Светлый гений маршала Василевского

Что нам взять у советской эпохи для грядущей победы и на какие старые грабли лучше не наступать?

№ 2024 / 10, 15.03.2024, автор: Виктор МАРЬЯСИН (г. Хабаровск)

79-й годовщине битвы за Кенигсберг посвящается

 

10 апреля 1945 года войска 3-го Белорусского фронта полностью овладели зловещими руинами Кенигсберга – многовекового оплота тевтонского натиска на Восток. Город-крепость с могучими фортами и бастионами, в чью неприступность уверовал Адольф Гитлер, сдалась на пятый день безупречно подготовленного тотального штурма. У этого чуда есть здравое объяснение. Согласно преданиям, сокрушить изощрённое вместилище мрака по плечу богатырской ярости, доблести, смекалке, великодушию. Не обойтись также без основательности, справедливости и прозорливой мудрости на благородном челе. И чтобы всё это без изъятия воплотилось в каких-то реальных людях.


 

Русский разум против «арийского» интеллекта

 

К счастью, такие целостные натуры в нашем народе не редкость. Но неизвестно, как бы всё повернулось, если бы в 1895 году в многодетной сельской семье церковного регента не родился Александр Михайлович Василевский, не пошёл добровольно на первую войну с немцами, не достиг вершин воинского искусства и ещё раз не пригодился Отечеству, когда очередной европейский Рейх под предлогом искоренения большевизма возжелал прикончить Россию, занять её исконное место.

 

Комдив Василевский накануне войны

 

Спустя полвека ситуация повторилась. По итогам упразднения СССР его тайными и явными учредителями бывшие советские люди оказались лицом к лицу с религиозными и идеологическими потоками, чьи распространители преследовали, как правило, ту же самую оккупационную цель. Только мирными, на первый взгляд, методами. Тем не менее, за минувшие годы у большей части российского общества благодаря инстинктивному природному здравомыслию выработался информационный иммунитет, началось формирование русских народных ценностей, их наполнение новыми позитивными интересами, чего, к величайшему сожалению, нельзя сказать о наших ближайших родственниках в степях Украины.

Они оказались в плену западных доброхотов, их беспощадных местечковых наёмников, а сама Окраина превратилась в главный антироссийский плацдарм со всеми угрожающими последствиями. В этих экстремальных условиях нам ничего не остаётся, как освободить от чужеродного ига русские земли, миллионы своих сородичей, пригвоздить к позорному столбу своих доморощенных русофобов. К этому взывают героические славные предки, такие как дальновидный несгибаемый Василевский, и другие настоящие воины – от рядового до генерала, которые в 1941-м покончили с хаосом отступления, собрали в кулак расстроенное управление, дали полновесный отпор врагу. Мы не забыли их подвиг и ту огромную цену, которую они заплатили за усмирение чёрной свастики взбесившейся бездны. После изгнания захватчиков им предстояло не менее суровое испытание – сломать хребет высокотехнологичному кровожадному хищнику в его собственном логове. Давайте вспомним как это было.

…В феврале 1945-го внешне невозмутимый благожелательный человек в маршальском звании становится во главе 3-го Белорусского фронта после внезапной гибели Ивана Даниловича Черняховского, приходившемуся ему лучшим учеником и верным сподвижником. 37-летнего генерала армии Черняховского не стало в момент расцвета его военного дарования, и полноценно заменить погибшего без сопутствующих издержек было некем, кроме самого Василевского. Новый командующий, как, пожалуй, никто другой из советских военачальников, и в Генштабе, и в действующих войсках, и на завершающем этапе в Восточной Пруссии, по всем полководческим ипостасям переиграл милитаристскую верхушку Германии, несмотря на ошибки и заблуждения руководства СССР при подготовке к войне и в её начале. Ясный природный ум расшифровал и сломал комбинации мрачного немецкого гения, его нечеловеческого искусственного интеллекта. Свою психологическую победу над Кейтелем, Паулюсом, Манштейном, другими знаковыми фигурами военной прусской аристократии бывший семинарист и офицер царской армии стяжал под красным, как правда, знаменем – рука об руку с боевыми соратниками и своим вооружённым народом. По другую сторону оказались бывшие русские, ставшие пруссаками после утраты своей родной идентичности и родовой элиты. В новом обличии они явили себя заклятыми врагами России второй раз подряд за первую половину XX века. Вопрос встал ребром: либо они, либо мы.

К штурму балтийской твердыни 3-й Белорусский готовился по-суворовски: с изматывающими учениями на специально выстроенных макетах фортов, слаживанием до автоматизма всех родов войск, максимальным усилением сапёрно-штурмовых батальонов огневыми средствами, небывалым сосредоточением авиации и артиллерии циклопического калибра. Заблаговременно, с весны 1943-го по инициативе Василевского на всех фронтах началось формирование штурмовых инженерно-сапёрных бригад. В 1945-м они словно стальной клинок в сердце входили в немецкие города-крепости. Не забывали и про духовной настрой. Политруки призывали биться за Родину, а специально доставленные священники молились христианскому богу. Перед такой оснащённой и воодушевлённой ратью не дано устоять никому. После падения Кенигсберга и всего третьего Рейха пройдёт несколько месяцев, и маршал Василевский с вверенной ему группировкой из трёх фронтов за две недели уничтожит как единую боеспособную силу Квантунскую армию «солнцеликой» дальневосточной империи, не оставив ей ни одного шанса. В Кенигсбергской баталии при примерно равной численности сторон ошеломительный триумф был оплачен гораздо меньшими человеческими потерями, нежели в рядах побеждённых. В скоротечной схватке с Японией сравнительная картина погибших и раненых была ещё более показательной. Да, с подавляющим превосходством над немцами и затем над японцами в танках, авиации, артиллерии, однако при штурме мощнейших укрепрайонов такая разница компенсируется в пользу обороняющихся. Исход каждой компании в конечном счёте зависит от морально-боевой слаженности войск, и, что не менее важно, от управленческого таланта их полководцев.

 

Кенигсберг после взятия Красной армией. 1945 год

 

Если бы также виртуозно били захватчиков по всем направлениям! Вплоть до капитуляции упорно обороняющиеся немцы наносили нам тяжёлый урон. И не только они. На Одере и под Берлином, по свидетельству генералов Чуйкова и Катукова, советские лётчики неоднократно сбрасывали бомбы на советские части, опасаясь за линией фронта огня немецких зениток. При этом гибли сотни, если не тысячи наших солдат, уничтожалась масса боевой техники. Этим фронтом командовал маршал Жуков. Кстати, под Кенигсбергом при Василевском на такого рода «подарки» командующие армиями не жаловалась. Авиация там прекрасно работала не по своим, а чужим. В целом мы до сих пор не оправились от колоссальных жертв Великой Отечественной, доведённых до крайности тем, что нашего мирного населения полегло вдвое больше самих военных. Это результат планомерного нацистского геноцида и ожесточённых боёв на оккупированных гитлеровцами землях. Следует понимать, что обе стороны в горячке сражений не очень-то разбирали, где мирные, где военные, сметая всё на своём пути и используя при отступлении тактику выжженной земли. Таковы законы тотальной войны на уничтожение, которая прошлась катком туда и обратно по центральной России, Белоруссии, Малороссии. Чтобы этого больше не допустить впредь, была начата превентивная военная операция на территории так называемой Украины.

 

 

Качество против количества

 

Битвы XX века наглядно продемонстрировали: системное качество бьёт калейдоскопическое количество, пока оно не исчезнет или не структурируется. В 1929-м китайская Мукденская армия на порядок превосходила Особую Дальневосточную армию Блюхера и тем не менее была ею дезорганизована за полтора месяца. В июне 1941-го по танкам и самолётам советское превосходство над немцами не меньше, чем в 1945-м, у нас в полтора раза больше орудий и миномётов, и тем не менее нападение вермахта едва не привело РККА к краху. Осенью 1941-го уже немецкая армия обошла советскую по основным показателям. Начальником Генштаба вместо не расположенного к штабным премудростям Жукова вновь назначается немолодой проверенный маршал Шапошников, хотя тот уже серьёзно недомогал. После 15 октября его с частью сотрудников командируют на запасной узел связи Ставки Верховного главнокомандования около Арзамаса и руководителем опергруппы Генштаба по обороне столицы привлекается Василевский, тогда ещё в звании генерал-майора. Перед Великой Отечественной он зарекомендовал себя отменным профессионалом и душой воинских коллективов, чуждым разносам и репрессивным методам.

Представитель «шапошниковской» школы, как уважительно обращался в присутствии посторонних к Александру Михайловичу Иосиф Сталин, непосредственно занимался разработкой и доведением до логического итога контрнаступления под Москвой с участием трёх фронтов – Калининского, Западного, Юго-Западного. Жуков в это время командовал Западным фронтом, держал его крепко, но руководителем обороны и контрудара по всему центральному направлению, как это показывают в кинофильмах, по определению не был. После Московской битвы, взяв на себя фактическое руководство Генштабом вместо больного Шапошникова, Василевский большую часть времени работает на фронтах, где по поручению Ставки координирует им же запланированные сражения и без снисхождения отвечает за результат. В боевых условиях, как и в Генштабе, он создаёт доверительную рабочую атмосферу с командующими и членами военных советов, заряжает их своей целеустремлённостью, компетентностью, здравомыслием и, как сейчас принято говорить, достигает синэргетического эффекта. Обладая огромными полномочиями, учитывает мнения всех членов военных советов и стремится к согласованным решениям, как сельский староста на уборочной в крестьянской артели, где диктатура и самодурство не приживались и не приветствовались. Не случайно, ему везде сопутствовал успех.

Яркий антипод Василевского – Лев Мехлис. Он тоже являлся представителем Ставки, правда, не долго – до конца 1942-го. Мехлис из тех старых большевиков, которые распутыванию живых гордиевых узлов предпочитали беспощадную классовую борьбу. С присущим ему догматическим еврейским максимализмом Лев Захарович занимался поисками врагов, вместо правильной постановки задач мобилизовывал подчинённых расстрелами, провалил Керченскую операцию и от греха подальше был понижен на две ступени. Не всегда оправданными жестокими методами, пусть и не до такой крайности как у Мехлиса, запомнился многим фронтовикам прославленный полководец Жуков. Один мой знакомый воевавший сапёр 1924 года рождения рассказывал, что меньше всего желал попасть под жуковское командование и очень хорошо отзывался о Рокоссовском за бережное отеческое отношение к солдатским жизням. Будучи по характеру амбициозным брутальным лидером, с горячей русско-еврейской кровью, Георгий Константинович безапелляционно навязывал свою волю, стремился к непререкаемому доминированию, грешил провалами из-за прямолинейного схематического мышления, предпочитал убеждению не подкреплённое аргументами принуждение, выключающее низовую инициативу и ведущее к лишним потерям. По психотипу также являлся противоположностью Василевскому, хотя и был его личным другом с начала 30-х годов. Во время войны они дополняли друг друга, как ум и воля, расчёт и таран, хотя назвать Василевского безвольным не повернётся язык.

Любая война неотделима от идеологии. Не секрет, что немецкие рабочие и лавочники в своей подавляющей массе поддержали НСДАП, и пролетарский интернационализм в июне 1941-го приказал долго жить. В новой реальности РККА идеологически перестраивается на ходу и 26 июня 1942-го во время очередного немецкого натиска отличающийся крестьянским расчётливым здравомыслием Василевский возглавляет Генштаб. Время рубак прошло. Один из сотрудников Генерального штаба по фамилии Исаев официально обратился к Сталину с требованием не назначать Александра Михайловича на столь высокую должность. Одновременно Баграмян предлагает на этот ключевой пост бывшего наркома Тимошенко. Но Главковерх остался при своём мнении и не прогадал. Что любопытно: один нынешних военных историков тоже с фамилией Исаев в своём выложенном в интернете ролике о взятии Кенигсберга умудрился ни разу не упомянуть фамилии командующего фронтом, и при этом заявить, что численность немецкого гарнизона и его потерь якобы преувеличена. Любые попытки принизить роль Василевского обречены на провал. Её величество Историю на мякине не проведёшь. Под его чутким началом вспомогательная прежде структура становится мозгом армии и генератором стратегии государства вплоть до выстраданной Победы. Заоблачный взлёт военной карьеры этого русского с ног до головы самородка – сам по себе большая загадка. Чем руководствовались при этом Политбюро и НКВД? Об этом следующая глава.

 

 

Вопреки и благодаря вождю

 

На исходе 1942-го события закручиваются так, что именно Василевскому приходится поручиться за исход уже подготовленного контрнаступления на Волге, когда один из неробких боевых генералов отправляет паническое письмо Сталину о якобы неизбежном провале намеченной операции. Такое же судьбоносное поручительство, хотя и при других обстоятельствах, начальник Генштаба даёт вождю в канун Курской битвы. Командующий Воронежским фронтом Ватутин, у которого Василевский был ранее подчинённым в Генштабе, потребует превентивно ударить по изготовившимся к броску немцам, и Сталин едва не склонится на его сторону. Василевский, который, по выражению Сталина, лично не обижал даже мухи, тем не менее отстоит утверждённый ранее план – обескровить врага в глубоко эшелонированной обороне и только затем двигаться дальше. Он, безусловно, понимал, чем рискует в случае прорыва наших порядков ударным клином с новейшими Тиграми, Пантерами, Фердинандами на острие. Но на кону стояло неизмеримо большее, чем его жизнь. Спровоцированная эмоциональным накалом ошибка, благодаря крепости духа Александра Михайловича, не случилась и в этот раз. Германия проиграла второе генеральное сражение в 1943 году и получивший две сквозные пробоины вермахт будет безостановочно пятиться до Берлина. После Курской дуги Генштаб разработает десять «сталинских ударов» на добивание германской военной машины, теперь уже без выжидания в обороне. Приобретённые в сражениях мастерство, интуиция и растущий поток боевой техники дали возможность перехватить стратегическую инициативу на всех уровнях беспрецедентной по накалу борьбы.

 

Александр Василевский – начальник Генерального штаба в 1943 году

 

В 1943-м Сталин вручает Василевскому маршальскую звезду, хотя тот неизменно отказывался от назначений на каждый очередной пост и в юности мечтал о профессии агронома. Несостоявшийся земледелец в глазах вождя становится непререкаемым военным авторитетом. У этого феномена своя предыстория. Стоит отмотать ленту событий и убедиться, что одной из причин фронтовых трагических неудач явилось неприятие на уровне высшего партийного руководства стратегических подходов маршала Шапошникова (бывшего полковника русской армии) и его сторонника Василевского (бывшего штабс-капитана) в промежутке от 1939 до 1942 года. Оба поддержали революцию в надежде на положительные преобразования в родной стране, геройски воевали в Гражданскую и в Первую мировую. Накопив солидный багаж военного опыта и теоретических знаний, пришли к выводу, что свой главный удар по СССР Германия нанесёт на западном и северном направлениях. Их аргументация товарищу Сталину и другим членам Политбюро показалась неубедительной. Партийные лидеры в рамках марксистской доктрины о политической надстройке и экономическом базисе полагали, что немцы будут захватывать в первую очередь промышленные и сырьевые ресурсы, которых больше всего на Украине и на Кавказе. В итоге большую часть своих войск СССР разместил на юго-западном направлении. И катастрофически просчитался.

Это далеко не единственная ошибка, за которую пришлось слишком дорого заплатить. Сразу после занятия запада Украины и Белоруссии в 1939-м Шапошников докладывает, что оборонительную линию по старой границе следует обязательно сохранить как резервную. Реакция Сталина: старая линия продемонстрирует неуверенность СССР в своих силах. Он приказывает её до основания срыть, а на возведение новой до нападения немцев времени не хватило. В 1941-м из-за этой самонадеянности погибнут сотни тысяч, если не миллионы людей. В 1939-м Василевский предлагает для предстоящей войны с Финляндией перебросить со всех округов достаточное количество войск для её быстрого гарантированного разгрома. Сталин не соглашается: он уверен в лёгкой победе и приказывает атаковать небольшими ресурсами приграничных северных округов. Как следствие – провал осеннего наступления на линию Маннергейма с обескураживающими потерями. Политбюро приходится реанимировать план Василевского, чтобы заставить финнов признать поражение и принять условия СССР.

Перед лицом надвигающейся войны с Германией, Василевский разрабатывает концепцию превентивного удара по её вооруженным силам на этапе их стратегического развёртывания. Сталин не соглашается и разрешает ударить по вермахту только после того, как тот напал первым. А это совершенно разные вещи. Более того, советские войска не были заблаговременно развёрнуты в пограничных укрепрайонах, и немцы достигли ошеломляющего успеха. Нельзя исключать, что Сталин умышленно играл в поддавки с Германией, демонстрируя скученную авиацию, разукомплектованные танки и прочее разгильдяйство, дабы она соблазнилась напасть. Англосаксы тогда давали понять: кто первым ударит, того и будут считать агрессором. Поскольку СССР являлся англо-американским проектом по модернизации патриархальной России и за её счёт третьего мира, советское руководство не могло проигнорировать данный посыл. Зато приобрело союзников и жизненно важный ленд-лиз. Попытка Сталина избавиться после войны от этой зависимости окончилась для него плачевно, после чего между Москвой и Лондоном началось очередное сближение.

Если подытожить, то большевистская партия с одной стороны подчинила всю советскую экономику потребностям армии и очень многое ей дала, а с другой, своей догматической репрессивной политикой генерировала ошибки и поражения. Со второй половины 1942-го партия была вынуждена передать оперативное управление войсками доказавшим свою эффективность профессионалам. Некоторых для этого пришлось в срочном порядке освобождать из тюрем и реабилитировать задолго до знаменитой хрущёвской оттепели.

 

 

Возвращение Коловрата

 

Если в июне 1941-го Россия пропустила страшный удар, то 24 февраля 2022 года мы ударили первыми, как учил Василевский – на стадии развёртывания врага. Тем самым наша армия уберегла миллионы русских людей от войны с захватчиком на собственной территории. Да, наступали скромными силами, без достаточной подготовки и экипировки, но и этого хватило, чтобы вернуть большой кусок Новороссии. Несмотря на бардак и показуху во многих частях, что дезориентировало разведку противника, общий успех на первом этапе обеспечили бригады с неизменно высокой мотивацией и готовностью. В случае нашей масштабной мобилизации до объявления СВО, НАТО успела бы отмобилизовать Украину и прорыв на украинскую территорию мог не состояться совсем. При нарастающем в дальнейшем давлении на наши западные границы.

Мысленно перенесёмся в весну 1942 года, когда отброшенные от Москвы гитлеровцы готовились к реваншу на юге. Позиция Василевского в этот период: из-за отсутствия перевеса и должной обученности войск нельзя пока атаковать первыми, действовать следует только от обороны. Тем не менее, Ставка даёт Юго-Западному фронту добро на взятие Харькова, как результат – его тяжелейшее поражение с отходом войск до самого Сталинграда. Ещё раз убедившись, что расчёты Василевского безошибочны, Сталин впредь не рискует противоречить ему по ключевым оборонным вопросам вплоть до последних залпов в немецком Берлине и манчжурском Харбине. Обстоятельства непреодолимой силы заставили Кремль приспособить к ним идеологическую и кадровую политику, одновременно советское государство поворачивается лицом к лучшим традициям русской дореволюционной армии, которые при всех недостатках у неё не отнять. Подтверждением тому – колоссальные размеры самой России. Очевидно, что Красная армия в Великую Отечественную выстояла благодаря русскому духу, и большевики ему не препятствовали, дабы не потерять страну. Совершенно блестяще проявили себя такие военачальники дореволюционной армейской закваски, как К.Н.Галицкий, А.В. Горбатов, П.А.Белов , Ф.И.Толбухин, не проигравшие ни одного сражения. Их соединения если и отступали, то только перед угрозой окружения с неподконтрольных им флангов. А кавалерийский комкор Павел Белов даже в глубоком тылу врага виртуозно громил его своим корпусом, сковывал огромные силы и тем самым сорвал, казалось бы, неминуемое взятие Гудерианом Москвы. В мае 1944-го 4-й Украинский фронт под командованием Фёдора Ивановича Толбухина с участием Василевского, как представителя Ставки, тоже за четыре дня берет приступом Севастополь с 200-тысячным вражеским гарнизоном. Если бы также воевали все советские генералы!

Любое государство ведёт войну, пока общество выдерживает её тяготы и соглашается с её целями. Нынешняя Российская армия тоже становится русофильской не по приказу, а по логике обстоятельств – иначе не победить и не выжить. В одном строю на СВО самоотверженно воюют башкиры, чеченцы, татары, якуты, тувинцы, буряты, и вместе с тем они понимают, кто их ведёт и объединяет перед лицом общей опасности. Это самоотверженные фартовые воины русской закваски, которые вопреки всем шаблонам громят откормленных заграницей бандеровцев, и которых сама жизнь ставит во главе взводов, рот, батальонов, полков, бригад и крупных соединений. Чем дальше – тем чаще. Мордвичёв и Теплинский у всех на устах, хотя ещё недавно они были в опале. Как в Великую Отечественную, когда Василевский и Антонов возглавили Генштаб вместо Жукова и Ватутина не за красивые глазки, а за выдающийся ум и единственно правильные решения. Аналогичный отбор естественным образом происходит в каждом подразделении, решающем реальные боевые задач.

 

Генерал Мордвичёв: бьёт супостата, как учил Василевский

 

Символично, что недавно на СВО первые американские Абрамсы уничтожили подчиненные командира с позывным Коловрат. На рукаве этого парня изображение вращающегося алого колеса. Получается, что ведическая русская правда выжигает коловратом заокеанскую кривду. Недавно в войска поступили современные квадрокоптеры «Перун-Ф» с энергоёмкой символикой. И это только первые ласточки. Очень надеюсь, что именно Перун с Коловратом поднимут нашу армию на непобедимую высоту. По-другому вернуть себе глобальную инициативу на фронте и на международной арене вряд ли получится. У представителей всех конфессий, партий, учений должно быть право защищать русский мир и Россию, не отказываясь от убеждений и делом показывая, чего они действительно стоят. Выжить в этом цивилизационном конфликте можно только по собственным правилам и понятиям, созвучным правде и совести. Они записаны в нашем генетическом коде Хорсом-Христом, Перуном-победителем, Родиной-Ладой и высшим Разумом-Родом. Надо их только хорошенечко вспомнить. С ними вместе наведем гармоничный порядок сначала у себя дома, а затем и по всей земной ойкумене. Без конфессионально-этнических войн и без подавления в человеке высшей разумной сущности, заложенной в нём от рождения.

 

 

 

Мир после войны

 

Будучи результатом острых противоречий, любая война до конца их не устраняет. Она всего лишь меняет соотношение сил в сторону победителя. До следующего конфликта. Можно бесконечно воевать с Западом до последнего европейца и русского, если не разобраться в первопричинах. В свете всё новых и новых фактов имеются все основания полагать, что нынешняя Европа ещё четыре века назад являлась частью евразийской конфедеративной Руси. Русские корни можно найти в именах и топонимике итальянцев, греков, немцев, французов, турков, татар, арабов, евреев, армян. Не говоря уже о поляках и сербах. Один из замалчиваемых фактов: до 1918-го в немецкой Лотарингии существовало Русское княжество, в котором правили Ройсы (русские). Не удивительно, что польских, шведских, немецких, тюркских аристократов периодически пригашали на московский престол, и кому только не давали высокие дворянские должности. Тогда эти иноземцы ещё считались своими. Со временем периферийные русские земли обособились, стали отдельными государствами под воздействием новых религий и центробежных политических сил. Этот процесс оседлали враждебные глобальные силы с расчётом довести его до финала, то есть упразднения России как культурно-политический центра мирового масштаба.

К сожалению, в их долгосрочной стратегии поучаствовали и основатели РСДРП (б). Большевизм, как радикальная часть марксизма кулуарно курировался Фининтерном и европейскими монархическими дворами. При определённых инструментальных отличиях, у марксистов, капиталистов, банкиров, Виндзоров, Габсбургов и иже с ними – единый по своей ценностной фабуле цивилизационный формат. Не случайно в 1913-м накануне первой мировой бойни Иосиф Сталин публикует свою статью «Марксизм и национальный вопрос», где выступает за независимость Украины, которой ещё не было и в помине. Так же, как и самих украинцев, за исключением ангажированных интеллигентов. Тем самым Сталин-Джугашвили солидаризировался с австро-венгерским правительством, принуждавшим галицийских русских и карпатских русинов переходить в украинство. Любопытно и то, что эта стратегическая статья была написана им в австрийской столице. А спустя год уже Ленин в работе «О праве наций на самоопределение» повторяет лозунг о независимости Украины от «угнетающей» её России. И когда говорливый историк Спицын в пику российскому Президенту заявляет, что большевики якобы не виноваты в украинском сепаратизме, он вводит нас в заблуждение, поскольку не знать таких азов как историк просто не может.

К сожалению, освобождение в 1944-м всей Украины и в 1945-м Германии не гарантировало их лояльность России на отдалённую перспективу. Советизация этих бывших русских земель и родов без концептуального возвращения к общерусскому знаменателю лишь на полвека отсрочила накачку украинцев и немцев агрессивными устремлениями. Что никоим образом не умаляет великий подвиг советских русских солдат. Бесценный опыт маршалов Василевского, Рокоссовского, Жукова, Баграмяна, других полководцев, их успехов и неудач, сам по себе чрезвычайно важен. Прошлый и нынешний опыт показывает, что национальные кадры отлично работают и воюют, находясь под надёжной русской опекой. В «самостоятельном плавании» они обычно сколачивают кланы, садятся русским на шею и в целом приносят больше вреда, чем пользы. Как при провальном штурме Угледара или при недавнем построении награждаемых с прилётом по ним украинской ракеты. В первом случае виновника сняли, во втором пока тишина. Сколько бы ни стоил военный разгром противника – это менее половины от всего объёма работы против враждебной коалиции государств. Остальное ложится на философов, историков, этнологов, идеологов, публицистов, писателей, технократов и следующих за ними политиков.

 

Василевский и Жуков незадолго до выстраданной Победы

 

Василевский всячески сторонился политических игр, в отличие от властолюбивого Жукова, явно метившего в диктаторы. В каких-то случаях аполитичность хороша, а в каких-то не очень. Скажем, Александр Михайлович с нескрываемой симпатией относился к председателю Госплана Николаю Вознесенскому – яркому представителю новой русской волны, подчёркивая его огромный вклад в успешное управление экономикой военного времени. Однако не защитил его от расправы в 1949 году со стороны Маленкова, Берии, Кагановича, Микояна и самого Сталина, хотя занимал пост министра Вооруженных сил. Санкционировав Ленинградское дело, Сталин показал, что его русофильство в годы войны было не стратегическим, а тактическим. Как и до войны, РСФСР продолжала получать на одного человека бюджетных средств гораздо меньше всех остальных республик, хотя по подушевому производству являлось лидером. Вознесенский добивался реального экономического равноправия между республиками. И оно не развалило бы Советский Союз, как утверждает всё тот же Спицын, а наоборот укрепило ростом благосостояния и рождаемости в РСФСР, делая её притягательной для остальных. Заодно заработали бы нормальные рыночные механизмы без государственных магазинов, кафе, парикмахерских, лёгкой промышленности, колхозов-совхозов и присущего им дефицита. Как заработали после Мао в Китае. Стоит отметить, что новый НЭП с участием частный инициативы в промышленности позволил в 1945–1947 восстановить разрушенные районы, но уже к началу 50-х был свёрнут и нивелирован до мелких артелей. Поставленная в позу неизменного донора, самая большая республика создавала иллюзию превосходства у национальных окраин, поощряла их иждивенческие и сепаратистские настроения. Со своей стороны отвечала им нарастающим отчуждением и нежеланием нести возложенное на неё глобалистами бремя до построения призрачного коммунизма. Чем это закончилось, знают все.

Репрессировав русское ядро партии, Сталин остался один на один с англо-сионской партийной номенклатурой, и она его скушала. Вслед за ним покинул высший военный пост и сам Василевский. Отмечая после смерти вождя допущенные им ошибки, он отказался по требованию Хрущёва выставлять его необразованным самодуром. Суровый вождь был не глупее своего темпераментного обличителя. Хотя и о фронтовой деятельности Хрущева Василевский отзывался весьма положительно, старался в каждом находить что-то хорошее, позитивное и на этой основе выстраивать деловые плодотворные отношения. До конца своих дней маршал оставался глубоко порядочным человеком, не был замечен в трофейных скандалах, жил без барских излишеств, неизменно помогал своей первой жене и рождённым с нею детям, оставался убеждённым коммунистом и в то же время поддерживал связь с православной церковью.

Масштаб личности Василевского поистине колоссальный, заслуживающий художественного осмысления и раскрытия. Министерство культуры могло бы профинансировать снятие о нём полноценного мощного кинофильма, скажем, через призму отношений с Жуковым, Сталиным, Хрущёвым, Берией, Вознесенским, Молотовым, другими ключевыми фигурами СССР и заочно с генералами нацистской Германии. Никого при этом не обеляя и не демонизируя. Даже заклятых нацистских врагов. Если снимать такое кино без развесистой клюквы и вульгарных сенсаций, через ценностную русскую оптику, то оно своим психологизмом и драматизмом затмит «Семнадцать мгновений весны».

И последнее душевное пожелание: не пора ли у нас в Хабаровске самую красивую улицу в новом микрорайоне назвать в честь маршала Василевского, а самого Александра Михайловича внести в список почётных граждан? Этой высокой чести наш восхитительный город, вне всякого сомнения, заслужил. Отсюда в ранге главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке великий маршал руководил демилитаризацией и денацификацией тогдашней Японии. Тот самый случай, по чьим технологиям и лекалам очень хотелось бы завершить нашу спецоперацию с Украиной. 

 

Один комментарий на «“Светлый гений маршала Василевского”»

  1. Согласен с Виктором Марьясиным, если бы наши генералы хорошо изучили опыт Александра Михайловича Василевского, то не наступили бы на грабли 1941 года. Не нарушили бы заповедь Императора Николая Первого “Не опускать Рассийский флаг там, где он был поднят” и не оставили бы Херсрн – важный плацдарм на правом берегу Днепра, очень нужный для движения на Одессу и Приднестровье. Правильно, что начали СВО первами. Это дало первый успех. Но ошиблись при подготовке, понадеявшись на превосходство маленькой армии в технике. Отсюда неудачи под Харьковом и обстрелы по сей день наших территорий. Как начальник Генерального штаба, Василевский прежде всего создал бы армию, превосходящую по численности и оснащению семисоттысячного противника, способную охватить большую территорию. Первой задачей поставил бы цель отделить левобережную Украину по левому берегу Днепра и перекрыть снабжение отрезанных частей натовским оружием. Большими силами с юга и севера за полтора – два месяца решил бы эту задачу. Одновременно третьей группой войск окружил Харьков и принудил оборонявшие его войска к сдаче, чем сохранил бы жизни своих воинов и жизни бойцов противника, будущих граждан России. Это было бы третьим освобождением Харькова с 1941 года.
    Уверен, статья Виктора Марьясова побудит наших генералов обратиться к опыту прославленного Маршала и добиться скорого освобождения всех территорий от националистов-русофобов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.