мыслим зримыми образами. Мы глупее, чем писатели. Такова жизнь.

Один комментарий на «“Карен Шахназаров: «Читаю больше, чем смотрю»”»

  1. Про Авторское кино!
    У нас в доме собралось наверное до тысячи кинолент!
    И есть папка Авторское кино!
    И фамилии. И когда надо или хочется посмотреть родно до мозга костей, то это легко получается.
    Открываем папку и тут почти все, кто нашей семье дорог!
    А интервью пустое. Карен о себе — перегорел не на съёмках фильмов, а на тьме ШОУ, начиная с Соловьёва, откуда он не выладит как мне видится, потому как Соловьёва и всех всех не смотрю. Не в состоянии им внимать!
    А за Мосфильм спасибо! Вот просто огромное!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *