Мотивы Босха в «Антихристе»

№ 2009 / 49, 23.02.2015

На­вер­но, каж­дый фильм Лар­са фон Три­е­ра ока­зы­вал­ся со­бы­ти­ем в ми­ро­вом ки­не­ма­то­гра­фе, не со­ста­ви­ло ис­клю­че­ния и по­след­нее его тво­ре­ние – «Ан­ти­христ».

Режиссёр: Ларс фон Триер


В ролях: Уиллем Дефо, Шарлотта Генсбур


Дания, Германия, Франция, Швеция, Италия, Польша, 2009, 100 мин.






Наверно, каждый фильм Ларса фон Триера оказывался событием в мировом кинематографе, не составило исключения и последнее его творение – «Антихрист». Причём на этот раз кинематографическая общественность была шокирована до такой степени, что потребовала от режиссёра извинений. На что последний рассмеялся и ответил в том ключе, что он главный режиссёр в мире и извиняться не собирается. Что же могло так смутить общественность, давно привыкшую к эксцентричности фон Триера? Возможно, половые органы главного героя, показанные крупным планом в первые секунды фильма, и другие брутально-генитальные темы. Тема гениталий в «Антихристе» поставлена очень остро и звучит, как правило, в патологоанатомических тонах, вплоть до того, что зрителям, если, конечно, они не являются по профессии урологами или гинекологами, становится дурно и тошно. Смысл этих садистических высказываний фон Триера по сей день остаётся предметом споров, одни видят в этом важный композиционный ход, без которого фильм стал бы невозможен, другие – психическое расстройство режиссёра, что тоже имеет под собой веские основания, учитывая определённые факты его биографии. Есть и такой вариант – от отчаяния режиссёр издевается над зрителем.


В фильме есть три актёра – маленький Ник, сын главных героев, который погибает в самом начале и чья смерть служит поводом для дальнейшего развития сюжета, его отец (Уиллем Дефо) и мать (Шарлотта Генсбур). Мать Ника одержима сексом и чуть что пытается совокупиться со своим мужем. Она набрасывается на него со звериной страстью, стягивает с него штаны, задирает рубашку и принимается за дело, грубо, жёстко и без предварительных ласк. Мужу, по всей видимости, это уже поднадоело, и он пытается избежать исполнения супружеского долга под тем предлогом, что он выполняет функции психоаналитика собственной жены. Её персонаж навязчиво ассоциируется с двумя противоположными, но диалектически схожими образами – с одной стороны, мы видим типичную средневековую ведьму, по которой плачет костёр Якова Шпренгера и Генриха Крамера, с другой – современную девушку слегка за тридцать, ещё не нашедшую себя или, наоборот, совсем потерявшую в поисках мистических откровений путём приёма психотропных препаратов. Иными словами, с ней явно что-то не так, и дело не в гибели ребёнка. Её муж, напротив, олицетворяет рациональность, добро, он силён, верит в себя и в психоанализ. Иной раз фон Триер провоцирует, заставляя предположить, что он и есть тот самый Яков Шпренгер или Генрих Крамер, или и тот и другой вместе.


Но это не так. Главный герой – это Иероним Босх. Не в буквальном, биографическом смысле, а в смысле содержания полотен последнего. Средневековые христианские мотивы в «Антихристе» не являются всего лишь мимолётными штрихами, их очевидность всплывает ближе к концу фильма. В этих финальных кадрах мы видим сцены, позаимствованные из картин ада Босха. И более того, одна из наиболее загадочных картин художника «Блудный сын», на которой, по мнению ряда экспертов, изображён он сам, воспроизводится в облике главного героя фильма, шагающего в финальном эпизоде через лес. Главный герой оказывается в образе грешника, не сумевшего следовать одному из главных христианских заветов – подставить правую щёку, когда бьют по левой.


В фильме остаётся неразгаданной мотивация кровавого генитального натурализма. Как известно, слово «х-й» может быть к месту в художественном произведении, а может и не быть, и резать глаз своей необоснованностью. Обоснование шокирующим сценам «Антихриста» можно попытаться найти у того же Босха, в некоторых его полотнах, рассказывающих о жизни грешников. Но возможно, их причина в том, что Ларс фон Триер пришёл к крайним формам самовыражения, а это часто свидетельствует об исчерпанном потенциале художника.

Иван ГОБЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *