МЕКСИКАНСКИЙ СТИЛЬ

По поводу боя Г.Головкин – С.Альварес 2.0

Рубрика в газете: Феномен, № 2018 / 33, 14.09.2018, автор: Илья РЯБЦЕВ

Вечером 15 сентября (ранним утром 16-го по Москве) в Лас-Вегасе состоится самый ожидаемый бой 2018 года, рематч казахстанского бойца чемпиона мира по двум версиям WBC и WBA Геннадия Головкина и мегазвезды мексиканского профессионального бокса Сауля Альвареса. Как известно, первый бой между этими бойцами, прошедший ровно год назад, завершился вничью. Правда, большинство специалистов посчитало тогда, что бой прошёл при довольно ощутимом преимуществе Triple G (Геннадия Головкина) и судьи, по традиции, оказали услугу более привычному и близкому им североамериканцу. Не будем гадать на кофейной гуще и рассуждать о шансах звёзд профессионального бокса в этом ажиотажном бою. Очевидно, что шансы эти равны и бойцы достойны друг друга.

 

 

Формально воспользовавшись броской афишей этого супербоя, хотел бы поговорить немного о другом, о феномене мексиканского бокса в целом. И феномен этот действительно существует. Мало какая страна в мире имеет такое количество лицензированных профессиональных бойцов и так густо представлена в авторитетном рейтинге профессиональных бойцов BoxRec. Так что поговорим о цифрах. Точнее, о том, какую любопытную информацию они подчас предоставляют. Не знаю, как кому, а по мне статистический анализ порою чрезвычайно увлекателен. Возьмём, к примеру, тех же мексиканцев. Ещё во времена Советского Союза с подачи Джека Лондона с его «Мексиканцем» всем мальчишкам в нашей стране было известно, что мексиканские бойцы – это нечто особенное в смысле мужества, упорства, воли к победе, настойчивости, бойцовского самолюбия и умения терпеть боль. А если в остро-жгучем мексиканском меню есть ещё и талант с отточенным мастерством…

 

Ну, в общем, когда «в наших палестинах» наступила эра профессионального бокса и нам стали рассказывать о нём люди, разбирающиеся в сути «сладкой науки» получше, чем какой-либо вездесущий и всеядный Мелора Стуруа иже с ним, мы поняли, что любимый писатель советской молодёжи Джек Лондон не соврал, – мексиканские бойцы действительно таковы, какими он их описал. Но довольно литературы. Надо просто понимать, что такое мексиканская ментальность. А это ментальность участника и любителя собачьих боёв. Если кто не знает, несмотря на всевозможные запреты и ограничения, петушиные и собачьи бои, наряду с боксом и, понятное дело, футболам, любимая и страстная забава потомков ацтеков. И прежде всего бои собачьи с их беспощадной жестокостью и литрами проливаемой крови. И пусть это зрелище «на любителя», оно, конечно же, не для слабаков. Здесь нет места для сантиментов и лицемерного гуманитарного сиропа. Здесь всё, как в реальной жизни. Побеждает сильнейший, а слабейший либо погибает, либо, раздавленный, отбрасывается на обочину.

 

Таков и мексиканский бокс. Отчаянно смелый и в то же время бесстрастно холодный. И, быть может, это лучшая иллюстрация естественного отбора в его предельной простоте. Ещё раз задам сакраментальный до оскомины вопрос: «Почему на каждого российского бойца в нашем условном списке 4250 лучших приходится около семи мексиканцев?» И это при всей их ужасающей нищете и убогости жизни большинства населения. Ответ предельно прост. Именно благодаря этой безнадёжной нищете и стремлению любым способом выбраться из неё, а также специфическим национальным боксёрским традициям, как по лекалу повторяющим главный квази-спортивный принцип собачьих боёв, – побеждает сильнейший. И никаких гвоздей, точнее говоря, гуманитарных слюней…

 

Речь вот о чём. В среднем в России за год проводится от 40 до 50-ти вечеров профессионального бокса. Далее…. Если резонно предположить, что в среднем боксёрский вечер состоит из (плюс – минус) пяти пар, получается, что приблизительную интенсивность российского профессионального бокса можно оценить максимум в 250 боёв в год. А знаете, сколько вечеров профессионального бокса (или как их там у них называют) за год проходит в Мексике? Не поверите. В среднем до 300. И, если применить к Мексике аналогичный российскому оценочный критерий (5 боёв в одном вечере, хотя у мексиканцев эта цифра скорее не пять, но семь, а бывает даже и по 11-ти боёв за вечер; всё-таки не следует забывать и об их страсти к тотализатору), получится, что интенсивность мексиканского бокса от 1800 до 2200 боёв в год. Вот это и есть принцип собачьих боёв, естественный отбор в его самом чистом виде. В этой мясорубке выживают только уникальные, прежде всего в смысле стойкости, бойцы. Те, кто своей кровью и потом поддерживают репутацию мексиканского бокса. Те самые, о которых пишут классики и которых уважают «братья по оружию». Я полагаю, эти цифры достаточно красноречивы для того, чтобы дать вполне ясный ответ на риторический вопрос – почему в списке лучших бойцов всех весов так много бойцов с родины текилы.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *