ШТАБНОЙ ГВОЗДЬ: ТРЮК ПО ПРИКАЗУ

№ 2017 / 25, 07.07.2017

57 лет назад на морском параде в Ленинграде в честь Дня ВМФ был совершён действительно подводный трюк, о котором помнят только старые подводники. Пролёт Валерия Чкалова под ленинградскими мостами вошёл во все энциклопедии мира, а вот этот, о котором я расскажу ниже, знают сегодня единицы. И совершил его мой сослуживец Ростислав Агапов, командовавший тогда подводной лодкой-малюткой проекта 615А.

На день ВМФ в 1960 году нашей лодке «М-301» выпала честь представлять подводные силы на морском параде на Неве в Ленинграде. Тогда такие парады были грандиозными. Основными их центрами были Владивосток, Ленинград и Севастополь. Тебя не надо убеждать в том, какая изнурительная работа предшествует празднику – одна покраска корпуса чего стоит! Не раз приходится перекрашивать. Колер, видите ли, не нравится начальству. Краски не жалеют, лодка должна выглядеть, как новогодняя игрушка! Участие в параде приравнивалось к выполнению боевой задачи.

За день до праздника мы, измученные, прибыли из Палдиски (была такая база в Эстонии близ Таллина. – В.К.) и встали в строй кораблей на Неве напротив Медного всадника. Впереди нас вверх по реке за двумя мостами выстроились корабли всех рангов и назначений. Флагманский крейсер стоял за Дворцовым мостом напротив Эрмитажа. Думали, вот и окончилась наши мучения: отстоимся – и домой. Но не тут-то было.

Вечером меня вызвали к руководителю трюковой частью парада контр-адмиралу Папылеву. Какой морской парад проходит «без удивительных вещей»? Народ любит зрелища.

– Командир, – сказал он мне. – Мою голову посетила хорошая идея! Так сказать, гвоздь всего парада! И твоя лодка должна этот гвоздь забить. Она больше всего подходит для роли молотка. Всего 500 тонн, да и скорость подводная ничего….

Я с недоумением слушал его рассуждения.

– Пока идёт всякая официальная часть, ты тихо снимешься с бочки, погрузишься под перископ – глубины позволяют, мы проверяли, – проходишь под Дворцовым мостом и резко всплываешь перед крейсером. Представляешь фурор!

– Я ни разу не делал ничего подобного…

– Никто никогда не делал ничего подобного! Вот я и хочу, чтобы ты сделал это!

– Но…

– Никаких «но»!

Приказ есть приказ. Пришлось ответить «Есть!» и надеяться, что к утру Папылев остынет и приказ отменят. Но надежды – надеждами, а готовиться к трюку надо, и главный помощник в его выполнении – команда лодки, в которую я верил.

Провёл несколько тренировок, прямо на бочке удеферинтовал лодку невской водой по нулям и приказал личному составу спать до распоряжения.

Наступило тихое праздничное утро. В сиянии утреннего солнца Нева блестела, как зеркало, а на душе становилось всё темнее. Надежды на отмену приказа таяли, и оставалось только одно – уповать на Бога. Где-то к полудню получил приказание:

– Приготовиться к трюку!

Все надежды окончательно рухнули.

Проверил перископ, нацелился на основной проход под мостом. Посадил боцмана Савченко на вертикальный руль – главное было не зацепить массивные быки моста. Сказал ему:

– Боцман, смотри, всё зависит от тебя! Если что – оторву то, что ниже пояса!

В центральном посту все рассмеялись, а боцман только хмыкнул. Оптимистичное настроение – хороший признак.

Поступила команда: «Начать движение!». Оставили швартовный конец на бочке, срочно погрузились под перископ. Дал полный ход моторами и прирос к окуляру перископа. На набережной обалдели – только была лодка, и нет её. Это я мельком заметил в перископ, быстро произведя круговой обзор.

Теперь всё моё внимание было приковано к проходу между центральными быками моста. Корректирую курс боцману, а в душе молюсь: «Господи пронеси! Не выдай людей своих!». Спиной чувствую – команда действует слаженно, чётко выполняет все мои приказания. Встречное течение Невы гасит скорость, но это не самое страшное, а вот завихрения воды водят нос из стороны в сторону – только бы не задеть быки. Киль лодки гремит по консервным банкам на дне реки….

Прошли!

Теперь к назначенной точке у крейсера, и с ходу: «Срочное Всплытие! Продуть главный балласт!»

Выскочил на мостик, на крейсере действительно фурор – приветственные крики, в воду летят цветы, вверх – бескозырки… Ну, слава Богу! Удалось! А у самого не только тельняшку выжимай, но и китель весь мокрый, как после хорошего дождя.

Получил с крейсера указание: «Занять своё место в строю согласно диспозиции!».

Обратный переход под мостом был не сложен, надводное положение и управление с мостика. Стали на свою бочку. Я поблагодарил команду за слаженную работу, сказав, что мы были первыми, осуществившими такой трюк. Получил радио от Папылева: «Молодец, командир! Не подвёл. Будешь поощрён».

Утром следующего дня мы снялись с бочки, и ушли в родную базу, а поощрения жду по сей день….

Дело не в поощрении, сам знаешь флотскую поговорку: «Не наказали – значит, поощрили!», а в том, что тогда в питерских газетах появились короткие заметки о всплытии подводной лодки на Неве, а чего это стоило – ни слова. Сегодня никто не знает про этот случай, хотя пролёт Валерия Чкалова на самолёте под сводами моста вошёл во все энциклопедии и про это знает каждый школьник. Я не претендую на славу, здесь разные случаи. Там было честолюбие лётчика, он совершил дерзкий пролёт вопреки запретам. А у нас был приказ тщеславного начальника. Но ты знаешь, Вадим, без этой сумасбродной истории моя память была бы намного короче…

 

Вадим КУЛИНЧЕНКО

капитан 1 ранга в отставке

пос. КУПАВНА,

Московская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *