По следам великих предшественников

Рубрика в газете: Литературное наследие – XXI век: Имена и Фигуры, № 2024 / 3, 27.01.2024, автор: Максим БУРДИН

Некогда последние классики Серебряного века, уступая творческие бразды новому поколению советских литераторов, оставили им в наследство неисчерпаемый кладезь вдохновения, завещав сохранить и передать дальше лучшие традиции и вечные темы классической русской поэзии, которая всегда отличалась обострённым чувством патриотизма и трепетной привязанностью к своим национальным корням. Всё те же неизменные заветы переняли от своих ранне- и позднесоветских предшественников многие талантливые современные авторы, среди которых необходимо отдельно отметить три новых имени: Николая Ювицы, Александра Резникова и Вячеслава Молчанова-Кихтенко.

 


 

Николай Ювица: «Мы в мыслях живём в СССР!»

 

Николай Ювица

 

Доктор экономических наук Николай Ювица посвятил сфере высшего образования основную часть жизни. Пройдя долгий трудовой путь от простого шофёра и слесаря автобазы до советника губернатора по экономическим вопросам, а также директора и академического профессора целого ряда вузов Казахстана, где он провёл долгие годы, Николай Ювица на сегодняшний день преподаёт в качестве профессора в Ульяновском государственном университете, успешно совмещая научную и творческую деятельность. Автор свыше двух десятков учебников и монографий и порядка двухсот научных статей, он в то же время, будучи уже в зрелом возрасте, уверенно освоил стихотворческую стезю, выпустив несколько авторских поэтических книг и пополнив ряды Интернационального Союза писателей. К настоящему моменту творческий багаж Николая Ювицы составляют более 800 стихотворений, которые публикуются в коллективных сборниках Москвы, Санкт-Петербурга и Краснодара, а первыми символами профессионального признания стали дипломы лауреата и номинанта престижных национальных премий и литературных конкурсов.

Отдав в одном из своих стихотворений дань памяти огненному поэту и барду Владимиру Высоцкому, автор в чём-то следует по стопам титана-«шестидесятника», твёрдо, по-мужски поднимая вечные темы любви, дружбы и, конечно, глубокого гражданского чувства, которое заставляет философски размышлять о судьбах родины.

 

Как ноют давно удалённые зубы,

Как давит груз не нынешних забот,

Как губы, что ищут ушедшие губы,

Так и прошлое вновь не придёт…

Мы бывших вождей привычно ругаем,

Дурной подавая кому-то пример…

А подвигов новых и не замечаем,

Мы в мыслях живём в СССР!

Кто в том виноват, и какая причина?!

Ответ всё никак не найдём…

Живём до сих пор на две половины:

Прошедшим и нынешним днём!

 

В этом гражданском стихотворении Николай Ювица, не говоря о том впрямую, поднимает болезненный вопрос об отсутствии внятного образа будущего у всего российского народа. «Пора бы задуматься, как сделать лучше /Тот день, где сегодня живём!» – обращается он к согражданам, давая тем самым понять, что застывший взгляд назад и ностальгическое оцепенение едва ли лучшие спутники общественного прогресса и скорее свидетельствуют об упадке, чем о готовности «реанимировать» безвозвратно минувшее. Жесткая критика современной реальности – это как раз тот знакомый след Владимира Высоцкого, который никогда не боялся называть вещи своими именами. «…Новоявленным богам земным /Давно уже никто не верит», – пишет Николай Ювица, порицая корысть и цинизм правящей верхушки нового времени, разрушившей старый советский строй, но так и не сумевшей соорудить на его месте что-то принципиально новое.

Среди прочего, автор, как некогда и сам Высоцкий, значимое место в своём творчестве также отводит военной тематике, подчёркивая нерушимую верность однажды данной присяге и крепкому боевому товариществу:

 

Кто лёгкость оценил сапог солдатских,

В казарме спал, служил родной стране,

Навеки будет верен воинскому братству –

Там друг надежный ценится вдвойне!

 

Не стремясь идеализировать ни прошлое, ни настоящее, Николай Ювица тем не менее твердо стоит на патриотических позициях, которые отстаивало не одно поколение советских поэтов.


 

Александр Резников: «Родной далёкий уголок…»

 

Александр Резников

 

Уроженец Ставрополя, уже много лет проживающий в Москве, поэт Александр Резников, вопреки засасывающему суетному ритму мегаполиса, сумел сохранить в своём творчестве пасторальные краски «есенинского» стиха, обращённого к беспредельной красоте родного края. Позиционируя себя, в первую очередь, как автора патриотической темы, искусный «живописец стиха» опирается на пейзажный лирический жанр прежде всего, как на завуалированный способ признания в любви отчизне, столь богатой природными ландшафтами. В своих стихотворениях автор не устаёт восхищаться засеянными хлебом бескрайними полями, плодородными садами, где «Яблонь белый наряд/ Ароматом пьянит», густыми хвойными лесами, в которых осенней порой «Ели кутает туман в нарядный белый сарафан», уютными провинциальными русскими городами и крохотными городишками «С прекрасным кружевом резных домов» или белизной великих снегов морозной русской зимы, с её «Ледянкой, санками, лыжами».

Классическая певучая строка сочетается в творчестве Александра Резникова со столь же традиционными, хорошо знакомыми со времён Сергея Есенина, а также последовавших за ним Николая Рубцова и других советских «поэтов деревни», светлыми и радостными образами сельской глубинки:

 

Дорога лентой серой вьётся.

В поле звонко песня льётся.

Рожь волнами, словно море.

Петух горластый на заборе.

 

Мир стихотворений автора не только яркий, масляно-красочный, но и живой, одухотворённый. Поэт общается с предметами окружающего мира личностно, приписывая им человеческие качества: «Две баржи на реке уснули», «…ель, как девчонка, стройна» или:

 

Луна полупрозрачным серебром

На крону старой яблони осела.

Подобно дикой птице за окном,

Пугливо до утра в ветвях сидела.

Расправив свои крылья на заре,

Лишь дымкой отразится в небосводе,

Бледнея ликом в утренней поре,

Растает в тёплом солнце на восходе.

 

«Птица-луна» в воображении читателя столь же обрастает личностью, как и голодный бездомный пёс, брошенный в лютую стужу «Под кустом замерзать у всех на виду». Одно из самых грустных стихотворений автора, в противовес пасторальной пейзажной лирике, напоминает о необходимости сохранять человечность по отношению к братьям нашим меньшим, которых мы приручили. Таким образом, Александр Резников вкрапляет нотки горечи в общую позитивную канву своего стихотворного творчества, побуждая читателя к сочувствию и состраданию. Точно так же, например, среди лучащейся картины первозданной дикой природы грозным предупреждением вдруг может вспыхнуть напоминание о войне, которая не только грозит уничтожением человечеству, но и разрушает гармонию всего живого мира. Или тоска по оставленному родному уголку, где осталась память о детских годах и покинутых старых родителях.

 

Родной далёкий уголок,

В чужом краю я одинок,

И только в мыслях иногда

Я возвращаюсь вновь сюда…

 

Восторженное описание природных красот в сочетании с лиричными воспоминаниями беззаботного детства, теплота чувств, изливаемых на малую и большую родину, отдельные горькие нотки печали в сладостном коктейле радужных живописных образов, а главное, неподдельная искренность эмоций, отражаемых в каждой строчке, оставляют после себя приятное чувство умиротворения и единения человека с миром, в котором так много неизменного, вечного смысла.


 

Вячеслав Молчанов-Кихтенко: «Я русский, и России я служу»

 

Вячеслав Молчанов-Кихтенко

 

Появившись на свет в 1946 году – спустя год после Великой Победы – волгоградский поэт Вячеслав Молчанов-Кихтенко, как и большинство авторов первого послевоенного поколения, стремится через творчество передать своим младшим современникам и потомкам глубоко укоренившееся чувство патриотизма и традиционные ценности, на которых воспитывались наши деды и прадеды. Национальные корни, православие, народность, близость к родной земле и, конечно, эхо страшных военных лет, звучащее сквозь многие десятилетия, – вот то смысловое ядро, которое заложено в основу его звучных стихотворений, впитавших в себя благотворное влияние «есенинско-рубцовского» поэтического наследия. «Я русский, и России я служу», – прописывает автор ключевую строку, словно краткий манифест своего жизненного пути. Недаром творческие заслуги Вячеслава Молчанова-Кихтенко за последние три года не раз были отмечены званием победителя межрегиональных литературных фестивалей и конкурсов «Дни казачьей литературы имени писателя-казака Евгения Кулькина», «Солдаты мая» и «Мой Пушкин».

Классики отечественной деревенской поэзии Есенин и Рубцов в первую очередь выражали свой патриотизм не в преданности государственному строю или идеологии, а в любви к родной сельской природе, радующей глаз, волнующей сердце и будоражащей поэтическое воображение. Столь же сильное впечатление от внешнего мира запечатлевает в своих строчках и Вячеслав Молчанов-Кихтенко, стараясь подбирать нестандартные пейзажные образы:

 

Сплошная синь, как будто кто

На небо вылил сини море,

И стаи облаков-китов

Ныряют в синие просторы.

 

Среди прочего, и Есенин, и Рубцов создавали собственную песню о хлебе – их стопами следует и наш автор. Однако, если у Есенина мы видим надрыв и депрессивную мрачность, вызванную голодом периода Гражданской войны, а у Рубцова – скорее послание-наставление, то у Вячеслава Молчанова-Кихтенко русский хлеб – это светлая радость в чистом виде. Воздаяние и сердечная благодарность кормилице-земле:

 

Нависли над землёй дожди,

Спасибо небу,

И колосятся в поле ржи

Буханки хлеба.

 

С парным, душистым молоком

Хлеб уплетаю,

Я с пищей разных стран знаком –

Вкусней не знаю.

 

Впрочем, следовать традициям знаменитых русских поэтов – это ещё вовсе не значит во всём им подражать. И в этом смысле весьма выигрышно в творчестве автора проступает мягкая самоирония, порождённая не такой уж частой для поэтов способностью относиться к своему творчеству легко, со здоровой долей юмора.

 

Весна, стихи, как рыба, – косяком,

Лишь успевай выпутывать из сети,

Зачислен я поэтом-рыбаком

На стихотворном сейнере-корвете.

 

Поэзия Вячеслава Молчанова-Кихтенко предельно прозрачна и проста. В ней нет места сложным конструктам и метафорическим лабиринтам, он прямо и без лишней претенциозности говорит о вещах знакомых, близких и понятных. Преображая прозу жизни в поэтические строки, автор восполняет повседневность тем зарядом эмоциональности, которая заряжает читателя энергией и заставляет его на миг прекратить деловую суету, чтобы свежим взглядом, будто заново, окинуть окружающий мир.

 

Максим БУРДИН,

издатель, писатель, публицист,

общественный деятель

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.