Надо ли лечить любовь?

Рубрика в газете: МИСТЕРИЯ, № 2018 / 43, 23.11.2018, автор: Анастасия МАРТЫНОВА

Об этой кино-театральной постановке, прозванной в одном из пресс-релизов «психологической мистерией» и имеющей броское название «Таблетка от любви», я хотел написать уже давно, сразу после того, как увидел её в начале осени. Но тогда это был почти закрытый премьерный показ для узкого круга, и перспективы следующего представления – уже для всех желающих – казались неясными. Но вот, наконец, горизонт прояснился – спектаклю быть. Так что можно пару слов о нём сказать.

 

Фрагмент афиши спектакля «Таблетка от любви». Исполнитель ролей психолога, психотерапевта и психиатра — Борис БОБРОВ

 

Это проект московского театра-студии «Постскриптум», а ещё точнее – яркий режиссёрский и сценарный дебют актрисы театра, выпускницы ВГИКа по направлению «Кино-теледраматургия и редактирование» Анастасии Мартыновой. Спектакль состоит из трёх новелл («Её дневник», «Давай разведёмся», «Параллельные прямые») – трёх историй взаимоотношений современных (и довольно молодых, чего уж там) мужчины и женщины, в каждой из которых люди любят друг друга (или влюблены – никто не гарантирует, настоящая ли это любовь или кратковременная биохимическая реакция), но почему-то не могут быть вместе, да и просто не способны справиться со своими чувствами до такой степени, что один из них обращается к психологу, психотерапевту или психиатру. В программке спектакля (так сказать, для затравочки) приведены провокационные цитаты из всенародно любимого поэта Есенина («Нужно обязательно хоть раз в жизни полюбить, иначе вы так и будете думать, что это прекрасно»), любимца фортуны, успешного предпринимателя и создателя соцсети Вконтакте Павла Дурова («Никотин и алкоголь – одни из наиболее опасных наркотиков. Любовь – тоже наркотик. Поэтому я не влюбляюсь») и неизвестного язвительного автора («Невроз любит невроз, а здоровье никого не любит»). А также даны выдержки из заключения Всемирной организации здравоохранения, в реестр которой «любовь», оказывается, была внесена в 2011 году как психическое отклонение, относящееся к пункту «Расстройство привычек и влечений неуточнённое». В конце этой остроумной справки указано, что «медикаментозно вылечить любовь нельзя». Однако авторы спектакля предлагают зрителям представить, что существует таблетка от любви. Остаётся только решить, нужно ли её принимать…

Некоторые вещи мне захотелось уточнить у автора проекта Анастасии Мартыновой.

 

Анастасия МАРТЫНОВА

 

– Как ты выбирала форму, жанр для своего спектакля? Такой кино-театральный проект с элементами хореографии – это именно твой идеал, тот театр, каким ты хотела бы заниматься в принципе и под который написала сценарий? Или же под эти конкретные истории нужны были именно такие элементы выражения, а с другими историями ты бы сделала что-то другое?

 

– Так как это мой первый опыт театральной режиссуры, у меня не было никаких заготовок, готовых путей для решения моего же сценария. Были некие образы, которые возникали в голове в процессе написания той или иной сцены. Например, я знала, что здесь герои должны сидеть на двух стульях на пустой сцене и это будет хорошо. То есть возникали сразу театральные мизансцены. В некоторых сценах возникали кинообразы. И они возникли так изначально в голове, как «киношные» и эти сцены мы снимали. Кстати, все киносцены в спектакле (их там четыре и ещё две видео-вставки – фрагменты известных кинолент) мы сняли за один день. Танцы вообще пришли намного позже. И идея пластического решения ко мне пришла в том моменте, когда некая сцена не складывалась, не дышала той атмосферой, которую хотелось получить. И мне пришла идея танца героев в конце. Когда они начали двигаться, я поняла, что это именно то, чего не хватало этой сцене, она ожила и «замерцала». Это оказалось настолько удачным решением, что мы вместе с удивительно тонко чувствующим и талантливым педагогом по пластике Екатериной Стегний оживили хореографическими вставками ещё несколько сцен спектакля.

Дух творит себе форму. Может, это звучит и пафосно, но так оно и происходило в этой работе. Экспериментировать с формой – видео, танец, свет, музыка, что-то совсем неожиданное – мне кажется, здорово и позволительно, но при условии, что эта форма точно и мгновенно передаёт то самое содержание. Наверное, мой идеальный спектакль – это «Таблетка от любви». На этом этапе.

 

Фото из новеллы «Её дневник». Актёры – Антон КОВАЛЕНКО и Милена АЖИБА

 

А если рассуждать о будущем, о театре мечты, то это что-то настолько смелое в своей искренности и настолько точное и совершенное по форме, что зритель вдыхает воздух в первую секунду постановки и выдыхает в последнюю. Это одно единое дыхание. Идеал по темпоритму, выверенные средства воздействия, элемент детского удивления и восторга и взрослое проникновение в суть явления или феномена, которое вызывает ещё больший восторг и какой-то удар в неведомую тебе самому прежде глубину.

 

– Какова роль музыки в твоём спектакле? У вас ведь задействована не просто фоновая музыка, а достаточно известные композиции знаменитых исполнителей, скажем прямо – легенд рока. В какой момент ты поняла, что именно эти песни должны быть в спектакле?

 

– Изначально я ничего не выбирала. Но когда мои актёры прочитали сценарий, они начали наперебой спорить о том, какая музыка должна звучать в том или ином моменте. Было очень много идей и дискуссий на эту тему. Хотя для каких-то сцен уже были точно выбранные мною композиции, для остальных сцен этот вопрос был пока открытым. Решение мне подсказала случайно принесённая ветром реплика с улицы, отзвук разговора «если мы будем думать о музыке, мы не двинемся с места». И мы просто начали репетировать. Музыка рождалась в процессе. Иногда я просто ставила во время сцены разные композиции, пытаясь почувствовать, что попадает в настроение и атмосферу. Иногда мы спорили с актёрами: они не всегда были со мной согласны. И некоторые сцены мы окрасили той музыкой, которая помогает актёру войти в нужное состояние.

 

Фото из новеллы «Давай разведёмся». Актёры – Иван АМАНОВ и Жасмин ВАЛЬТЕР

 

– В одном из пресс-релизов спектакль «Таблетка от любви» назван психологической мистерией. Какой смысл ты в данном случае вкладываешь в понятие мистерии? Почему это не просто спектакль, а мистерия? В чём для тебя мистериальность «Таблетки от любви»?

 

– Идея назвать «Таблетку» мистерией мне кажется вполне здравой, т.к. определить жанр её довольно непросто. Сначала мы назывались просто киноспектаклем, кино-театральным проектом. В ткани повествования зашиты и бытовой реализм, и жизненный абсурд, и психологическая драма, и элементы неких галлюцинаций, которые вплетаются в сюжет незаметно, искажая образы героев и ситуаций до неузнаваемости. Всеми этими средствами я хотела добиться полного погружения в феномен любви, влюблённости, страсти. В состояние, когда твой рассудок замутнён, реальность искажена под воздействием химических процессов в организме. Но в то же время другая грань любви – это духовный поиск, точка страдания и роста души. И проникновение в душу – это и есть то самое таинство. Хотя и скальпель психолога здесь всего лишь средство, отчасти даже нарочито карикатурное для того, чтобы окунуться в себя и понять, что же такое странное, чудесное и таинственно-преображающее происходит во мне или в другом. Или между нами.

 

– Мистерия – это по традиции религиозная драма, драма с элементами священнодействия, таинства. Насколько я понимаю, это не просто рассказанные для развлечения или поучения истории, а нечто такое, что должно изменить мир или хоть чуточку изменить зрителей. Какое изменение ты хотела бы произвести в тех, кто пришёл на спектакль? Какими они должны уйти после просмотра?

 

– Я изначально не задавалась целью вызвать изменения в зрителе. Скорее, это впечатление от жизни – от одной из её граней – это зеркало для каждого, кто переживал или испугался пережить похожий опыт. Может, тут и есть скрытое послание зрителю. Но я пока не понимаю, как оно работает. Часто мы бежим от страданий, от настоящих чувств из-за боязни отвержения и высокой значимости любимого человека. Выбираем себе тех, с кем надёжно и спокойно, пусть сильных чувств и нет. Но избегание любви может привести к духовному истощению, потери смысла жизни. Поэтому зритель должен увидеть, какова цена сильной любви, ведь она подводит тебя к самой границе жизни и смерти. Не убивая физически, любовь может привести к смерти твоё прежнее я, для того чтобы родилось новое. Этот подвиг не всем под силу. Но нужно для себя определить, что же выбираешь ты?

 

Фото из новеллы «Параллельные прямые». Актёры – Сергей КОРНЕЕВ и Виктория ВОРОНЦОВА

 

– Любовь – тема самая вечная и самая популярная в искусстве. Она может рассматриваться на самых разных уровнях – от физиологического и биохимического, от того, что называют влюблённостью, до духовной божественной любви. Ты умышленно избегала религиозных мотивов в сценарии? Что, если бы кто-то из героев вместо психолога и психотерапевта пошёл за советом, скажем, к священнику, буддийскому мудрецу или дервишу?

 

– У меня не было цели избегания религиозной темы. Эта работа, наверное, затрагивает в большей степени аспект страсти. И от такой любви хочется выпить таблетку. Что касается высшей любви, до которой герои моего произведения пока не доросли, то там совсем другая история, и к ней нужно стремиться, и она есть счастье, потому что не стремится обладать, а просто отдаёт. И это совсем другое переживание. И таблетки от такой любви мы не прописываем (улыбается).

 

– Как ты думаешь, стоит ли вообще с проблемами влюблённости ходить к психологам? Не убивается ли тем самым интимность, сакральность этого чувства, с которым, может быть, надо разбираться каждому лично?

 

– У любого человека есть потребность делиться своим внутренним миром. Мои герои приходят к психологу с проблемами – последствиями любви. Например, с паническими атаками или с мыслями о самоубийстве. Кстати. По образованию я психолог, что, как ни странно, не препятствует мне как автору спектакля смотреть на вмешательство психолога в «любовь» с долей иронии.

 

– На какой вопрос тебе как автору сценария и режиссёру было бы интересно ответить, но никто пока не догадался спросить?

 

– Наверное, это вопрос – выпила бы я сама таблетку от любви, если бы такая существовала? Мне нравится постановка этого вопроса, но как ни странно, ответ на него не столь однозначен. Сейчас мне ближе такой ответ. Любовь – великая сила и избавляться от этого просто глупо. Важно готовить себя к тому, чтобы выдержать эту любовь и жить в ней, быть открытым и не защищаться от неё. А чувствовать её – это не всегда в конечном итоге так уж и страшно.

 

Беседу вёл Евгений БОГАЧКОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *