Синдром сироты

№ 2013 / 15, 23.02.2015

Молодая современная детская литература есть. Мы не будем оборачиваться на сомнительные доводы разных критиков и пустозвонов, привыкших присыпать земелькой всё, что им не нравится

Продолжаем полемику о современной детской литературе,

начатую в предыдущих номерах статьями Елены Усачёвой и Дарьи Вильке

Молодая современная детская литература есть. Мы не будем оборачиваться на сомнительные доводы разных критиков и пустозвонов, привыкших присыпать земелькой всё, что им не нравится, или всё, чего они замечать не хотят. Есть и живой литературный процесс. Опять же, кто-то может говорить, что он вялый или нет его вовсе. Мы-то знаем, что есть фестивали, семинары, встречи, писательские «кружки», «тусовки» – назовите как хотите. Есть исследования. Даже учебники есть по детской литературе. Не станем заниматься перечислением. Кому надо – найдёт. А кому не надо, тот, конечно, искать не станет.

Поговорим о том, что многие (не все!) молодые авторы сегодня имеют странный, казалось бы, комплекс или синдром. Именно его я вынесла в заголовок статьи. Наглядно вырисовался он после высказывания в «Литературной России» хорошего автора, члена редколлегии журнала «Переплёт» Дарьи Вильке, в её статье «У пустоты на плечах».

«Я уже где-то тут цитировала кого-то из философов – «все мы сидим на плечах у гигантов». Нам сидеть негде. Мы висим в пустоте. И это неприятное ощущение», – пишет Дарья. И судя по тому, что очень многие молодые авторы стали ссылаться на её статью и писать, что это о них, такое ощущение присутствует у многих. Мол, советскую детскую литературу окрестили пропагандистской и на неё теперь страшновато равняться, какой бы хорошей она ни была. Критики нас ругают, издатели сравнивают нас с зарубежными авторами, и печатать не хотят. «Если совсем честно – иногда хочется сказать: не надо нам помогать, вы просто не мешайте…», – продолжает Дарья.

Что выросло, то выросло. Многие молодые авторы – воспитанники форумов и семинаров фонда Филатова, фестиваля ДЕТГИЗа. Но что хорошо неофитам от литературы, то авторам, у которых уже вышли первые книги, не так интересно. Они уже представляют, как работать с текстом. Чему их учить? По большому счёту вообще никого нельзя научить быть писателем. Можно лишь подсказать, наставить, поделиться опытом. А мастера всё те же. И опыт у них тот же остаётся, сколько уже можно этим опытом делиться? Вот молодые авторы и переживают.

Наверное, примерно так чувствует себя ребёнок, которого по достижению совершеннолетия выпустили из детского дома. Вроде и слышал ты про эту взрослую жизнь. А как шишки набивать, так самому. Навыков жизни нет. Отсюда – полная растерянность, дезориентация. И, конечно, бесконечное желание чтобы все тебя любили. Потому что вот ты такой пришёл, страдал, мучился.

Отсюда и желание объединения, потому что вместе не так страшно и не так одиноко. И получается картина маслом. Сидят детские писатели у пустоты на плечах, никому не нужные, как они сами говорят, и говорят: «Не мешайте!». Смешно!

Нет никакой пустоты! Под нами та самая титаническая советская литература. Пусть она кому-то нравится, кому-то нет. Она была. И продолжает быть. И хотим мы или нет, но мы, так или иначе, являемся её продолжателями. Странно было бы, если бы в наших текстах продолжения тех традиций не нашлось. У нас есть наши мэтры, которым можно при случае написать, спросить совета. Они не отмахнутся и не откажут. Например, Юля Симбирская работает в тесной переписке с Михаилом Ясновым. Наверняка есть много других.

Те издательства, которым нужны иностранные авторы – иностранных авторов и печатают. Но ведь и наших печатают. И Вильке, и Понорицкая, и Ботева, и Ракитина, и Евдокимова, и многие другие (я специально перечисляю только молодых!), авторы хотя бы одной изданной книги. Критик Ольга Мяотс уже замучилась повторять, что издательства заинтересованы в наших авторах.

О наградах и премиях я опять же молчу. Тут и премия Михалкова, и премия Крапивина, и почившая «Заветная мечта», и «Книгуру».

Вспомнилось мне тут в минуты очередных бурных споров на фейсбуке стихотворение Марины Бородицкой:

Интернет –

это просто большой интернат:

в нём живут одинокие дети,

в нём живут одарённые дети

и совсем несмышлёные дети…

И подумала я, что этот как раз про нас, молодых, талантливых, начинающих. Заканчивается стихотворение так:

Мы позвали бы взрослых,

но взрослые – это мы.

Давайте уже примем это за аксиому. Мы взрослые и мы пришли. Давайте преодолеем комплекс и смело станем говорить о том, о чём хотим. Только не у себя в уютных ЖЖ и не на страничках фейсбука. Вы не согласны с мнением критика, так оспорьте его. Напишите статью, изложите свою концепцию. Когда пишется текст, он пишется не просто от того, что захотелось написать про девочку 13 лет. А потому что какая-то проблема взволновала так, что нет сил молчать. Понравилась книга коллеги – напишите о ней. Но не потому что это «прекрасная книга удивительного человека», а вдумчиво. «Вы молчите, значит вас нет!», – сказала критик Валерия Пустовая. И была отчасти права. Нас действительно очень мало в информационном пространстве, так мало, что мы теряемся. Может, стоит стать чуть смелее? Подать голос. А не ждать пока это сделает кто-то другой. Других нет. Есть мы.

Ирина ЛИСОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *