Как вернуть читателя?

№ 2011 / 14, 23.02.2015

Не се­к­рет, что у лю­бо­го пи­са­те­ля, на­чи­на­ю­ще­го или уже ма­с­ти­то­го, ок­ры­лён­но­го ря­дом ли­те­ра­тур­ных пре­мий и на­град, есть впол­не ра­зум­ная цель: со­здать до­стой­ное ли­те­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние, быть ус­лы­шан­ным, за­деть за жи­вое стру­ны че­ло­ве­че­с­кой ду­ши.

Не секрет, что у любого писателя, начинающего или уже маститого, окрылённого рядом литературных премий и наград, есть вполне разумная цель: создать достойное литературное произведение, быть услышанным, задеть за живое струны человеческой души. Оно и понятно. Иначе зачем орудовать словом, если в конечном итоге рукопись попадёт в стол или забытую всеми папку на нижней полке шкафа. Здесь и возникает другая, не менее важная, задача – добиться публикации, напечататься.





Принято считать, что первым местом для публикации «свежего» текста, вышедшего из-под «пера» или «клавиатуры» мастера, является толстый литературный журнал. Его ещё называют «толстяком» из-за приличного набора страниц, массивного содержания и глубины входящих в него текстов. В России первые литературные журналы появились ещё в конце XVIII века, когда издавались «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие», а также издание «Трудолюбивая пчела». Спустя некоторое время, уже в веке XIX-м, «толстяки» становятся основным звеном жизни интеллигенции, её неотъемлемой частью. Правда, тираж их тогда был весьма невелик, затраты на издание превосходили все ожидаемые суммы, да и «железный» натиск цензуры имел место быть.


Лишь после Октябрьской революции 1917 года литературные журналы зажили по-новому: возродились, преподнесли себя читающей массе в полной красе и уважении. Здесь возникает и главный, известный всем «Новый мир», и «Октябрь» со «Звездой», «Дружба народов» и «Знамя», «Волга» и «Сибирские огни», и ещё масса других изданий, ежемесячно выходящих из типографий, строго по плану, в угоду читательской аудитории, ожидающей новых произведений Маканина или Солженицына, Распутина и Шукшина.


Особой популярностью «толстые» журналы пользовались в эпоху перестройки, в 1985 – начале 1990-х, когда они обсуждали общественные проблемы, печатали запрещённые ранее произведения. Невиданный ажиотаж вызвала так называемая «возвращённая литература»: русские писатели-эмигранты первой, второй и третьей волны. Но постепенно внимание публики стало в значительной степени отвлекаться на современные политические новости и события. Смена власти, провозглашение демократической республики, новый этап в развитии государства. Начало девяностых, как известно, затронуло преобразованиями все стороны жизни. Не осталась без внимания и литература, толстые журналы, любимые прежде «толстяки» заметно похудели, не в прямом, конечно, смысле. Стали исчезать читатели, ретушью покрылось само желание читать, оскудели тиражи.


Надо сказать, подобная ситуация прослеживается и на сегодняшний день. Мало того, литературная общественность заговорила о вымирании «толстого журнала», о неминуемой гибели «толстяков». Это не может не вызвать определённого беспокойства. Сначала умрут журналы, после растворится интеллигенция, а дальше… что будет дальше, стоит лишь предполагать, причём с опаской и заметным волнением.


Но чтобы страшных последствий не наступило, попробуем разобраться, в чём же всё-таки дело. Каковы причины вымирания толстых журналов, какие методы борьбы следует предпринять, чтобы снова возродить понятие «толстяка», вернуть его прежний облик, а может, придать ему совершенно иной вид, отличающийся от предшествующего.


На самом деле, причины здесь достаточно прозрачны, они лежат на поверхности и видимы, что называется, невооружённым глазом.


Главная беда литературных толстяков в них самих. Читатели не целенаправленно потеряли интерес к журналам – сами журналы пошли вразрез со временем, в котором читатели эти живут. Зародившиеся ещё в советское время, когда существовала совершенно иная, непохожая на нынешнюю, идеология, журналы продолжают развиваться по старому пути, идти проторённой дорожкой, отчего и встречают на этом пути очевидные преграды.


Нынешний век, конец прошлого столетия, ознаменовался веком инновационных технологий, развитием масс-медиа и PR, появлением Интернета и массой новых способов связи с окружающим миром. Другими словами, современный читатель – действительно современен. Он не тот, которым был раньше – вдумчивым и размеренным, внимательным к мелочам. Настоящий читатель живёт и развивается в вечно изменчивом мире, где каждый день происходят новации, и геродотовское «всё течёт, всё меняется» не просто нашло сейчас отражение, а проявилось в полной мере: остро, хватко, с огоньком. И даже «толстяк» «Наш современник», исходя из названия которого стоило бы предположить, что рассчитан он действительно на «современное поколение», наряду с остальными «толстыми собратьями» остаётся в стороне.


Причина тому и в самой литературе, точнее, в литературных вкусах нынешних читателей. Современного читателя больше привлекает литература массовая, популярная, а не элитарная или «высоколобая», которую и печатают как раз-таки «толстяки». А здесь даже молодой писатель Евгений Алёхин, рассказывая как-то о процессе своего творчества, сказал: «Мне захотелось написать что-то такое унылое и скучное, что бы непременно понравилось «толстому» журналу».


Процесс публикации в толстом журнале изрядно длителен. «Новый мир» с «Октябрём» могут рассматривать текст около года, а потом, в случае положительного решения, столько же его и печатать. В редакцию ежедневно приходит порядка двух тысяч текстов. Отобрать, просмотреть, с вниманием отнестись к каждому автору и его тексту – главная задача редакторов. А тексты шлют и шлют.


В связи с этим возникает противоречивая ситуация. С одной стороны, со стороны читательской, интерес к «толстякам» падает. Со стороны же авторов он не просто остаётся прежним, интерес заметно возрастает. Хорошо это или плохо, сказать определённо достаточно трудно. Вопрос возникает в другом. Если авторская аудитория у журнала присутствует, что ему остаётся делать, чтобы сохранить достойную позицию? Не идти же ему в угоду читательскому выбору, у которого превалирует страсть к бульварному роману, если в редакцию приносят роман – настоящий, глубинный, с философской составляющий, способный занять место в истории литературы.


Как вернуть читателя? На данном этапе мы считаем, что нужно руководствоваться теми же современными методами и принципами, к которым уже успели привыкнуть читатели-герои «нашего времени». Необходима пропаганда «толстого» журнала, его реклама в СМИ, на страницах газет и телевидении, в сети Интернет, в эфирах по радио. Возможно, сначала это покажется странным. Пропитавшийся духом «Дома-2» зритель заявит: куда подевалась информация о новом выпуске того или иного «жёлтого» журнала? Что на его месте делает неизвестный «Октябрь» или «Дружба народов», рекламирующая свежую повесть Игоря Савельева или стихи Константина Комарова? Кому они нужны вообще?


Подобная реакция, несомненно, будет. Но все люди – как дети: стоит попробовать раз, понравится, захочется снова. А закон менеджмента рекламы гласит, что любой зритель запросто может попасть на удочку рекламного продукта, услышав о нём около трёх раз. Скорее всего, этого достаточно. СМИ должны сотрудничать с «толстяками». В любом случае, попробовать стоит.


Правда, здесь возникает ещё одна проблема. Извечный финансовый вопрос. Откуда может взять редакция деньги, чтобы попасть в эфир на телевидение, страницы «читаемых» журналов. Выход, как оказалось, нашёлся. «Ничего не надо выдумывать, просто дать деньги» – так решил помочь толстым журналам председатель правительства Владимир Путин. Эту фразу он произнёс на встрече с главными редакторами в октябре 2009 года. Деньги всё-таки выделились, но журналам в итоге финансирование никак не помогло. Процесс начался, но прекратился где-то на середине. «Журналы всё равно продолжают жить той жизнью, которой они жили, то есть очень трудной, – говорит заместитель главного редактора «Знамени» Наталья Иванова. – Библиотеки бомбардируют нас письмами по поводу того, что вроде бы стали поступать деньги в регионы, но они понятия не имеют – региональные министерства культуры – как подписываться, каким образом. Собственно, нужно создать такой центр, который выкупал бы определённое количество журналов, тиража, для библиотек и распространял бы это по библиотекам».


Проще говоря, задумка правительства оказалась нерезультативной. А заместитель начальника Управления периодической печати, книгоиздания и полиграфии Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Г.Н. Кудий напоминает: «Я хотел бы подчеркнуть, что литературные журналы живут в рыночное время, а не в советское, когда им на все 100% всё это оплачивалось и выделялось». То есть государство само признаёт, что финансирование есть, но грамотная методика использования его отсутствует. Искать методику – дело, конечно, самих журналов. Но и тут не всё гладко. Государство, словно издеваясь, изъявляет намерение о продаже здания редакции «Нового мира» с целью расположения в нём бизнес-центра, бесхитростно, словно шутя, само загоняет литературный журнал в тупик.


Так и приходится литературным журналам пробиваться и выживать, искать интерес у читателей. Хорошим показателем здесь можно считать активную работу сайта «Русского Журнала», где происходит ежемесячное обновление основных «толстяков». Не обязательно отдавать «кругленькую» сумму на покупку или оформление годовой подписки, можно скачать электронную версию и распечатать желаемый текст самому.


Другим неплохим результатом пропаганды толстого журнала является открытие 1 сентября 2010 года сайта электронной газеты «Живая Литература», где происходит активное общение по вопросам литературы, выходящих в «толстяках» текстов. Здесь же налицо и выпуск электронных версий изданий «Литературная Россия», «Литературная газета», «Литературная учёба» и др.


Интересный способ придумали редакторы, заведя блоги своих «толстяков» в «Живом Журнале», так называемой «ЖЖшке». Работа идёт, желание есть, надежда остаётся. Правда, по большому счёту отклик на рекламу и пропаганду находят всё те же заинтересованные лица: сами писатели или читатели, у которых ещё не умерло понятие о настоящей литературе.


При данном обзоре есть и высшая планка. Прекрасным доказательством служит существование журналов «Собака» и «Сноб», изданий «НГ – Ex Libris» или появление оригинального телеканала «Дождь», транслируемого в большинстве своём через Интернет. Внимание к современному состоянию литературы в указанных изданиях, в СМИ достаточно велико. «Ex Libris» время от времени печатает отрывки из новых романов, канал «Дождь» транслирует живое чтение рассказов от самих авторов: Шаргунова и Садулаева, например. А популярные, известные, гламурные отчасти «Сноб» с «Собакой» также уделяют внимание качественным литературным текстам. Попасть на их страницы тяжело, но это уже другой вопрос. Главное то, что постепенно, поэтапно, с осторожностью, с аккуратностью, феномен толстого литературного журнала возрождается. Может, уже в другом обличии, в совершенно иной форме, но перерождение налицо.


В связи с этим стоит только предполагать, продолжит ли своё существование толстый литературный журнал в таком виде, в каком мы знаем его сейчас? Честно сказать, особой уверенности нет. Возможно, полного вымирания и не случится. Тираж станет ещё меньшим, печатать «толстяки» продолжат исключительно для узких кругов. Но, как ни крути, на смену придут альтернативные варианты. И это правильно. Новые «толстяки», скорее всего, уже не будут называться «толстяками». Но важно одно: они продолжат публиковать поистине достойную литературу, не погрязнут в череде массовой культуры, окольными путями займут достойное место на полках каждого читающего в нашей стране.

Сергей КУБРИН,
Александр ЖУКОВ,
г. ПЕНЗА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *