ВЕРТИКАЛЬ

О фильме Ивана Соснина «Интервью»

№ 2019 / 23, 21.06.2019, автор: Илья КИРИЛЛОВ

Подкупает в этом фильме отсутствие вечной в нашем кинематографе «социальщины». Привлекает желание размышлять о человеческой душе, о той части её, которая вне социально-политического контекста. В России, где индивидуализм считается едва ли не пороком, где коллективизм правит бал, это важно и даже оригинально.


Я говорю о фильме «Интервью» молодого екатеринбуржского режиссёра Ивана Соснина. Премьера картины состоялась в рамках сочинского кинофестиваля «Кинотавр» и была отмечена дипломом Гильдии киноведов и кинокритиков «Урок психологии». В эпоху нескончаемой разноголосицы информационных потоков, когда «речи за десять шагов не слышны», это поможет привлечь внимание зрителей, которое так необходимо для любого молодого художника.
Легко пересказать сюжет фильма. Главную героиню зовут Соня, она учится на факультете журналистики, живут они с матерью бедно. Неожиданно между ними заходит разговор об отце и муже, точнее, о его отсутствии.
Тема мне эта близка, и я могу свидетельствовать, как точен внезапный разговор, стеснительный и одновременно бесцеремонный, в какой достоверной художественной атмосфере он происходит… Выясняется, что отец, ни имени, ни лица которого Соня не знает, стал знаменитым детским писателем и, видимо, забыл, как сон, некое увлечение молодости.
Соня идёт в библиотеку, изучает творчество Ивана Семёнова – так, оказывается, зовут её отца. Узнаёт адрес, готовится взять у него интервью о его писательском и человеческом кредо. Интервью состоялось, и в эти десять вопросов режиссёр и сценарист Соснин сумел вложить целую судьбу, сделать его прекрасной психологической новеллой. Ради интриги прервёмся, оставим самое интересное зрителям.
Роль отца-писателя играет в этом фильме не кто-нибудь, а Серебряков. То, что я называю одну только его фамилию, – в этом нет ни грубости, ни фамильярности. Для актёра, находящегося на такой творческой высоте, достаточно и просто фамилии.
В свете его высказываний о России, которым ошибочно придали политическую окраску, отношение к нему сейчас не самое благодушное. Но ведь на самом деле Серебряков не унизил Родину, он варварству противопоставил культуру. А если совсем всерьёз, то давать какую-либо характеристику Серебрякову, его творчеству или идеологии, – это примерно так же, как Достоевского упрекать в антисемитизме, а графа Толстого – в разрушении российской государственности.
Когда в кинокартине работает Серебряков, режиссёр должен приложить немало усилий, чтобы она не стала «посудной лавкой». Слон – удивительный зверь, которому своим хоботом удаётся поднять и наилегчайшую бабочку, и тяжеленное бревно (напомню, эта метафора принадлежит Тургеневу по отношению к гр. Толстому), – так вот, слон низкий «загон» разрушит, сам того не желая. Заслуга Соснина в том, что он сумел найти формат, в который Серебряков умещается и в котором органично смотрится молодая, безусловно, талантливая, хотя ещё и малоопытная актриса Марина Васильева (Соня). Роль юной, наивной дочери, впервые увидевшей отца, позволяет Васильевой выглядеть органично рядом с мэтром, подтягиваться до него и учиться.
При просмотре «Интервью» не покидает ощущение парадоксального родства этого фильма с другой кинокартиной – «Sous le sable» («Под песком»), лучшим фильмом Франсуа Озона. Ни в коем случае речь не идёт об эпигонстве. И почему родство парадоксальное? Оно вполне объясняется темами, связанными с индивидуальным, а не коллективным существованием человека. Есть, конечно, и внешние сходства со стилистикой неподражаемого француза. Много света, который, того и гляди, обернётся тенью, много физической красоты и молодости, которая идёт рука об руку с уродством и старостью…
Я не хотел бы, однако, уподобляться рецензентам, которые на «Кинопоиске» без зазрения совести называют одного из сверстников и коллег Соснина Кирилла Проскурина «феноменально талантливым режиссёром». Более того, во благо герою моих заметок я хотел бы указать на то, что в будущем ему стоит быть более придирчивым к сценарию, потому что одной единственной фразой можно многое нарушить в единстве произведения. (Например, фраза, когда Соня разыскивает адрес писателя Семёнова, и библиотекарша говорит ей: «А тебе зачем?» Оправданная в жизни, но неудачно перенесённая в фильм, эта фраза звучит наивно, с нажимом, как фальшивая нота). Замышляя фильм, Соснин должен был её услышать ещё над страницей сценария.
Но в целом, конечно, «спето», как песня.
Выше я говорил о том, что сюжет картины пересказать легко, но крайне трудно передать её содержание, все обертона человеческих переживаний. Безусловно, этот молодой режиссёр – надежда русского психологического кино.
Я не знаю, каких политических взглядов придерживается Соснин. Но по своему духовному складу он принадлежит кругу русского западничества. Он выбирает в творчестве вертикаль. В отличие, скажем, от Бориса Акопова, выбравшим горизонталь, столь традиционную в России, и чей фильм «Бык» (о лихих 90-х) получил Гран-при «Кинотавра». Сразу после просмотра «Интервью», и даже во время, вспоминаются строки из «Комментариев» Георгия Адамовича: «…Мы всё-таки Запад и от него, будем надеяться, не отречёмся никогда». Словно вместе с движением «киноплёнки» мы движемся, не вполне осознанно даже, в западном направлении.
Только бы не заблудиться в пути.

 

PS. 26 июня в кинотеатре «Пионер» в Москве состоится показ короткометражных фильмов «Русское краткое. Победители Кинотавра-2019», где среди прочих продемонстрируют картину Ивана Соснина.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *