Малороссийская Сафо

№ 2014 / 11, 23.02.2015

Украинскую поэтессу ХVII в. Марусю Чурай называли «Малороссийская Сафо» — по имени древнегреческой. Она являет собой удивительный пример не только страстной женской лирики

Украинскую поэтессу ХVII в. Марусю Чурай называли «Малороссийская Сафо» — по имени древнегреческой. Она являет собой удивительный пример не только страстной женской лирики — печальной, порою трагической.

Памятник Марусе Чурай в Полтаве
Памятник Марусе Чурай в Полтаве

Обычно случаи, когда создания поэтов переходят в народную среду, становятся народными песнями, скрыты и неведомы современникам. Здесь же перед нами разворачивается удивительная история: украинская девушка Маруся Чурай сочиняет свои песни — слова и музыку, сама их поёт — почти на глазах у всего народа, и они быстро распространяются, их подхватывают и поют, они становятся достоянием всех. Песням этим почти четыреста лет, и они стали народными.

Маруся Чурай, по преданиям, не только сочиняла, но и прекрасно исполняла свои песни, может быть, поэтому они так быстро и легко разносились по всей Малороссии-Украине.

Нам неизвестны прямые доказательства исторического существования Маруси Чурай, но легенды о ней многочисленны и почти убедительны. Из них следует, что полное имя её Мария или Марина. Маруся — имя уменьшительное, отчество же — Гордеевна.

Родилась Маруся в Полтаве, в семье урядника Полтавского казачьего полка Гордея Чурая. Дом отца стоял на берегу реки Ворсклы, недалеко от того места, где вскоре будет основан Крестовоздвиженский монастырь (1650), который сохранился до наших дней.

Отец Маруси, храбрый и вспыльчивый казак, в пылу ссоры зарубил шашкой поляка-шляхтича и вынужден был бежать из родного города. Он добрался до Запорожской Сечи, примкнул к гетману Павлюку и принял участие в восстании против поляков, тогда владевших Украиною. Однако в битве под Кумейками в 1637 году казаки проиграли, Гордей Чурай вместе с гетманом Павлюком были взяты в плен, привезены в Варшаву и там казнены (Павлюк Павел Михнович, погиб в 1638 году, руководитель народного восстания — личность историческая). Несомненно, что судьба отца наложила трагическую печать на личность дочери. Она осталась одна с матерью Горпиною.

Существует народная песня про смерть Гордея Чурая:

Орлику, сизый орлику, молодой Чураю!

Ой забили ж тебе ляхи та в своём краю.

Может быть, это было первым созданием его юной дочери?

Легенды рисуют красоту Маруси Чурай, её карие глаза под густыми бровями, толстую косу заплетённых волос до колен, лёгкую тонкую фигуру… Неудивительно, что в неё влюбился казак Полтавского полка Иван (или Пётр?) Искра, будто бы дед полковника Ивана Искры, оставшегося верным русскому царю Петру I и казнённому Мазепой, ему изменившему.

Всем было известно, что казак Искра является приверженцем Богдана Хмельницкого, был смелым и влиятельным. Однако своё сердце Маруся Чурай отдала другому казаку — Грицю Бобренко, сыну хорунжего. Но любовь её была омрачена тем, что мать Гриця не хотела видеть своей невесткой Марусю Чурай, дочь вдовы. Она мечтала женить своего сына на богатой племяннице полковника Мартина Пушкаря, дочке есаула Фёдора Вишняка, Гале (Ганне) Вишняк.

Удивительны эти подробности, эти имена, указывающие на конкретных людей. Они заставляют всё-таки думать, что Маруся Чурай — реальное лицо.

Весной 1648 года в Малороссии началось восстание против поляков, во главе его встал Богдан Хмельницкий (1595–1657; гетман Украины) — опять историческое лицо! Полтавский казачий полк вместе с Иваном Искрой и Грицем Бобренко выступил в поход.

Песня Маруси Чурай, написанная в те дни, сохранилась до нашего времени вживе:

Засвiт встали козаченьки,

В похiд з полуночи.

Заплакала Марусенька

Своi яснi очi.

Не плач, не плач, Марусенько,

Не плач, не журися,

Та за свого миленького

Богу помолися.

Маруся пошла молиться Богу в Киево-Печерскую лавру — на богомолье. Там она сочинила одну из самых своих известных песен, доныне популярную:

Виють вiтры, вiють буйнi,

Аж дерева гнуться;

Ой як болит моё серце,

А сльози не ллються…

Осенью 1648 года польский король Ян Казимир заключил с Богданом Хмельницким перемирие, и казаки вернулись домой. Однако Гриць не спешил встретиться с Марусей, и вскоре влюблённый в неё Иван Искра сообщил ей, что Гриць исполнил желание матери и женился на Галине Вишняк.

Маруся не верит ему, думает, что Искра её обманывает, и сочиняет песню «Стелися, стелися, зелений гороше»:

Гей, ти, молоденький, голубе сизенький,

Не в правдi живеш,

Минаэш мою хату i моi ворота,

До Иншоi йдеш.

Когда Маруся убедилась в том, что Иван Искра сказал ей правду и что её любимый женился, она побежала к реке и бросилась в Ворсклу. Но верный Искра сумел вытащить её из воды и принести домой к матери.

Долго Маруся приходила в себя, а когда оправилась, решила отомстить. На «вечорницИ» она увидела Гриця с женой, и это лишило её разума.

В песне «Летит галка через балку» её душа рвётся:

Летит галка через балку,

Литаюче кряче…

Молодая дiвчинонька

Ходит гаэм, плаче.

Вийшла, встала над рiчкою,

Та й дивлюся в воду…

«Тяжко, мати, важко, мати.

Нащо дала вроду?»

Змалювала бiле личко,

И чорнii брови,

Та не дала менi, мати,

Нi щастя, нi доли».

Однако своё счастье Маруся Чурай загубила сама. Мать дала ей красоту — она выбрала долю.

В песне «Ой не ходи, Грицю» поэтесса и певица подробно описывает, как она пришла к убийству возлюбленного:

Ой не ходи, Грицю, та й на вечорницi,

Бо на вечорницях дiвки чарiвницi,

Котра дiвчина чари добре знала,

Вона ж того Гриця та й причарувала.

«Та чарiвниченька справедливая» (!) в воскресенье выкопала «зелье», в понедельник его замочила, во вторник — «зiлля iзварила», в среду утром Гриця отравила.

Надвечiр в четвер Гриценько помер,

А прийшла п,ятниця — поховали Гриця.

А в суботу рано мати дочку била.

Била и вопрошала, зачем Гриця отравила. Маруся ответила матери в песне:

Нехай вiн не буде нi тiй, нi менi.

Нехай дiстанется сирiй землинi.

Оце тобi, Грицю, я так iзробила,

Що через тебе мене мати била!

Оце тобi, ГрицЮ, за тее заплата —

З чотирьох дощок тёмная хата.

Маруся позвала Гриця на свидание, «причарував» его, он немедленно пришёл — и получил отраву. Когда скончавшегося молодого казака принесли в церковь, туда прибежала Маруся и при всём народе созналась в своём преступлении. Это уже рассказывает предание.

Такое неистовство страстей, жажда мести и немедленное жестокое её исполнение, казалось бы, не вяжется с обликом молодой, красивой певуньи, песни её распевала вся Украина. Достойный казак Иван Искра любил Марусю, и у неё был выход в новую жизнь, в новую любовь. Но она выбрала вместо жизни и любви — месть и смерть.

На плошади Полтавы собрался народ смотреть казнь убийцы — привезли и закованную в кандалы Марусю Чурай. Писарь начал читать приговор. Но тут появился всадник на взмыленном коне: он привёз грамоту гетмана Богдана Хмельницкого, которая даровала убийце жизнь. Конечно, это был Иван Искра.

Исторических документов про эти события не найдено, поэтому мы можем думать, что это легенда. Она молчит про дальнейшую судьбу Маруси Чурай, хотя глухо упоминает, что она или сразу умерла или скрылась в одном из монастырей в России. Однако песни её до сих пор поются в Украине, всего известно их двадцать три.

Маруся Чурай — народная поэтесса. И в жизни её месть и смерть оказались выше жизни и любви.

Может быть, Иван Искра помог возвести недалеко от дома Маруси монастырь, где молился о спасении её души?

В кiнцi греблi шумлять верби,

Шо я насадила.

Нема того козаченька

Що я полюбила.

Имя Маруси Чурай практически неизвестно в России. Однако это несправедливо: ведь её феномен представляет интерес и в истории европейской литературы. Мне хотелось напомнить о нём в связи с событиями в Украине, и я верю, что там будет выбран путь любви и созидания, а не мести и разрушения. В 1640-е годы при первом Романове, Михаиле Фёдоровиче, казаки принесли в Москву чудотворную икону «Утоли моя печали», которая и сейчас является московской святыней.

Разумеется, никакая легенда не может создать двадцать три песни, живущие в народе уже четыреста лет, да ещё с вариантами и переработками. Поэтому нет никаких сомнений, что Маруся Чурай существовала, жила, творила, любила. Ещё в ХIХ веке видели её живописный портрет, который был потом утрачен. Будем надеяться, что маловерам найдутся веские доказательства её реальной жизни.

Тексты песен Маруси Чурай я цитировала по изданию: «Дивчина з легенди. Маруся Чурай». Видавництво художньой лiтератури «Днiпро». Киiв–1974.

Светлана КАЙДАШ-ЛАКШИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *