БОГ ЕМУ В ПОМОЩЬ

Слово об эвенкийской подвижнике Александре Латкине

Рубрика в газете: Мы – один мир, № 2018 / 26, 13.07.2018, автор: Александр ЛАПТЕВ (г. ИРКУТСК)

Литературное творчество Александра Латкина тесно связано с Восточной Сибирью и Забайкальем. После вступления в Союз писателей СССР он несколько лет жил в Иркутске, а покинув в конце девяностых столицу Восточной Сибири, ещё полтора десятка лет состоял на учёте в Иркутской писательской организации.

 

Александр ЛАТКИН

 

Ко времени вступления в Союз писателей в 1989 году у него уже было издано несколько книг, восхитивших читателей и критиков самобытностью и мастерством: «Осенний перевал» (Повести и рассказы. М.: Современник, 1984); «Глиняные рисунки» (Повествование в новеллах. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1986), «Завтра и всегда» (Повести. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1988). В начале девяностых Латкин готовит к печати сборник повестей «Мистерия Шингкэнов» и одновременно выступает в прессе с серией очерков о малых народах Севера, активно работает в комиссии, созданной для решения их многочисленных проблем.

 

Своих героев – жителей далёких северных посёлков – писатель изображает в тесном единстве с природой. Однако проза Латкина не ограничена этнографическими рамками. В «Глиняных рисунках», книге из шести новелл, воссоздан мир посёлка Перекатного в живом переплетении приземлённо-бытовых, возвышенно-поэтических и мифологических картин и образов. Частная сцена из охотничьей жизни порой отзывается мистикой, открывая в красоте далёких друг другу существ единый лик совершенства. Книга повестей и рассказов «Завтра и всегда» также построена на материале Северного Забайкалья и посвящена взаимоотношениям человека и природы.

 

Умение «чувствовать руками глину», видеть происходящее как бы изнутри во многом объясняется тем, что Александр Гурьевич Латкин вырос в Забайкалье, узами кровного родства связан с эвенками. Будущий писатель родился 23 апреля 1952 года в селе Уоян Северо-Байкальского района Бурятской АССР. Учился в школе села Тупик Тунгиро-Олекминского района, затем в СПТУ-9 на станции Хадабулак. После окончания школы работал электриком, трактористом, затем учился заочно в гидрометеорологическом техникуме во Владивостоке, служил в армии, работал на таёжных метеостанциях, в охотничьих хозяйствах, в районных газетах. В 1980 году Александр был приглашён на Ялтинский семинар молодых писателей Севера, его творчество высоко оценил один из руководителей семинара, известный писатель Георгий Семёнов. Он особо выделил рассказ «Нить» (впервые опубликованный в «Литературной России» в 1977 г.), рассказ «Двадцатый» и повесть «Амикан». В 1982 году Латкин заканчивает Литературный институт им. A.M. Горького. А через семь лет, как уже было сказано, Александр Латкин был принят в Союз писателей СССР.

 

О жизни и творчестве Александра Латкина писали такие известные литераторы, как Вячеслав Огрызко (статья «Жить щедро»; Литературная Россия, 1985 г.); Елена Хомутова («Два пленника», Литературное обозрение. 1986); Татьяна Комиссарова («Полная таёжная жизнь…», Полярная звезда, 1987); Валентина Семёнова («Разговор человека с глиной», журнал Сибирь,1987 г.). Произведения Латкина охотно печатают ведущие издания страны: «Октябрь», «Литературная Россия», «Мир Севера», «Сибирь» и другие. Произведения его переводились на английский, норвежский, хорватский, украинский, японский языки.

 

Однако спокойной жизни у молодого писателя не получилось. Александр узнаёт от земляков, что золотодобытчики собираются осваивать Тунгиро-Олёкминский район. Многочисленная община эвенков могла лишиться родовой земли, а это для многих было равносильно смерти. И Латкин принимает единственно возможное для себя решение: он должен быть рядом со своими земляками! Он возвращается в тайгу и вступает в неравную борьбу с читинскими генералами от промышленности, пытается организовать независимую экспертизу проектов по освоению золотоносных участков, провести опросы среди местных жителей. В ответ раздаются угрозы, летят случайные пули вдогонку, происходят поджоги квартиры. Его вынуждают переехать в Иркутск.

 

В феврале 1990 года он писал: «Отъезд мой можно считать поражением, однако действий своих я не прекратил. Слишком дорога для Сибири Тунгиро-Олёкминская тайга! И так ничтожно могущественное золото, чтобы, оставаясь живым, сдаться совсем».

 

Но долго прожить в Иркутске Латкин не смог, и вновь вернулся в тайгу. Жизнь среди соплеменников была нелёгкой. Больно было наблюдать, как местные власти ради сиюминутной выгоды спаивают эвенков, подкупают национальную элиту и охотников, которым как представителям малочисленной народности положены лицензии на добычу редких зверей.

 

В одном из писем Латкин пишет: «Идёт тотальное уничтожение лося, дикого оленя, кабарги. Оно уже превысило воспроизводство… По сути дела, идёт уничтожение будущего. Пьянство прямо захлёстывает… Страшной бедой этой пользуются нечестные наглецы. Они безжалостно грабят эвенков, радостью которых стал пьяный угар. В некоторых тунгусских домах пусто, всё пропито. Даже нет постели… Люди без будущего!»

 

Писатель не хочет с этим мириться. Вместе с членом-корреспондентом Российской Академии медицинских наук Сергеем Колесниковым он предлагает свои решения демографических проблем у эвенков. Есть у него и собственная программа по спасению Тунгиро-
Олёкминской тайги. А главное – появились помощники и среди эвенков, и русских старожилов Забайкалья. Это спасает его от расправ со стороны «золотых» и «лесных» королей Читинской области. Особенно волнуют Латкина вопросы развития культуры. Он много пишет. За годы, проведённые в Олёкминской тайге, в родном селе Средняя Олёкма, у Латкина накопилось много идей, планов. Ему есть что сказать своим соплеменникам. Борьба за права малой народности, за родную природу продолжается.

 

К сожалению, я близко не знаком с Латкиным. В конце девяностых, когда он жил в Иркутске, я видел его несколько раз в писательском особняке. Он был всегда сосредоточен, серьёзен до мрачности, скуп на эмоции. Теперь я понимаю, что душа его пребывала в постоянной тревоге, что он мучительно размышлял о том, как помочь своим землякам, как защитить родную землю от уничтожения, какие найти слова, чтобы достучаться до заскорузлых сердец людей, ослеплённых наживой, не умеющих ценить красоту природы и глухих к чаяниям слабого человека. Мы тогда почти ничем не смогли помочь Александру, и он уехал от спокойной благоустроенной жизни туда, где беззащитные люди мужественно противостояли всей мощи цивилизации в попытке отстоять свою землю и своё право жить на ней.

 

Девизом жизни Александра Латкина могли бы стать известные строки Анны Ахматовой:

 

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был.

 

Быть со своим народом в трудную годину притеснений – тяжкая доля и высшая честь! Александр Латкин удостоился этой чести. Он сам выбрал свою судьбу. Бог ему в помощь!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *