06/11/2015 Назад

Убит поэт за героя-отца

В Москве в своей собственной квартире был застрелен знаменитый поэт Виктор Гофман. Он получил пулевое ранение. Версия о самоубийстве сразу же была отвергнута, так как поэт не мог самостоятельно нанести себе подобное пулевое ранение. Сотрудник ГСУ СК по городу Москва Юлия Иванова утверждает, что поэт погиб насильственной смертью.

01

Виктор Гофман

 

Кроме того, из квартиры на Малой Грузинской пропали многие медали и награды отца писателя, знаменитого поэта и прозаика Генриха Гофмана. Были украдены ценные коллекции монет. По одной из версий, Виктора Гофмана убили именно из-за этих коллекций.

Поэту было 65 лет. Состоял в ПЕН-клубе. Известен своими стихами «Коктебель», «Медленная река», «В плену свободы» и другими.

Украденная Звезда героя Советского Союза была вручена в 1944-м отцу Виктора, Генриху. Как прозаик он был известен, прежде всего, детективным романом «Сотрудник гестапо»… То есть – вот такой же, как Константин Симонов, например, сын своей Эпохи – Гофман-отец. Советский патриот, боец, интернационалист. «И наш русский грузин» – пел бард Харчиков про Сталина, тут можно перепеть «наш советский гермАн». Ну, а сын, судя по ясным лишь литераторам «водяным знакам» – был в либеральном стане, других не публикует «Знамя». Кто-то из братьев-поэтов в Сети тотчас из последних сил интеллигентского отчаяния впал в «именологию» – пытается по буквам имени прочесть судьбу… Плачевно состояние общественного сознания у тех, кто в роковом августе 1991-го ощущал себя совестью и умом нации… И вот закономерные плоды демократии, предсказанные в нескольких постперестроечных фильмах – охотники за орденами с кризисом снова пошли по квартирам. Поставленные на капиталистический базис материальные ценности – приговор Постэпохи.

Они мечтали гибнуть за идею, за демократию, за свободу слова – но гибнут на посту наследников советских ценностей, за драгметаллы – для убийц и грабителей. Нет у меня иронии – тут именно приговор ими же намоленного типа общественных отношений. «Как это правильно, естественно, так и вырастет качество продуктов вместо плановой экономики и уравниловки!» – восклицали они, благословляя конкуренцию, рэкет, рыночную экономику…

Отчуждали «девяностые» – уповая, что первоначальное накопление бандитского капитала происходит лишь раз, забыв о цикличности кризисов… Крайне печально это писать именно сейчас – за последний месяц уже второй некролог. Правда, убитого знать я не мог, но всё же – только за чертой жизни обращают внимание на поэтов. Не требуются они никому, кроме них самих, попивающих чайки в ПЕН-клубе, – но требуется один сухой остаток в виде драгметаллов на одной чаше весов, и стихов – на другой… Грубо, как восторженно принятая ими Постэпоха. И поэтизировать тут пулю – глупо. Как был убит Похлёбкин – так и продолжают гибнуть привелегированные лишь внутри времён и общественных отношений социализма поэты. Непонятный, противоестественный род занятий которых и был возможен на инерции Красного века, сама их антитеза Веку порождена социализмом… Как и подвешенная на идейно чуждую, неподходящую ей трёхцветную плашку звезда нынешнего героя России Сердюкова.

Мрачная, пораженческая печаль охватывает – кто будет искать убийц пожилого поэта, когда не найдены убийцы даже звезды либералов Немцова? Даже в этой очереди тех, кто проклинал очереди – придётся подождать… И лишь воспоминанием о безоблачной Эпохе и её правоте – прочтут вслух «коктебельное» и заново поймут «В плену свободы». Жестокий плен, выхода из которого сами освободившиеся не нашли, и их «выпустили». «Носить вам, не переносить» – повторяет вместо плакатного «Ну и как вам живётся при капитализме?» не свои злые слова Ленин, которого либералы и ими подсаженные в политику дореволюционные призраки колебали в его мавзолее, но заколебали лишь себя.

Дмитрий ЧЁРНЫЙ

 

Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий