Ирония судьбы или насилие над судьбою?

№ 2012 / 50, 23.02.2015

Вот уж много лет собирался как-то откликнуться на фильм «Ирония судьбы. Продолжение» Тимура Бекмамбетова, да всё руки, что ли, не доходили. Но теперь вдруг произошла трагедия с Александром Белявским

Вот уж много лет собирался как-то откликнуться на фильм «Ирония судьбы. Продолжение» Тимура Бекмамбетова, да всё руки, что ли, не доходили. Но теперь вдруг произошла трагедия с Александром Белявским (в фильме – дядей Сашей), и пересмотрел картину ещё раз. И ещё раз уверился в том, что давно хотел сказать.

Сразу оговорюсь: фильм сделан прекрасно. Это лирическая комедия, да ещё с применением многих технических средств начала XXI века; текст, можно сказать, великолепен, сам бог велел расхватать многое на цитаты, а уж не возлюбить героев, коих исполнили К.Хабенский, С.Безруков и Е.Боярская, невозможно. Из «старого» состава кого-то с нами нет (Л.Добржанская, Г.Бурков), кто-то не участвовал по неизвестной причине (Л.Ахеджакова), зато дополнили ансамбль из Б.Брыльской, А.Мягкова, В.Талызиной и Ю.Яковлева, а также А.Белявского и А.Ширвиндта прекрасные актёры М.Ефремов и Е.Добровольская, В.Вержбицкий, Р.Мадянов и другие, все оказавшиеся мастерами эпизода, фактически равными исполнителям главных ролей.

Если говорить о метраже фильма, то в одну серию его вместилось по меньшей мере столько же, сколько в две серии «С лёгким паром!». И тоже слава богу: динамика прежней «Иронии», конечно же, теперь слабо соответствует характеру нынешнего зрителя, воспитанного и самим безумным нашим временем, и компьютерной техникой, клипами. У Т.Бекмамбетова прекрасный монтаж, великолепные переходы, всё-всё-всё замечательно.

Отчего же «Продолжение» не стало тем, чем стала сама «Ирония судьбы»? Где ажиотаж и всеобщая любовь? Где масса писем, требующих включить фильм в новогоднюю телевизионную сетку?

Ответ прост. История путешествия Жени Лукашина в Ленинград – чистая случайность, основанная на совпадении названий улиц, номеров домов и квартир, а также на ошибке, совершённой Мишкой (Г.Бурковым) и Сашкой (А.Белявским), загрузившими в самолёт не ту персону (должен был лететь Павел – А.Ширвиндт, а полетел Женя – А.Мягков). Потом все ошибки усугубляются – ревностью Ипполита (Ю.Яковлев), скрытностью Нади (Б.Брыльска), введшей в заблуждение подруг Валю (В.Талызина) и Таню (Л.Ахеджакова), а потом и взаимной приязнью, которая заставила Женю вторично обмануть тех же подруг. Помогала и хищническая натура Гали (О.Науменко), у которой «жениха украли», и твердолобость Ипполита («Ах, должен был прилететь Павлик?!»), и их похожесть друг на друга («У него дома есть ванная»). В общем, вся атрибутика, весь расклад характеров и т.д. – всё это работало на зрительскую любовь, всё приближало хеппи-энд. Я уж не говорю о музыке М.Таривердиева и прекрасном исполнении песен А.Пугачёвой и С.Никитиным, который тогда ещё не научился сюсюкать и пел так, как сказано композитором. (Пожалуй, только одна накладка того времени могла смазать впечатление: в 1970-х билеты в самолёт продавались уже по паспорту, а пьеса Э.Рязанова и Э.Брагинского писалась ещё в 60-е, когда сам билет и был документом).

В общем, самым привлекательным и в пьесе, и в фильме 1975 года стала госпожа Случайность. «Стихи не пишутся – случаются…» – писал ещё до «Иронии» А.Вознесенский. Тем они и ценны – стихи и тот фильм.

В новой же «Иронии», несмотря на все положительные качества картины, всё построено намеренно. Выживший из ума дядя Паша безумно хочет добра своему другу Жене и целенаправленно посылает его сына Костю по старому питерскому адресу – 3-я улица Строителей, д. 25, кв. 12.

Как ни странно, любовь между младшей Надей и Костей всё же возникает, потому что «ёкарный бабай» Ираклий (С.Безруков) не идёт ни в какое сравнение с «хорошим мальчиком» Костей (К.Хабенский), и несмотря на то, что Костя «всё время врёт», как и его папа Женя в том фильме (да и в этом тоже), Надя (Е.Боярская) всё же предпочитает его Ираклию. Однако враньё Жени и враньё Кости кардинально отличаются. У Жени «ключ подошёл», а Костя зовёт слесаря из ЖЭКа, чтобы проникнуть в вожделенную квартиру 12. Кстати, непонятно и ещё одно: дежурные слесари – они домушники, что ли? Как можно было вскрыть, не повредив, два замка?

Неправедность ситуации развивается: если Женя искренне не понимал, что он в Ленинграде, то Костя притворяется, во-первых, что пьян, во-вторых – что думает, будто он в Москве. Да, изначально этот обман вроде и невинен, ибо он не грабить приехал, а просто желает вернуть папе его любовь. Но ведь этот обман не единичен: потом он подменяет мобильники, придумывает историю с воздушным шариком, чтобы на долгое время убрать Ираклия и довести свою интригу до конца, и так далее. До самого финала он, в общем-то, ведёт себя как хладнокровный расчётливый интриган-разрушитель и в итоге добивается своего. Мне кажется, вот эта неправедность героя и является основным препятствием к зрительскому сердцу: всё, что основано на обмане, неприемлемо, как бы высококлассно ни были сработаны остальные детали фильма.

Негодяй Ираклий наказан: Надю у него отняли, станцию раскурочили, да и вообще фактически изгнали человека из Питера во Владик. А почему, собственно, негодяй?

Если к Ипполиту за его ревность, отсутствие чувства юмора и прочие недостатки («Чьи стихи?» – «Ахмадуллиной». – «А!..» – вроде как «Ну ладно, тогда пой») зритель мог воспылать неприязнью: чиновник (уже неприятно, даже в советское время), достал французские духи (ах, негодяй, наверняка из «Берёзки»!), на машине (а на какие шиши? – «наши люди в булочную…» и т.д.), не пьёт («Я и сам себя первый раз в таком виде вижу»), ортодокс («Для вас нет ничего святого») и пр., и пр., – то к Ираклию можно испытать неприязнь лишь в одном случае: он постоянно говорит по телефону, то есть как бы не умеет общаться с живым собеседником – примеров не привожу, ибо их куча. Ну, и ещё одна чёрточка, притянутая, кстати, за уши: когда Ираклий забирал колечко, купленное для Нади (а не состоялось), он прихватывает с семейного стола и бутылку с шампанским (единственную в новогоднем кадре!): «Пригодится». – И всё?! – Да, и всё.

Кстати говоря, мелочность и гнусность Ираклия больше ничем не подтверждается, ибо слесарю он платит, бутылку водки майору милиции презентует в качестве подарка на Новый год без капли сожаления, бьёт Костю на кресле не кулаком, а плюшевым мишкой, хотя за фокус с воздушным шариком имел право съездить в репу и по-серьёзному, бросает разбитое дорогое авто без сожаления, берёт авиабилет Косте на свои, везёт его в такси на свои и т.д., и т.п.

Между нами, и Рязанов вовремя реабилитирует своего Ипполита («Какая гадость эта ваша заливная рыба»), и Бекмамбетов – Ираклия: тот дарит свой крутой мобильник незнакомому мальчику в аэропорту – тоже на миг становится Дедом Морозом, как бы переняв эстафету у Кости. Значит, хорошее всё-таки в нём заложено? Как и в Ипполите: «Мы перестали делать большие хорошие глупости…»

На самом деле зритель долгое время обманывается, считая Ираклия плохим. Чем он плох? Тем, что с нуля в чужом городе добился многого? Заметьте: не наворовал, а заработал! Он не сытый олигарх, а постоянный зам на собственных побегушках: начальник где-то уже на отдыхе, какой-то Владик, который должен разбираться с телевизионной антенной на Перспективной, тоже в Египте, а он, Ираклий, за 15 минут до Нового года в очередной раз мчится разруливать ситуацию на крыше. «Приходилось стены головой пробивать – вот и зарос ваш «родничок»…» Это никак не может характеризовать его с отрицательной стороны. А то, что он до последнего бьётся за свою любовь, причём именно за любовь: Надя – простая девушка, не бизнес-вумен, хотя по специальности и юрист. Папа её Ипполит, что-то, может, и значивший в советское время, сейчас отнюдь не у руля, да и старенький, так что кроме нотаций ничего своей дочери предложить не может. Значит, Ираклий готов жениться на бесприданнице Наде и с нею построить свою жизнь. Отчего бы ему, с его нынешним положением, не отправиться на тусовку «золотой молодёжи» и не захомутать девушку покруче? Он этого не делает.

Правда, он совершает одну подлость и покрупнее, чем спереть со стола шампанское: «Пей, пей!» – радуется он, зная, что у Кости алкогольная непереносимость. Но знаете, посмотрел бы я на любого, у которого только что отняли его мечту, причём неправедно!

А что мы знаем о Косте? Только то, что он – сын Жени Лукашина. Поначалу и в самый ответственный момент (новогодний поцелуй) он разыгрывает врача. Бывает: сын пошёл по стопам отца. Но потом оказывается, что ожоги календулой не мажут! – то есть он не врач. А кто?

К сожалению, профессии Кости мы так и не узнаем. Кто он по жизни, кроме того что он вроде неплохой (по задумке авторов) парень?.. Знаете, приходит на мысль, что, пожалуй, никто. Папа всё ещё пашет в своей медицине, а сын… просто любит его, и всё. Правда, любит сильно, раз готов ради этой любви идти на всякие ухищрения, но только и всего. Одну-единственную песню «Если у вас нету тёти» худо-бедно исполнил на Надиной гитаре – и это почти единственная его характеристика. Обеих Надь обманул, слесаря подставил, сержанта в участке обманул, замёрзшего мужичка на остановке вообще отправил в Москву руками Валеры, подчинённого Ираклия, да и вообще Деду Морозу изгадил бороду, сморкнувшись в неё, хотя мог бы это сделать и не в бороду.

Так кто же здесь положительный герой?

Но ведь не может не быть в фильме никого положительного. Может, это сержант Быков или майор Мамонтов? Или тихушник дядя Паша, отправивший Костю и Женю в Питер?

Да нет же! Почему-то на всём этом невнятном фоне вырисовывается только один положительный герой – это Ираклий. Ираклий, которого жизнь заставила мчаться в чужой город и делать там карьеру; Ираклий, которого дяди Паши и Костики (на которых он ещё и зла не держит) шельмовали на протяжении всего фильма; Ираклий, весьма симпатично представляющий здесь Россию на фоне двух шельм – Москвы и Питера. Единственный, кто в Новый год всерьёз озабочен производственными вопросами (даже милиция уже напивается: майор еле ворочает языком, сержант покрепче, да и собутыльников ему не хватает, но напьётся наверняка).

В этом смысле фильм «Ирония судьбы. Продолжение» весьма актуален: работящая провинция оказывается побеждена бездельниками и проходимцами двух столиц, в коих превратились бывшие советские интеллигенты. Если так было задумано Тимуром Бекмамбетовым, то честь ему и хвала. Сам Эльдар Александрович поучаствовал в этом действе, сыграв пассажира самолёта, замечательно, чисто по-московски уронившего на голову Косте чемодан, не извинившись – якобы не заметив этого!

Грозен окажется фильм «Ирония судьбы-3», где провинция в лице сына Ираклия – да нет, наверное, сам Ираклий вернётся из Владика продолжать свою производственную деятельность! – победит и москвичей, и питерцев, показав им, наконец, что нельзя, живя в столице, так не уважать родной страны.

Ну вот. Пока писал про фильм, наступил юбилей Эльдара Александровича. Любимому режиссёру – 85!

Короче, сама судьба запрещает снимать продолжения некоторых фильмов. Один из них, а то и самый первый в списке, – «Ирония судьбы». А судьба насилий над собой не терпит.

А. ВАРАКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *