С РУЛЁМ (ПРАВЫМ) – В ЛЕТОПИСЦЫ

№ 2015 / 30, 02.09.2015

«Прикосновения критики боится

только то, что гнило» 

Дм. Писарев (1840–1868)

 

История города Владивостока, как известно всем, началась с правого руля – ни больше, ни меньше! Ну а литература Приморья, да что там Приморья – всего Дальнего Востока – отныне, как Волга с ручейка, так считают поклонники нашего героя Василия Авченко, возьмёт начало с его бестселлера «Правый руль»!

05Правый руль, кто бы сомневался, для наших, таких далёких от леворульной Европы краёв – альфа транспорта и омега экономики. И вся огромная армия водителей, автовладельцев и автомафии, разгрузившей Страну Восходящего Солнца от металлолома (по японским, конечно, меркам, с нашим автопромом не совпадающим), с полного ходу полюбила Василия. Так в зоне привечают зэка, умеющего тиснуть рОман. И даже в Союз писателей России его за этот рОман, говорят, приняли незамедлительно. И может быть, не зря приняли: его проза местами даже поэтична, правда, не по адресу Прекрасной дамы, а исключительно по адресу «тачки» с японской свалки.

Увы, опять же общеизвестно, что японская подержанная «тойота» по многим показателям лучше нашей новой «калины». Но Авченко обращается к железной «японке» чуть не на Вы, поэтизируя её и приветствуя, словно гранд-даму, на причале Владивостока. Так и видится: ещё немного вдохновения, и он, став на колени, поцелует её прямо в багажник.

Ну да ладно. Истовые автовладельцы, уже ничуть не удивляя нас этим своим идолопоклонством, величают «ласточкой» не жену, не любовницу, а ненаглядную «тачку» свою. Но ведь наш автор назвал книжицу «Глобусом Владивостока», да ещё с подзаголовком «Краткий разговорник-путеводитель (комментарии к ненаписанному роману)». И ведёт хохмач-путеводитель читателя от А до Я, от Американской улицы до самого Японского моря, точь-в-точь как водила-лихач, мимо, мимо, мимо. Мимо истинного и важного, зато педалируя на всём торчащем и лезущем в глаза. В результате на букву К у него есть Корефан, но нет поэта Георгия Корешова. Как видно, поленился Василий прочитать хотя бы это из сети:

Поэзию Георгия Корешова (1913–1943) на Дальнем Востоке знают многие и считают той «малой классикой», которая определяет «поэтическое лицо» морского, таёжного края России – нашего Приморья. Коренной владивостокский поэт, он был романтиком и певцом моря, и его лирика наполнена мотивами морских плаваний, мужества, преодоления стихий, встреч и расставаний. Он ходил в моря и мечтал о новых плаваниях, а также мечтал о литературных открытиях, но судьба распорядилась по-иному – с жестокой неумолимостью роковых военных лет. Он храбро сражался под Сталинградом и «ушёл в последнюю атаку» в наступательных боях в 1943 году… И совсем немногим ранее писал:

 

Мы пришли из морского простора

И на отдых имеем права.

Свой родной, замечательный город

Я как будто бы вновь открывал.

 

Следующая по алфавиту буква Л начинается у Авченко, само собой, с певца Лагутенко, и даже с портретом кумира меломанов, кокетливо гипнотизирующего отрезанную голову лосося. Тут, на Л, есть даже Лазо и Ленин. Вот только хочется спросить автора «Глобуса», куда же подевался Геннадий Лысенко, всей Россией признанный поэт, как большинство гениев проживший такую короткую жизнь – 35 лет, боль и гордость наша? Прочёл бы Вася хоть эти его строки, небось завязал бы со своим путеводительством по Владивостоку:

 

И у меня есть город,

весною, рано-рано,

распахнутый, как ворот,

на горле океана.

Он стал моей судьбою,

поскольку ненароком

всей линией прибоя

прибит я к этим сопкам.

 

04Дутые кумиры – примета времени. Вот пожалуйста. Интернет буквально захлёбывается: «Владивосток – это не только икра и «Мумий Тролль» (о да, он подчёркнут и выделен цветом, дабы на него кликнули и узнали, что почём). Владивосток – это ещё и писатель Василий Авченко, который, быть может, пока не так известен широкой публике, но своими книгами громко и уверенно заявил своё право стать литературным символом дальневосточной столицы».

Ещё бы! Раз этот грядущий символ этак походя, между посёлком Арму и городом Артёмом, изволил заметить Владимира Арсеньева, но напрочь забыл о Михаиле Пришвине, о поэтах Георгии Корешове, Геннадии Лысенко и Александре Романенко, которыми «громко и уверенно» издавна гордятся читающие, в отличие от Авченко, приморцы.

Маринины-донцовы-доценки, завалившие своей «литературой» книжные развалы на улицах, стопроцентно виноваты в урожайных всходах разухабистых литнедорослей, набивших руку в журналистике. Видимо, начитавшись макулатуры с развалов, Василий когда-то и решил: а чем я хуже – не боги ведь горшки обжигают! И пошёл горшечничать. И праворульные фанаты дружно подняли его на щит, так что даже откровенно низкопробный, просто барахольный «Глобус» тиражируется вот уже в третий раз. (Подсказываю фанатам Авченко тему отповеди: о да, тиражируется – тиражируется на зависть автору статьи!)

«Правый руль» ещё в рукописи стал получать премии, даже на премию «Национальный бестселлер» номинировался. И «Новая газета» во Владивостоке тут же взяла Авченко обозревателем. Ну что ж, вполне нормальная журналистская карьера, но не более.

А вот что вещает нам Андрей Рудалёв, уважаемый критик. Правда, тут он буквально закусил удила – знать, чем-то обаял его наш Василий (может быть, натурально руль подарил, вместе с «тачкой», а?):

«Правый руль» – свидетельство и фиксация разлома страны, которая всё более превращается в «конструкцию», причём «странную», гибридную: «квазисоветскую по форме и антисоветскую по содержанию»…

О, да это уже не просто Вася, это самые настоящие Васюки!.. Жаль, не читал Рудалёв «разговорник-путеводитель» Васин, а если и читал, то просто не знает Владивостока. Не то сразу бы понял, что шустрик-недоросль, вознесённый им в «фиксаторы разлома страны», на самом деле – просто певец того, пардон, что на поверхности плавает. Потому-то у него на букву И – Иван ПанфиLove, а Ивана Басаргина, певца нашего таёжного края, нет ни на И, ни даже на Б! А ведь ещё в 70-х известный пушкинист, профессор Литературного института Михаил Павлович Ерёмин говаривал: «Современная литература Дальнего Востока для меня – это Иван Басаргин!»

Много ещё различных несуразиц и просто некомпетентности плавает по «Глобусу Владивостока», трижды изданному и до сей поры не возмутившему истинных патриотов славного города на Тихом океане, по причине, как я полагаю, привыкания к «бестселлерам» литнедорослей: дескать, нет на прорву карантина!..

Медведи стадами вроде бы не ходят. Но вот Авченко сильно «подфартило»: и автовладельцы, и Интернет, и критик Рудалёв,которого называют главным путеводителем по литературе тридцатилетних, оказали ему такую стадно-медвежью услугу, против которой могне устоять и заматерелый литератор.

Впрочем, единственно, за что уважать можно нашего автора «Руля» энд «Глобуса», зазвездившегося, с лёгкой руки критика иправовернорульных фанатов, так это за егогражданский поступок (опять же сеть):

Весной 2010 года он подписал известное обращение российской оппозиции относительно президента – «Путин должен уйти»…

Ох, эти медные трубы, опередившие огонь и воду! Вместо того чтобы пестовать и развивать свой талант, без особо больших потерь пройдя первые серьёзные испытания, молодой захваленный автор, к сожалению, пускается в пляс под их аккомпанемент с лихим воплем «банзай» (на Б в «Глобусе» нет).

Ну а заголовок для этой статьи, простите уж, я взял из четверостишия, коим героя нашего наградили читатели-почитатели его бестселлера, доблестные автомобилисты Приморья:

 

Он стал для нас кумиром,

Мы за него умрём!

Толстой – с «Войной и миром»,

А Авченко – с «Рулём»!

Борис МИСЮК

г. ВЛАДИВОСТОК

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *