Повод поговорить о генетике

№ 2009 / 19, 23.02.2015

«К ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СТ­ВУ СТУ­ЧИТ­СЯ ВРЕ­МЯ ГЕ­НЕ­ТИ­КИ» – так на­зы­ва­лась ста­тья Алек­сан­д­ра По­тём­ки­на, вы­шед­шая в од­ном из ап­рель­ских но­ме­ров «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии».

«К ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ СТУЧИТСЯ ВРЕМЯ ГЕНЕТИКИ» – так называлась статья Александра Потёмкина, вышедшая в одном из апрельских номеров «Литературной России». Впечатление она оставила престранное – и настолько, что захотелось обозначить его заморским словом фрустрация. Именно в такое состояние читатель и повержен неизъяснимой логикой автора. Оно сродни осенней грусти по чему-то неисповедимому и несбывшемуся…





Согласен с Александром Потёмкиным если не на все сто, то, по крайней мере, на пятьдесят один процент: евгеника – спасительный свет для человечества, потерявшего почти все свои путеводные звёзды. И Фрэнсис Гальтон, основоположник евгеники, и племянник Чарльза Дарвина, предлагая двуногим научное решение проблемы совершенствования человеческой расы, был далеко не идиот и не фашиствующий мракобес, каким его готовы представить иные. «Фонд нобелевских лауреатов» – идея в общем неплохая, и с этим, убеждён, солидарны миллионы женщин и мужчин. И общество периодически возвращается к этой теме – пусть и давая в своих публицистических форматах, как правило, негативную оценку попыткам усовершенствования человека посредством евгеники….


Соглашусь и с тем, что системный кризис капитализма – хороший повод задуматься о самых серьёзных вещах. Более того, разделяю пафос автора по поводу особенностей отечественного фондового рынка, коренящихся прежде всего в его генезисе (и, в частности, пафос изобличения его «провальности»). Утверждение с моей стороны ничуть не голословное и отнюдь не самое дилетантское, поскольку самому в середине 90-х пришлось поработать в пресс-службе ФКЦБ (Федеральная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку) – а по итогам опубликовать в январе 96-го в «Советской России» разносную статью про «становление российского фондового рынка».


Потёмкин бьёт в самую точку, когда пишет, что наши отечественные фондовые площадки из-за преобладания на российском рынке акций нерезидентов дестабилизировались особенно заметно. Что курсы акций ведущих компаний снизились в 2,5–5 раз. Что капитализация у них упала более чем на триллион долларов.


Да, теперь мы все хорошо – пусть и постфактум – знаем, что кризис на фондовом рынке должен был негативно повлиять на развитие реального сектора экономики. Что из-за падения российских индексов катастрофически снизилось залоговое содержание активов, под которые брали кредиты корпорации. Знаем, что вынужденно – и многомиллиардно – транжирится Фонд национального благосостояния в целях поддержания на плаву «флагманов» нашей экономики – дерипасок, фридманов и др. …


И всё же очень трудно взять в толк и отстраниться от этой самой фрустрации, порождённой алогизмом повествования. Автор настолько смело переходит от одного к другому – от статистики фондовых провалов (пусть и завязанной на системности кризисов капитализма) к императивам биологического совершенствования вида, что просто диву даёшься…


Лишь в одном месте обнаруживается намёк на связку экономико-социального с социально-биологическим. Там, где Александр Потёмкин указывает на природу стремительных темпов роста отечественного рынка акций. «Желание ускорить темпы роста оказалось у игроков совершенно неутолимым. И этот не материальный, а скорее человеческий фактор предопределил общий крах». Однако авторское дерзновение в контексте данной статьи выглядит довольно фрагментарным и не получает развития.


Не имея свежей (а главное – правдивой и разумно адаптированной) информации о том, насколько отстало от приоритетов времени законодательное регулирование в сфере фондового рынка, кредитных учреждений и т.п., всё же – соглашусь заочно с автором – да, надо всё поменять к чертям собачьим. Но, во-первых, как заставить людей наверху озаботиться этими приоритетами? И, во-вторых, где найти порядочных людей, которым будет поручено такое законодательное реформирование? Впрочем, это всего лишь попутная ремарка…



Повторяю, концептуально согласен с выраженной автором озабоченностью общей природой рыночного бардака в экономике. Но вот каким представляется этот самый «нетривиальный подход», о котором заявлено, текстуально почему-то не расшифровывается в статье Потёмкина, нацеливающей нас на сублимацию экономической скверны в горние мечты о благе человека.


Вот он пишет: «…Даже эффективная программа по спасению рынка (прим.: тут ещё один резкий переход от фондового рынка к рынку вообще как понятию экономического либерализма) поможет лишь на десять–пятнадцать лет. Всё повторится вновь. Пора со всей серьёзностью задуматься о факторах, лежащих в основе нынешнего глобального кризиса. Это извращённое потребление, цикличность экономических явлений и, наконец, сама человеческая природа, то есть генетико-биологическая реальность. Эти фантомы будут постоянно преследовать нас, пока мы не обратимся за помощью к генной инженерии и евгенике… Пора признать, что современная цивилизация может существовать только от кризиса до кризиса… Чтобы устранить фундаментальные причины, вызывающие потрясения планетарного масштаба, необходимо срочно вмешаться в генетическую природу человека…»


Но позвольте, – возразят сторонники рынка и апологеты цикличности, – ведь всё в мире основывается на ритмах и циклах. Вот и сердце бьётся в груди сообразно биоритму… Контраргумент, конечно, слабенький, но образный – и поди его опровергни…


Да ведь если и вмешиваться в природу, – возразят сторонники социального равенства и плановой экономики, – так, может, лучше для начала вмешаться в социальную природу человека? И будут правы.


Может, и не стоит так резко-то? А то ещё и не таких дров наломаем… Забота о совершенствовании рода и гармонизации отношений с подобными себе – это интимнейшая потребность человека. И ставить задачи евгеники наотмашь или решать их методом продразвёрстки, героическими наскоками – в той манере, в какой оно изложено в статье «К ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ СТУЧИТСЯ ВРЕМЯ ГЕНЕТИКИ» – далеко не самый приоритетный способ преодолеть противоречия современной социально-экономической действительности.

Геннадий СТАРОСТЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *