КТО И С ЧЕМ СТУЧАЛСЯ В ГАЗЕТУ НА РУБЕЖЕ 1950–60-х ГОДОВ

№ 2018 / 13, 06.04.2018

Что таят архивы?

 

«ДЕЛО» ВЛАДИМИРА МАКСИМОВА

 

 

Уважаемая Клавдия Николаевна! *

Я занимался «делом» что таят архивы – съездил в Ставрополь и в Черкесск (в этом городке его знают лучше).

Из пяти авторов письма нашёл только писателя Усова, остальные в разъезде. Самого «героя» тоже не видел: он в Москве.

Вл. Максимов конечно, нажил «дурную славу» разными недостойными выходками на почве пьянства, но я попытался вникнуть в это дело поглубже. В провинции, помимо настырных и жалких графоманов, нередко влачат печальное существование и люди, безусловно, одарённые. Собственные неудачи и равнодушие со стороны писательских организаций и разных редакций озлобляют их. Они становятся бельмом на глазу у общественности. А они могли бы творчески расти и быть «не хуже других».

Меня давно занимает мысль о положении русских авторов в национальных республиках и областях. Как правило, «вышестоящие» писательские органы всё внимание уделяют национальным писателям. Их больше печатают и на местах, и в Москве, приглашают на всевозможные совещания и семинары, а русские играют какую-то подсобную роль, в лучшем случае они становятся более-менее заметными в качестве переводчиков. Собственным их творчеством как-то мало интересуются.

Надо сказать, что до возникновения писательской организации РСФСР наши русские области, такие как Орёл, Тула, Курск, Рязань, и другие были в тени. Там не существовало даже отделений Союза. Если там и выходили альманахи и сборники, то они держались исключительно на энтузиазме самодеятельных литературных критиков и писателей-одиночек.

Эти мысли возникли у меня в связи с «делом» Максимова.

Пусть не создастся у товарищей впечатления, что я адвокатствую, выгораживаю человека, своими уродливыми похождениями пачкающего звание писателя. Борьба с болезненными явлениями среди литературной молодёжи идёт и должна идти. Я тоже, конечно, стою за это. Но я хочу своим письмом обратить внимание на какие-то другие стороны вопроса.

Будучи в Ставрополе и Черкесске, я пытался завербовать авторский актив, найти интересные темы для газеты. В Ставрополе, к сожалению, не оказалось на месте почти ни одного писателя, зато в Черкесске я в этом отношении кое-что сделал. Один из писателей-черкесов Абдулах Охтов будет работать над темой: «Национальные традиции и современность». Здесь он затронет ряд острых вопросов, которые должны быть интересными и для других национальных республик и краёв. Связи со ставропольцами и карачаево-черкесами я буду крепить.

Я прилагаю, Клавдия Николаевна, материалы для бухгалтерии: справки, квитанции, билеты. Передайте их, пожалуйста. Сообщите мне, как оформлять расходы по поездкам в дальнейшем. В этом отношении у меня опыта нет.

Жду Ваших звонков и напоминаний.

 

С приветом,

Михаил Киреев

23 июня I960 г.

г. Нальчик

 

РГАЛИ, ф. 1572, оп. 1, д. 60 лл. 135–136.

 

* Письмо обращено к К.Н. Стрельченко, которая в конце 1950-х – начале 60-х годов руководила собкорами в редакции газеты «Литература и жизнь».

 

Михаил Михайлович Киреев родился 20 сентября (по новому стилю 2 ноября) 1903 года в Орловской губернии, в селе Первое Подъерково Мценского уезда. В 1924 году он окончил Орловский садово-огородный техникум и устроился в местную газету «Правда молодёжи».

Спустя несколько лет судьба впервые столкнула его с Александром Твардовским. Случилось это 23 мая 1928 года. Твардовский тогда в компании своего приятеля – смоленского стихотворца Сергея Фиксина – собрался в Крым и по дороге сделал остановку в Орле. Киреев позже в своих мемуарах рассказал: «…Молодых смоленских поэтов Александра Твардовского и Сергея Фиксина «встретил и приветил» тогда в Орле я. Дело обостряло так. Я работал в ту пору секретарём редакции «Правда молодёжи»… Как-то жарким летним днём 1928 года в мой «кабинет» (это был пустой зал с единственным столом в углу) энергичной походкой вошли два бодрых парня в поношенных сиреневых майках. Представились. Стихотворцы из Смоленска – Твардовский и Фиксин. Едут в Крым и, по всему видно, едут налегке. Через минуту-две мы сообща читали стихи наших новых – мимолётных – друзей, читали обрадованно, с неподдельным интересом… Стихи эти дышали подлинной поэзией. Особенно, помню, поразила нас «Уборщица» Твардовского. Простая, «прозаическая» тема, а вот берёт за душу».

В 1934 году Киреев стал делегатом первого съезда советских писателей. Но в Орёл он уже не вернулся. Он решил поселиться в Воронеже. Потом были Курск и Тамбов. Но лишь в 1939 году журналист осел в Нальчике.

Когда началась война, Киреев эвакуировался в Азербайджан. Там в ноябре 1942 года его призвали в армию. На фронте он вступил в партию.

Демобилизовавшись, Киреев в 1946 году вернулся в Нальчик и стал заведовать отделом культуры в газете «Кабардинская правда». 15 июня 1960 года он был утверждён собкором газеты «Литература и жизнь» по Кабардино-Балкарии.

Умер писатель 10 октября 1971 года.


10 11 dudin dymshitsu001


 

ГОЛОС НЕЗАКОННО ПОСТРАДАВШЕГО БАЛКАРСКОГО НАРОДА

В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ЛИТЕРАТУРА И ЖИЗНЬ»

 

По известной причине (переселение) произведения балкарских писателей долгое время не печатались ни на балкарском, ни на русском языках.

Сейчас балкарские писатели активно работают в литературе. Я один из них, член Союза писателей СССР с 1936 года. Член КПСС с 1940 года, с 1938 по 1941 год работал Председателем Правления Союза писателей Кабардино-Балкарии, с первых дней Отечественной войны был на фронте, после тяжёлого ранения, потеряв ногу, в 1943 году демобилизовался из Армии, сейчас работаю редактором балкарского альманаха «Шуйохлукъ» («Дружба»), член Советского Комитета солидарности стран Азии и Африки, член правления Союза писателей Республики.

Предлагая Вашему вниманию несколько названий своих стихотворений в переводе с балкарского, прошу Вас опубликовать их в Вашей газете, если найдёте возможным. При этом прошу учесть, что мы до последнего времени не имели такой возможности.

С моим творчеством можно будет ознакомиться по статье Д.Бычкова и В.Пипинис «Голоса балкарского народа» в августовском номере журнала «Дон», за 1958 год.

 

С приветом

Керим Отаров

балкарский поэт, член СП СССР,

членск. билет № 2222

27 августа 1958 года.

Мой адрес: г. Нальчик, проспект им. Ленина, 46, кв. 44.

 

(РГАЛИ, ф. 1572, оп. 1, д. 44, л. 81).

 


 10 11 Maya Rumyantseva002


 

ПРИМЕРЫ БЕЗДУМИЯ

 

Уважаемый тов. редактор!

Не могу не выразить глубокого удовлетворения опубликованием в Вашей газете статьи доктора архитектуры Ревякина о планировке Москвы (за 26.6.60 г.). Пожалуй, это единственная за последние годы статья, в которой прямо и смело поставлены жгучие вопросы реконструкции Москвы. То, что происходит в этой области, действительно достойно не только критики, но подчас и возмущения. Никакими практическими и политическими соображениями нельзя оправдать, например, уничтожения Сухаревской башни или, наоборот, подготовляемого искажения известного на весь мир ансамбля Красной площади проектированием гостиницы в Зарядье. Примеров такого бездумного отношения к реконструкции Москвы можно привести великое множество.

 

Искусствовед

Г. Вагнер

29 июня 1960 г.

 

Георгий Карлович Вагнер родился 19 октября 1908 года в Рязанской губернии в городе Спасск. Окончив за три года четырёхгодчный курс Рязанского художественно-педагогического техникума, он остался в альма-матер преподавателем. В 1932 году ему предложили место завотделом картинной галереи в Рязанском краеведческом музее. Одновременно молодой учёный выполнял заказы для Исторического музея в Москве, а также для Академии советской архитектуры.

В сталинское время Вагнер был дважды незаконно лишён свободы. Первый раз его осудили в 1937 году и сослали на Колыму. уже в 1989 году учёный опубликовал в журнале «Слово» воспоминания «Десять лет Колымы за Сухареву башню».

Отсидев пять лет на приисках, Вагнер должен был 13 мая 1942 года выйти на волю. Но из-за войны полной свободы он так и не получил. Ему пришлось устроиться художником на прииск имени Водопьянова. С Колымы учёный выбрался на пароходе «Джурма» лишь в конце января 1947 года.

Во второй раз за Вагнером пришли в 1949 году. Он был сослан в Красноярский край и впоследствии отправлен на геологические работы в Приангарье.

С 1955 года и до выхода на пенсию учёный работал в Институте археологии. Главным делом его жизни стало изучение владимиро-суздальской фасадной скульптуры.

Вагнер очень переживал за сохранение памятников старины. Он всячески приветствовал появление летом 1960 года в газете «Литература и жизнь» статьи доктора П.Ревякина «Лицо столицы: Как надо планировать город» и написал свой отклик, но редакция ограничилась лишь публикацией отклика Алексея Югова «Наболело» (номер за 28 июля 1960 года).

Вагнер мог бы стать одним из самых ярких авторов газеты «Литература и жизнь». Однако в редакции к нему, видимо, из-за двух арестов очень долго относились весьма настороженно.

Умер Вагнер 25 января 1995 года.


 

БОРЬБУ ЗА УСАДЬБУ В АРХАНГЕЛЬСКОМ ГАЗЕТА НАЧАЛА ЕЩЁ В 1960 ГОДУ

 

РЕДАКЦИИ ГАЗЕТЫ «ЛИТЕРАТУРА и ЖИЗНЬ»

Отдел искусств

Уважаемая редакция!

С большим удовлетворением прочла я статью «Сохранить Архангельское» за подписью виднейших деятелей искусства (от 21/ХII.60 г.).

Трудно представить, но факт остаётся фактом, что такой памятник культуры как Архангельское до сих пор находится в руках чужеродного ведомства, не имея ни категории, ни разряда. Это одно уже означает, что оно и не могло быть окружено достаточным вниманием и уходом со стороны Министерства культуры. Удивляет и равнодушие самого министерства, которое давно было обязано взять музей в своё ведение и поставить во главе его лучших специалистов, заинтересованных в сохранении для народа шедевров искусства.

Неудивительно поэтому и такое «культурное» отношение к музейным редкостям при ремонте – это одно уже говорит и о «заботе» и о «квалификации» руководства музея. Даже в обыкновенном помещении при простой побелке потолков хороший хозяин выносит лучшую (если не всю) мебель, тем более когда идёт ремонт потолков с установкой лесов. Тут не нужно быть специалистом по искусству, чтобы догадаться вынести шедевры живописи подальше от белил и штукатурки. Это минимум отсутствие у руководства любви к искусству, а таким не место возле памятников его.

Более всего возмущает меня как любителя, что пропала целая картина. Это недалеко от того, что за одним случаем может легко пойти и второй и третий, если первый сошёл администрации с рук. Это не простая халатность, а граничащая с попустительством к краже. Все мы недавно читали в широкой печати о спекуляции произведениями искусства целой семьи. Как знать! м.б., такие лица из-под полы торгуют как раз картинами, похищенными под маркой «пропажи» где-нибудь ещё в другом музее. А государство лишается всенародных ценностей искусства.

За это имена виновных, в назидание другим, следует предавать широкой огласке и взысканиям вплоть до снятия с работы и предания общественному суду. И потому неправильно, что в статье нет имён администраторов, виновных в такой обстановке в музее при ремонте.

Вот какими мыслями по поводу вашей статьи я сочла долгом поделиться с редакцией.

Надеюсь, что редакция сообщит – какие меры приняты Министерством культуры, и мы увидим Архангельское в надёжных руках и будет издан путеводитель по музею.

 

Читатель М.Грабовская

 

9 января 1961 года

 

Адрес мой: Москва-центр, проезд Серова, 3/6, кв. 52 M.Н. Грабовская.

 

(РГАЛИ, ф. 1572, оп. 1, д. 234, лл. 60, 60 об.)

 


 

Рекомендую стихи Леонида Агеева

 

Эти стихи писались на Втором Северном – шахтёрском посёлке, встроенном в уральские леса. Здесь добывают бокситы. Большая часть алюминиевого сырья поступает именно отсюда.

Выбеленные домишки шахтёров со всех сторон окружены красной бокситовой глиной и зелёной чащей. Леонид Агеев – инженер, начальник одного из агрегатов рудника. Раньше он много ездил по отдалённым районам страны в составе геологических партий. В его стихах – немало от демократической простоты, свойственной шахтёрам, геологам, да и всем нашим рабочим людям. Немало в них и от высокой, современной техники, которой эти люди командуют. Впрочем, судить об этом читателю.

 

Борис Слуцкий

<1960>

 

(РГАЛИ, ф. 1572, оп. 1, д. 163, л. 8)

 


 

ЖЕЛАНИЕ ПОДЕЛИТЬСЯ ОПЫТОМ

 

В.В. ПОЛТОРАЦКОМУ,

Редакция газеты «Литература и жизнь».

 

Дорогой Виктор Васильевич!

Посылаю Вам свои «Краткие заметки». Может быть, они пригодятся для раздела «Литературная учёба», который время от времени даёт Ваша газета.

Мои «Заметки» не писались специально для газеты. Это просто записи, сделанные в разное время в моих записных книжках и тетрадях по разным поводам. Сейчас я их обнаружил и вставил в книжку «О поэтическом мастерстве», третье издание которой собирается выпустить «Советский писатель».

В общем, посмотрите «Заметки». Ничего особого в них, конечно, нет, но всё же они, по-моему, могут быть полезными для некоторой категории людей, берущихся за писание стихов.

С приветом

М. ИСАКОВСКИЙ

<март 1960 г.>

 

РГАЛИ, ф. 1572, оп. 1, д. 149, л. 138 


 

В 1960 ГОДУ АВТОРОМ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ОЧЕНЬ ХОТЕЛ СТАТЬ АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН

 

2 3 zapiska Solzhenitsyna

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *