ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С АЛЕКСАНДРОМ ТРАПЕЗНИКОВЫМ

№ 2015 / 20, 04.06.2015

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ

 

Две новые книги плодовитого воронежского писателя Михаила Фёдорова. С удовольствием представляю их.

29Первая называется «Ролан Алан», вторая – «Александр Сухарев». Обе – биографические, вышли в издательстве им. Е.А. Болховитинова. Надо бы и об этом выдающемся церковном деятеле, митрополите, писателе и проповеднике, историке и археологе, музыковеду и библиографу прошлых веков нашему неутомимому исследователю написать книгу. А вообще-то усилиями только одного человека – Михаила Фёдорова – создана целая галерея портретов, достойная серии «Жизнь замечательных людей».

Когда-то Антон Павлович Чехов писал Алексею Сергеевичу Суворину: «Если бы я пожил в Абхазии хоть месяц, то, думаю, написал бы с полсотни обольстительных сказок. Из каждого кустика, со всех теней и полутеней на горах, с моря и с неба глядят тысячи сюжетов…». Насколько привлекательной предстала эта страна для жителя из глубинной России. Видимо поэтому Михаил Фёдоров, оказавшись на берегу абхазского моря, не смог удержаться от чувств, которые охватили его, и взялся за карандаш. Тем более, когда узнал много нового про борьбу абхазов, защитивших свою Отчизну от грузинских уголовников-агрессоров.

Историю недавнего школьника Ролана Алан автор переложил на страницы своей одноимённой книги со слов отца. В ней из первых уст мы узнаём, как абхазские мальчишки воевали на Сухумском фронте, как обходили столицу Абхазии через горы, как выбивали врага из Дома правительства. Мальчишкам досталось не меньше, чем их отцам. Абхазы выстояли, враг во главе с Шеварднадзе бежал, оставив недавно цветущую страну в руинах. Народ этот никогда не сдаётся, он полон сил и планов по возрождению республики. Таких же планов был полон и Ролан. К сожалению, теперь его уже больше нет на этой цветущей древней земле. Вместо отца первым ушёл из жизни сын. Сказалось надорванное войной здоровье. Но осталось другое. Мы видим, как чтут горцы своих родных, друзей, как оберегают могилы. Как любят не только свою Отчизну, но и Россию. А также, читая книгу, мы можем насладиться чарующей природой и упоительным морем Абхазии. Право, я будто бы вновь побывал там, спустя сорок лет. И, поверьте мне, это были одни из самых счастливых дней в моей жизни…

26О второй книге, о человеке-эпохе. Всё меньше остаётся тех, кто защищал Родину от фашизма в 40-е, покидают нас те, кто восстанавливал страну после войны, уходят люди, боровшиеся за сохранение Советского Союза в 80-90-е. А тех, кто и воевал, и восстанавливал, и боролся на пересчёт. Среди них Александр Сухарев, бывший Генеральный прокурор СССР. На его долю выпало расследовать ужасы Сумгаита, гасить конфликт в Карабахе, противостоять разгулу национализма в Тбилиси и в Оше. Закалённый на войне, несколько раз раненный, Сухарев не отсиживался в кабинете, а был всегда на передовой.

Эта книга открыла собой серию «Замечательные люди Воронежского края». На судьбе родившегося в глухой деревне Саши Сухарева, ученика слесаря авиазавода, курсанта военного училища, красного командира, активиста, министра, прокурора прослеживается история Страны Советов. Если бы в нашей стране оказалось больше таких государственников-патриотов, как Александр Яковлевич, а не демагогов-предателей-перевёртышей, как пресловутый Александр Яковлев, мы бы и поныне жили в мирной процветающей Державе. Что ж… Не смогли такие, как Сухарев удержать страну от распада. Но, слава Богу, хоть сейчас что-то налаживается и возвращается в иносказательном смысле на круги своя. По-новому, иначе, с движением вперёд, а не вспять.

А Сухарев с Меченым не сошёлся, почему и ушёл из Генеральных. Но ушёл, чтобы продолжать бороться за лучшую жизнь его Родины. Он, словно предчувствуя возрождение фашизма, ярко расцветшего на Украине, проводит конференции по Нюрнбергскому процессу. Выпускает книги о наших полководцах Черняховском, Толбухине, адмирале флота Кузнецове. Он понимает, как востребованы сейчас люди, готовые беззаветно служить народу. Когда-то после войны ему приходилось заниматься именно Западной Украиной, и он был в числе тех, кто вопреки предложениям Хрущёва принять жёсткие меры к населению этих областей, проводил политику включения жителей в мирную жизнь. Он почти в 92 года продолжает оставаться советником Генерального прокурора России. И ему есть, что подсказать нынешним властям, в этом я абсолютно уверен.

Постскриптум. Во всех книгах Михаила Фёдорова (и этих двух, и предыдущих – о Егоре Исаеве, о Гаврииле Троепольском и его отце-священнике, о художнике-иерее Стефане Домусчи и во многих других жизнеописаниях) всегда представлен огромный архивный материал и богатый фотоальбом, который как в документальном кино дополняет авторский текст.


 

ЧЁРНОЕ ЗОЛОТО

 

Роман Геннадия Старостенко «На Чёрной реке» (издательство ИТРК) органично сочетает в себе и элементы детектива, и производственно-бытовые, социальные реалии. «Нефтяную тему» автор знает досконально, а литературного слова ему не занимать, интригами сюжета владеет виртуозно. Ничего лишнего, рыхлого, пустопорожнего, всё – «в масть». Да это и неудивительно: в прошлом он журналист-международник, а когда в начале 90-х был изгнан по «идеологическому несоответствию» из Агентства печати «Новости», то стал зарабатывать свой хлеб на заполярных вахтах в нефтяных компаниях. Отсюда и глубокое знание производственного материала. Всех скрытых схем и внутренних пружин и механизмов этого дела – выкачивания нефти, которую с давних пор называют «чёрным золотом». Таковым она и становится для владельцев компаний. Я давно хотел ознакомиться с этим романом, поскольку и сам написал несколько документальных книг о нефтяниках Северо-Западной Сибири. Вот и довелось. И нисколько не разочарован, напротив, отдаю дань уважения мастерству автора.

30В романе динамично повествуется о специфике производства в нефтяной компании «Дельтанефть», о неординарных, сложных отношениях между её сотрудниками. В контрастной коллизии сходятся разные люди: стяжатели, негодяи, не брезгующие никакими средствами, и личности сильные, достойные, радеющие за народный интерес, за общественное достояние. Таких сейчас меньше. Потому что мы с 90-х годов следуем заповедям американского мультимиллионера Поля Гетти, который цинично сказал, извращая библейский смысл: «Кроткие наследуют землю. Но права на нефть, получают сильные». А в романе особенно ярко показано, что действиями руководителей компаний в целях личного обогащения и сама нефть и огромная часть доходов от неё утекают за границу, и фактически никак не используются для развития отрасли и улучшения жизни населения. Как хотя бы в той же Норвегии или Кувейте. Ценная книга.

Постскриптум. Почему бы не взять пример с братьев Нобелей, сыгравших определяющую роль в конце позапрошлого века в развитии бакинских нефтепромыслов, а также и в истории отечественной нефтяной отрасли в целом? Не прислушаться к словам одного из них – Людвига, который сказал: «…Я уже более 20 лет стараюсь приложить к своим предприятиям ту теорию, чтобы сделать каждого человека, который работает вместе со мной, участником в достигнутых результатах. Чтобы тот, кто делит со мной труды, имел бы право делить со мной и мои барыши» (из доклада «О положении нефтяной промышленности в России», 15 октября 1882 года).

 


 

АРЕСТАНТСКИЕ  БЫЛИ

 

27Автор нашумевшего романа «Жизнь строгого режима» Борис Земцов продолжил тюремную сагу в своей новой книге «Сладкая водка свободы» (Издательство «Вече», серия «Проза русской неволи»). Книга тяжёлая, мрачная, горькая, но в то же время и с проблесками света, как если бы грозное грозовое небо разряжали вспышки молний. И ведь пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Да ведь и другая пословица хороша: от сумы и тюрьмы не зарекайся. И читается эта книга с неослабевающим, всё нарастающим интересом. Это – как инструкция к выживанию. Лучше заранее знать, чем учиться на собственных ошибках. Потому-то книга эта как своеобразный маяк в ночи. И в ней всё – правда. Каждый из составивших этот сборник рассказов – кусочек биографии самого автора. Он сам пишет в предисловии, что здесь ничего не придумано. А лишь «отображено-зарисовано только то, что было на самом деле со мной, что я сам видел, чувствовал, пережил». И это в какой-то степени «документ эпохи, позволяющий поставить диагноз, а возможно и вынести приговор, обществу и государству».

Отдаю должное литературному мастерству, проницательности, стойкости духа автора. Я с ним не знаком, но есть у меня хороший приятель, сосед, мой ровесник, сейчас он живёт под Смоленском, и мы видимся пару раз в год. Так вот, у него было с малых лет по зрелый возраст несколько ходок на зону по серьёзным статьям. Практически треть жизни там оставил. А когда мы общаемся, я всегда поражаюсь его аналитическому уму, эрудиции, знаниям в различных областях – от литературы до политики. И в шахматы играет наравне со мной, хотя у меня первая категория. Тюрьма, что ли, всему этому научила? Может быть. Но мне кажется, что всё зависит от самого человека. Ведь пропасть можно и в «гладкой жизни», даже, скорее всего, именно там. А вот выстоять и не сломаться – это под силу только прошедшему сквозь огонь, воду и медные трубы. Об этом во многом и книга Бориса Земцова.

Постскриптум. Сходите в Третьяковскую галерею» и задержитесь перед картиной Петра Ярошенко «Всюду жизнь». Всюду люди.

АЛЕКСАНДР ТРАПЕЗНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *