Созидательный прорыв

Рубрика в газете: Мы – один мир, № 2024 / 5, 10.02.2024, автор: Александр БАЛТИН

 

Дмитрий Гулиа был основоположником абхазской письменной литературы. В школьных учебниках советских времён сияло ярко стихотворение Гулиа «Олень»: чудесный олень, символ и конкретное животное, словно рогами прорастающий в звёздные миры… слова:

 

Стоял он, красивый и гордый,

На круче у горной реки.

Рога, как трёхлетние сосны,

А ноги, как лозы тонки.

Такой не падёт на колени…

Со всех окружённых сторон,

Стоял изваяньем оленя

С глазами горящими он.

Над кручей туманы клубятся,

А пропасть лежит, как в дыму.

Он сделал, что мог и ему

Теперь погибать или сдаться…

Казалось, он должен смириться:

Охотник живым заберёт.

Но, ринувшись в пропасть, вперёд,

Он стал на мгновение птицей…

                                                       [Перевод М. Соболя]

 

Улетающая птица, для которой открыто небо: так, Гулиа открывал сначала для себя новые словесные пласты, чтобы стали они всеобщими – для его народа…

Из крестьянской бедноты – плазму той, изнаночной действительности постиг детством, и желание взлететь словом, стать обновляющей действительность птицей ярко зажигалось уже тогда, в селе, где после принятия его семьёй православия был наречён Дмитрием…

Дмитрий Гулиа, как и большинство гумских абхазов, был выселен в Турцию: бесприютность, скитальчество, бедность… Однако удалось вернуться.

Два класса гимназии, и учительская семинария в Гори: достаточно оказалось для учительства, дававшего новый опыт.

Сердце Гулиа горело. Оно горело, требуя слов: играющих и пенных, правдивых и мастерских.

Вот он вместе с Константином Мачавариани составляет абхазскую азбуку. На основе кириллицы, которая была ранее и не вполне соответствовала фонемному составу абхазского языка. Гулиа зажигает новые языковые возможности. Он преподаёт язык – одновременно редактируя первую газету «Абхазия».

Он пишет. Лирика его жизнерадостно трепещет флажками и вымпелами дружбы. Он верит в святость этого чувства, и его лирика переливается любовью и световыми тонами стойкости и преданности дружбе народов, едва ли ныне представимой…

Он пишет первую абхазскую новеллу – «Под чужим небом». И первый абхазский роман («Камачич») – литература должна быть разножанровой – создаётся им же. В нём ярко показана жизнь соплеменников, задавленная царизмом…

Вера в советское будущее была для Гулиа естественной. Он глобален и бесконечен – для абхазов, для их культуры, языка. Совершая свой созидательный прорыв, он пишет труды по истории и теории языка, этнографии, много переводит, в том числе русских классиков, пишет специальные работы, вроде «Болезни домашних птиц»…

Он горел – и от его метафизического огня зажигались другие, и соотечественникам от него стало гораздо светлее.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.