Целебная прозрачность Юрия Шевчука

№ 2014 / 22, 23.02.2015

 

Как точно замечено в одной из рецензий на свежий альбом «ДДT» (замечательная, кстати, рецензия Александра Горбачёва на сайте «Волна-Афиша»), общим местом стало каждый раз в разговорах о вновь появляющемся творении Шевчука как бы оправдывать Юрия Юлиановича то в одном, то в другом.

То надо сказать, что хоть он и главный ныне рупор и символ «русского рока», а всё-таки группа «ДДТ» давно переросла штампованно-презрительное представление об отечественном «говнороке». То следует подчеркнуть, что хотя Шевчук и собирает средства на поддержку телеканала «Дождь» и относится к ситуации на Украине отнюдь не однозначно пропутински, а он всё же никакая не «пятая колонна», но настоящий гуманист и подлинный патриот России (и не «ура» и не «квасной» патриот, а человек, который действительно любит Родину). Ну и много ещё чего: и про горланистое пение, и про шершаво-угловатые стихи…

prozra4ny

Несмотря ни на что Юрий Шевчук продолжает делать своё творческое дело и, что ни говори, неизменно привносит в наше культурное пространство интересные образы и запоминающиеся мелодии. Своей личностью объединяет немалую часть хороших людей, а своей лирой пробуждает в них чувства добрые.

Вот и сейчас, как бы ни поливали рокера грязцой из-за политической конъюнктуры или вкусовых пристрастий, а он взял да и выпустил целый диск прекрасных песен, где и обо времени нашем, в котором угрожающе «расширяется пропасть внутри» (трек «Время»), сказал нечто важное, и светлого позитива смог вложить в песни столько, что после прослушивания альбома действительно хочется жить и понимающе всматриваться в эту самую жизнь.

По сравнению с прошлой, индустриально-протестной программой «Иначе», появившейся в 2011 году, в новом альбоме «ДДТ» гораздо меньше концептуальности (её здесь почти и вовсе нет, если не считать собственно «прозрачности», объявленной в заглавии). Зато (видимо, как раз из-за отсутствия нарочитой сюжетно-композиционной выстроенности и привязанности к идее) на «Прозрачном» больше подлинных моментов жизни, непосредственно уловленных умом и чувством автора, событий и образов, непредвзято отразившихся в душе художника. Жизнь же гораздо богаче связями, чем любая концепция. Поэтому с каждым прослушиванием замечаешь, как песни на «Прозрачном» начинают переливаться красками и смыслами. И есть ощущение, что сей вольный набор пьес ждёт более счастливая и долгая судьба в слушательском восприятии, чем цикл «Иначе» и, может быть, некоторые другие, более ранние пластинки Шевчука.

В принципе, в каждой из четырнадцати песен альбома есть и пресловутая (но целебно-нужная людям) душевность (без кавычек), и любопытные художественные находки. О каждой из них можно говорить долго. Но, с одной стороны, лирику и музыку (а лиричность и музыкальность здесь преобладают), лучше, конечно, слушать, а не рассуждать о них. А, с другой стороны, сам Шевчук дал хорошее введение-пояснение к песням в обзоре, который есть на официальном сайте группы, и в радиопрезентации альбома на «Нашем радио».

Я хотел бы только отметить объёмность созданного в альбоме поэтического мира. Это и пространство от зажжённого в руке огонька сигареты с её вьющимся дымком до светлой точки звезды с утренним туманом, курящимся над озером. Это и прозрачность мира в обоих направлениях по вертикали: человек смотрит далеко снизу вверх – высота, а на него сверху вниз смотрит небесное существо – глубина:

Ты над страной моей летишь,

Как наше счастье высоко.

И видишь сверху глубоко,

Но ничего не говоришь…

Это всё во второй песне «Туман». И в ней же показана прозрачность иного рода –

Мои погибшие друзья …

Рассвет увидят и уйдут.

Это прозрачность, которая позволяет соединить взгляды живых и ушедших, боли и радости разных поколений, пребывающих для обыденного сознания в разных мирах, но в поэтическом мире «Прозрачного» умеющие видеть друг друга. В песне «Звезда» до нас доходит свет от минувших поколений, сражавшихся с кромешной ночью (ночь как символ мрака и кошмара бытия – сквозной на альбоме образ):

В некошенном небе ночная атака

далёкой звезды…

За что она бьётся, что она ищет?

Мы видим лишь свет.

Это свет от уже погасшей человеческой жизни, который остаётся для нас путеводной звездой сквозь века. О минувших поколениях советских людей («весёлые лица», «рабочие руки» отцов и дедов, мечтавших о счастье для себя и для всех) – светло-элегичная пьеса «Помнишь».

И таких связей, знаков объемности, видимо-невидимо на альбоме, где сам мир прозрачен во все стороны.

И здесь же – в песне «В очереди за правдой» – Шевчук приводит точную и прозрачную формулу своей миссии как «рокенрольного» поэта-музыканта:

Делать воинами сочувствия

солдат ненависти и боли.

Сколько бы не посмеивались над «борьбой» и «протестами» «батьки-атамана» русского рока, а преодоление при помощи своих песен этого расстояния – между солдатом и воином, между ненавистью и сочувствием – задача серьёзная и благородная. И не стоит, конечно, из-за каких-то штампов, предубеждений или просто лени лишать себя возможности прикоснуться к «доброму и светлому» (а местами, и глубокому) творчеству бесспорно талантливого художника нашего времени.

 

Евгений БОГАЧКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *