ВЫСШАЯ ИЗ ВСЕХ ЗАГАДОК ЖИЗНИ

Рубрика в газете: Зрительный зал, № 2018 / 25, 06.07.2018, автор: Ирина НОВИЧКОВА

Задумывались ли вы над тем, почему А.Чехов так любим и популярен во всём мире? М.Горький был убеждён, что как стилист А.Чехов недосягаем и что «будущий историк литературы, говоря о росте русского языка, скажет, что язык этот создали Пушкин, Тургенев и Чехов». Нет, кажется, в мире театра, который не ставил бы чеховских пьес. Трудно назвать крупного писателя, который обошёл бы своим вниманием творчество А.Чехова. Более того, его влияние на русскую и мировую литературу и драматургию продолжает расти и сегодня, в XXI веке.
«Студия Театрального Искусства» – один из самых молодых театров Москвы – завершил свой сезон премьерным спектаклем «Три сестры» А.Чехова.

 

Следуя оригинальной и необычной идее режиссёра Сергея Женовача и художника Александра Боровского, являющегося его постоянным соавтором, зрители, приходя на этот спектакль, сразу же попадают в удивительную атмосферу русской усадьбы XIX века, на именины младшей сестры Ирины.

«Мне очень нравится, – говорит А.Боровский, – момент заполнения театра зрителями. Три человека, десять, сто… Кто-то на диване беседует, за столом пьют чай (на этот раз – с вареньем и пирогами. – И.Н.)… Есть ощущение праздника. Каждый вечер в этом доме как будто день рождения. И каждый спектакль – как новоселье».

С именин Ирины начинается эта, может быть, самая жёсткая и трагичная, по словам С.Женовача, история, рассказанная А.Чеховым. История, сквозь которую лейтмотивом проходит мечта о счастье и в то же время тема несбывшихся надежд.

Не удивительно, что многие исследователи и критики видели в А.Чехове не только талантливого писателя и драматурга, но и крупного мыслителя экзистенциального типа. В своих произведениях он размышляет над вопросами бытия в мире, смысла жизни и назначения человека, судеб всего человечества в будущем. И, быть может, наиболее остро, с особой художественной силой эти вопросы поставлены в его пьесе «Три сестры» – лучшем, по мнению К.Станиславского, произведении А.Чехова.

На сцене – берёзовая роща, освещённая лучами солнца. Стройные, устремлённые ввысь красавицы-берёзы, сразу же вызывают чувства восторга и восхищения первозданной красотой природы. Пронзительная световая партитура, созданная художником по свету Дамиром Исмагиловым, продумана до мелочей и создаёт иллюзию мягко струящегося света.

Как известно, выбор места действия всегда очень важен для А.Чехова. Не случайно именно это символическое пространство, придуманное художником А.Боровским, становится местом обитания чеховских героев, которые то обвивают стволы берёз, то прислоняются к ним, будто в них заключен корень их существования, и без него они не могут противостоять жизненным ветрам. Простая, но полная своей особой прелести и поэзии жизнь среди этих берёз, дарит нам ощущение полноты и радости бытия. В то же время берёзы воспринимаются и как символ России, и как примета усадебного быта, и как древо познания, познания жизни и любви.

Следуя удивительно угаданному художественному решению спектакля, режиссёр С.Женовач заставляет актёров перемещаться в этом необычном пространстве по совершенно невероятным траекториям. Причём, деревья посажены так часто, что приходиться с трудом проходить, пробиваться, буквально проскальзывать между ними. И не всем, надо сказать, это удаётся.

Неправильно посаженные деревья нередко погибают. Как и некоторые чеховские герои. Погибают не только в буквальном смысле слова, как застреленный на дуэли Тузенбах, но и в переносном, мучаясь осознанием бессмысленности своего существования.

Вместе с тем почти во всех чеховских пьесах, в том числе, и в «Трёх сёстрах» выражена идея родства человека с космосом, с природой. Отсюда – особая ценность человека как части Вселенной.

С.Женовач, обладающий способностью открывать самые глубинные пласты авторского текста, задумывается о том, почему же мы так любим этих странных и незадачливых чеховских героев? По словам режиссёра, «начинаешь воспринимать их как близких людей, со всеми их слабостями, заблуждениями, откровениями, и хочется вместе с ними подключиться к поискам смысла жизни». Отсюда каждый раз возникает необыкновенная психологическая глубина постановок «женовачей».

Одной из отличительных черт творческого облика С.Женовача является присущая ему удивительная заразительность. Он умеет «заразить» своими идеями всех вокруг и, прежде всего, актёров, которые идут за ним, полностью доверяя ему.

Эстетика С.Женовача, с всегда восхищающими в нём высшей интеллигентностью и аристократичностью духа, – особого свойства. Его режиссёрскому почерку свойственна своеобразная импрессионистичность, стремление запечатлеть неповторимые мгновения жизни, в том числе, жизни человеческого духа, умение создать особый «атмосферный строй» спектакля и уникальный по своей сущности дух студийности. При этом первым и необходимым условием существования воспитанных им актёров является стремление быть живым, естественным на сцене, каждый раз добиваясь абсолютнейшей правды жизни. А добиться этой «правды жизни» можно лишь тогда, когда ты, что называется, «говоришь душой и сердцем».

Режиссёр С.Женовач наделён также даром сообщать актёрам какую-то другую энергию – и в личностном, и в общечеловеческом, и в художественном проявлениях, заставляя о многом задумываться, чтобы каждый из них не умозрительно, а по существу понял и осознал, что такое настоящий русский психологический театр. Очень интересно наблюдать, как от спектакля к спектаклю, буквально на твоих глазах происходит творческий и профессиональный рост молодых актёров этого театра.

Актёрский ансамбль «Трёх сестёр», как всегда, поражает своей сыгранностью. Все три сестры – Ольга (Мария Корытова), Маша (Дарья Муреева) и Ирина (Елизавета Кондакова) – красивые, изящные, женственные и в то же время совершенно разные. Их игру отличает точное попадание в образ, замечательная органика и дар актёрского обаяния. При этом в «звучании» каждой из них режиссёр находит свои выразительные акценты. Так, Ольга – натура сильная и цельная, но очень страдающая от отсутствия любви. Маша – изысканная, утончённая и одновременно нервная, мятущаяся из-за сознания своей греховности, но она не в силах отказаться от своей любви. И самая юная – Ирина – «птица моя белая», как её ласково называет Чебутыкин, тонкая и нежная душа, ещё не успевшая познать любви, но мечтающая о ней.

Хочется отметить также и создателей запоминающихся мужских образов – Кулыгина (Лев Коткин), Вершинина (Дмитрий Липинский) и особенно Чебутыкина (Сергей Качанов), буквально завораживающего своим отточенным мастерством актёрского рисунка. На протяжении всего спектакля ощущаешь высокое напряжение чувств и мыслей, особый внутренний настрой выходящих на сцену актёров.

Ещё одно важное отличительное свойство режиссуры 
С.Женовача – её поэтичность. Режиссёр умеет уловить и показать состояние души, в любых обстоятельствах 
(нередко – вопреки им), если воспользоваться выражением философа Вячеслава Иванова, «к бытию высочайшему стремящейся неустанно», умеющей прощать и творить добро. Может быть, именно поэтому мы так любим этих странных, порой в чём-то нелепых, чеховских героев? И не утрачиваем ли мы сегодня эту очень важную способность к сочувствию и состраданию ближнему?

В финале спектакля, когда берёзовая роща остаётся в стороне, возникает почти пустое пространство и чемоданы в простенке между окнами. Когда ставни окон открываются, всё пространство постепенно наполняется светом. И, когда затихают доносящиеся издалека звуки духового оркестра (музыкальное оформление Григория Гоберника), сопровождающего уход из города военного полка, сёстры, глядя в окна, повторяют как заклинание: «Ещё немного и мы узнаем, зачем мы живём, зачем страдаем… Если бы знать, если бы знать!.. Будем работать! Будем жить!». Чтобы каждый мог сказать словами одного из чеховских героев: «Сделал всё, что мог, пусть, кто может, сделает лучше».

У Л.Фейхтвангера есть мысль, что прогресс существует, если его не пытаться соизмерять с тем отрезком времени, в котором мы живём… С.Женовач поставил «Трёх сестёр», вдохновляясь идеями А.Чехова. И они оказались, как и все вечные идеи, очень близки современности, нашей сегодняшней действительности. Спектакль говорит нам о том, как важно в настоящий момент суметь подняться над какими-то мелочными интересами, стать лучше, честнее и выше самого себя.

Как и сам А.Чехов, создатели спектакля вновь напоминают нам о том, что человек по своей природе не идеален, в нём есть как возвышенное, так и земное, но он полон красоты и доброты. Он также мужественен в своём понимании конечности бытия. И эта мучительная раздвоенность в поисках высшего смысла жизни заставляет вспомнить знаменитые пушкинские строки: «Дар напрасный, дар случайный, / Жизнь, зачем ты мне дана? / Иль зачем судьбою тайной / Ты на казнь осуждена?». И всё-таки жизнь – это дар, дар бесценный, в чём нас вновь и вновь убеждают герои чеховских «Трёх сестёр» в постановке С.Женовача и «Студии Театрального Искусства». Не потому ли, в ответ на стихотворение А.Пушкина, состоявший в переписке с великим поэтом митрополит Московский и Коломенский Филарет возражает ему: «Не напрасно, не случайно / Жизнь от Бога нам дана»? Да, человек смертен, но природа бессмертна, а космос – вечен. И в этом – высшая из всех загадок жизни.

Один комментарий на «“ВЫСШАЯ ИЗ ВСЕХ ЗАГАДОК ЖИЗНИ”»

  1. Чехов подпортил свои пьесы медицинской преснятиной!вместо психологии выглядывает медицина- и миф не получается!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *