На круги своя

Рубрика в газете: На крутых виражах истории, № 2019 / 34, 19.09.2019, автор: Руслана ЛЯШЕВА

Между Данилевским
и Шпенглером

Михаилу Сергеевичу Горбачёву, наверное, завидуют молодые актёры: споры о нём в прессе не стихают кряду несколько лет. Им бы, мол, такую популярность, как у генсека. Сенатор Евгений Тарло, например, завершая многолетнюю работу в верхней палате парламента, постарался осмыслить общественно-политическую ситуацию в стране и на этом фоне роль Горбачёва (статья «Требуются либерал-патриоты», «ЛГ», № 32, 2015) по результатам его деятельности. «Постепенный распад советской системы управления, связанный с исчерпанием коммунистической идеологии и методов хозяйствования… привёл к тому, что на вершине власти оказались М.С. Горбачёв и Б.Н. Ельцин, – напомнил Е.Тарло и стал размышлять. – М.С. Горбачёв, не имевший собственных идей преобразования страны… пустил процесс реформирования на самотёк… В результате мягкотелостью Горбачёва ловко воспользовались люди боле практичные и циничные в своих устремлениях».
Практичных он назвал либералами: дескать, это современное «западничество» – «сродни «обезьянничанию». Им противопоставил «славянофилов»: «просто стремление сохранять суверенитет и целостность России». С лёгкой руки сенатора пошло и поехало: «Горбачёвский либерализм» (газета «Завтра»).
Обозреватель «МК» Александр Мельман в реплике «День неслыханной честности» («МК», 29 июля 2019 года, стр. 3) сообщил: «Знаете, а ведь нынешние товарищи из власти до сих пор смеются над Михаилом Сергеевичем Горбачёвым. И говорят друг дружке: мы бы развала не допустили, до этого бы не дошли. Нет, они совсем не дураки, они анализируют. Считают, что Горбачёв сильно ошибся, приоткрыв форточку гласности. И со своим либерализмом сел в лужу…» Сам обозреватель против жёстких методов в политике и как бы ближе к Горбачёву: «В политологии, как и в жизни, есть ещё такое понятие – «симфония», когда власть не ориентируется только на одну, пусть и многочисленную группу населения, не подыгрывает ей, но ищет контакт всех со всеми».
Может быть, причина чрезмерного внимания к личности незадачливого реформатора обусловлена тем, что «либеральная идея устарела… вступила в конфликт с интересами подавляющего большинства населения», как высказался президент РФ В.В. Путин в интервью для газеты «Файнэншл таймс» (см. газета «Слово», № 13, 12–18 июля 2019, «Неужто Путин прав?», стр. 2).
Между тем в народе сохраняется доброжелательность к Горбачёву, в чём я убедилась, услышав реплику московского таксиста: «Горбачёв искренне хотел улучшения, но не удержал…» Пословица наставляет: «Глас народа – глас Божий».
Мнений много, потому что судьба генсеку выпала оказаться в точке пересечения глобальных (не побоимся расхожего слова!) исторических тенденций, намного круче притязаний КПСС.
Взять хотя бы две книги, опубликованные в конце XIX и в начале ХХ века. Более ранняя вышла в серии «Литературное наследие русских мыслителей»: Н.Я. Данилевский. «Россия и Европа». Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому (издательство С.-Петербургского университета. Санкт-Петербург. 1995). Этим шестым изданием располагает моя домашняя библиотека. Впервые книга была напечатана в 1869 году в скромном журнале «Заря», отдельным изданием вышла в 1871 году.
Книга немецкого философа Освальда Шпенглера «Закат Европы» (Очерки морфологии мировой истории в двух томах) вышла в 1918 году. В моей библиотеке публикации издательства «Мысль», редакция по изданию библиотеки «Философское наследие» (I том – 1993, II том – 1998).
М.С. Горбачёв, возможно, не читал ни книги Данилевского, ни книги Шпенглера, но задуманная им с благородными целями перестройка, а ещё больше её неудачный финал выразили противоборство двух исторических тенденций, как раз предсказанных в этих двух книгах.
Освальд Шпенглер рассмотрел феномен множества культур, каждая со своими идеями и формой. Он перечислил восемь: египетская, индийская, вавилонская, китайская, «аполлоновская» (греко-римская), «магическая» (византийско-арабская), «фаустовская» (зап.-европейская) и культура майя.

Картина И.С Глазунова «Мистерия 20 века»

Русско-славянской культуры в перечне мы не видим. Шпенглер лишь роняет снисходительную реплику: дескать, ожидается появление ещё «нерождённой» русско-сибирской культуры. Объяснение такому факту содержится в книге Николая Данилевского. Мыслитель показал естественную группировку событий по культурно-историческим типам: романо-германскому и русско-славянскому. Германия наследовала традиции культуры Рима, Россия – Византии.
Особенность русско-славянского типа, по Данилевскому, – терпение и терпимость; у романо-германского иное – насильственность. До сих пор звучит актуально мысль Н.Я. Данилевского: «Не надо себя обманывать. Враждебность Европы слишком очевидна: она лежит не в случайных комбинациях европейской политики, не в честолюбии того или другого государственного мужа, а в самых основных её интересах». Только к слову Европа добавить Запад. О базах НАТО вокруг России напоминать не надо. Вот почему в числе культур у Шпенглера нет нашей, русско-славянской.
М.С. Горбачёв, похоже, попал под влияние моды (словцо Данилевского), идущей со времён Петра I – Европейничанье, то есть в перестройке он рассчитывал на помощь европейских «партнёров», которые, мол, помогут нам «углубить» демократию и создать социализм с человеческим лицом. Но «партнёры» с помощью нашей «пятой колонны» развалили СССР.
Народ жалеет доверчивого Михаила Сергеевича Горбачёва, называет его «помощником комбайнера», дескать, что поделаешь, если на большее не потянул. Жаль! Но ещё больше жалко исчезнувшую социалистическую державу. Слава Богу, как говаривали наши мудрые предки, Россия выстояла.

Защитник России – история

Читая литературные журналы и альманахи, просматривая свежие газеты, непроизвольно замечаешь, о чём бы сегодня ни шла речь, она обязательно соприкасается с историей. Может быть, прав Тютчев: «…истинный защитник России – это история; ею… неустанно разрешаются в пользу России все испытания…» (статья «Россия и Германия»).
В самом деле, время сейчас сложное; приходится, как заплутавшему путнику, оглядываться: не сбился ли с дороги? А уж история вразумит и подскажет, куда стопы направить.
Наг Стернин в рассказе «Ноша памяти» (Литературный альманах «Полдень» выпуск 17–2018. Москва – Мытищи) представил сюжет о Смуте XVII века. Наёмник Маржерет у себя во Франции уже пережил подобную смуту. Одна Варфоломеевская ночь чего стоит, размышляет капитан-гугенот, будь, мол, проклята сама память о «злобной старухе королеве Екатерине Медичи». Он в сопровождении немецкого наёмника Тибо направляется в ямской трактир у села Тайнинского, где его для беседы поджидает посланник из Вены от самого кардинала Клезеля. Там Маржерет рассказывает господину Масса о русской смуте, которая страшнее французской и длится второй десяток лет. Хватает героев и жадных хапуг. «Что касается Москвы, – заканчивает француз, – вопрос в одном. Чьи дела останутся в человеческой памяти, Философовых или Салтыковых? Какими станут считать потомки само здешнее Смутное Время, временем бескорыстных подвижников и жертвенных героев, или жадных и подлых хапуг? Знать нам это не дано».
Читаешь рассказ и вдруг осознаёшь, что вопрос автор задаёт нам – читателям. Наг Стернин предлагает разобраться в нашей современной Смуте. Прозаик задаёт «опасный» вопрос как бы подтекстом.
Публицист Георгий Иванченко откровенно говорит о ней уже в заголовке своей статьи: «Русская Смута: выход есть всегда» («Отечественные записки», № 12, 8 августа 2019 год, приложение к газете «Советская Россия»). Г.Иванченко сравнивает смуту на рубеже XVI–XVII веков с нынешней и обнаруживает много сходства: там Борис Годунов, здесь Борис Ельцин; там семибоярщина, здесь семибанкирщина, и т.д. «Огрехи» нынешней немного уступают прошлой: «В целом по криминалу Россия сегодня в числе первых на планете». Блестящая статья! Надо бы всем её прочитать. Выход тот же, автор прав, – бороться за интересы народа. Кому? КПРФ и всем патриотическим организациям и гражданам.

На круги своя

Надо замолвить доброе слово за М.С. Горбачёва. Почему никто не заметил позитива, который вместе с негативом дала перестройка? Ведь ЦК КПСС давно уже стал «инкубатором» вакансий на должность по управлению страной (Г.Иванченко точное слово подобрал в статье о нашей смуте). Владимир Кузнечевский в рецензии на книгу А.И. Вдовина «Русская нация в ХХ веке» (русское, советское, российское в этнополитической истории России». М., 2019) соглашается с автором, дескать, «осмысление пути русского народа через драматический ХХ век приводит к убеждению, что коренная причина разрушения Российской империи в 1917 году и Советского Союза в 1991 году заключается в отчуждении между государством и русским народом, в равнодушии наиболее многочисленного народа к судьбе «империи», утрачивающей способность к выражению и защите его национальных интересов и ценностей» («Наш современник», № 4, 2019). Вот и перехватили у «халявщиков» бразды правления, когда «процесс пошёл», те, кого народ назвал «прихватизаторами», а нынче их именуют олигархами.
Позитив перестройки Горбачёва в том, что страна-богатырь без царя в голове. К сожалению, держава развалилась, но, если бы всё продолжалось, как было, могло закончиться чем-нибудь пострашнее. США, например, давно зарятся на нашу Сибирь и Дальний Восток… Мы, сами у себя, в конце концов, разберёмся и войдём в колею. Для русской цивилизации ещё не вечер.
Владимир Крупин размышляет о государственном устройстве России (эссе «Конспекты ненаписанного», «Москва», № 3, 2019), иронизирует над большевиками и сожалеет о разрушенной ими православной России. Разрушенной, к счастью, не до конца. В Европе до сих пор почитают христианскую Россию. Включаю недавно радио и слышу о пикете французов в Париже на площади перед нашим посольством. Плакат над их головами взывает: «Россия, спаси нас!». Рассказала поэту Вадиму Рахманову и посоветовалась: «Ведь они обращаются к православной России?». Мой однокурсник по МГУ уверенно произнёс: «Конечно!».
Ну да, ну да, французы видят: у нас возрождается православие, на Западе христианство ослабевает.
Спорит Владимир Крупин с Освальдом Шпенглером и уточняет прогноз немецкого философа (в «Закате Европы»). У Шпенглера: дескать, в XXI веке будет переход европейской культуры в цивилизацию, а, мол, на такой стадии христианство будет по Достоевскому – мрачноватым. Русский писатель восклицает: должно быть радостным.
Если сравнить статью Кузнечевского и эссе Крупина, то приходишь к мысли, что национальные интересы русского народа в советское время ущемляли, но русский дух народа и его самодостаточность поддерживала церковь, хотя РПЦ тоже преследовали.
Русские – могучий народ. В ХХ веке ни внешние нашествия, ни внутренние преобразования его не сломили. Русские живут на большом пространстве планеты, но ощущают его как малое, потому что от Москвы до самых до окраин едины. Такую духовную монолитность хорошо ощущаешь через современную литературу, она по своему влиянию церкви, наверное, не уступает. Между журналами, альманахами, еженедельниками и газетами идёт постоянная и непроизвольная перекличка. Это как разговор в семье, когда понимают с полуслова, перекидываются только им понятными репликами и любимыми словечками.

 

2 комментария на «“На круги своя”»

  1. Из текста: «Горбачёв сильно ошибся, приоткрыв форточку гласности.»
    — Ошибся (дурак?) или умышленно (подлец?)?
    Мудрый руководитель вводил бы гласность под контролем. А меченый просто выдернул чеку, и начался в стране обвал всего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *