ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С АЛЕКСАНДРОМ ТРАПЕЗНИКОВЫМ

№ 2007 / 16, 23.02.2015

Сироп с кровью 
      
     
Если Шопенгауэр говорил, что «люди подобны часовым механизмам, которые заводятся и идут, не зная зачем», то современные литераторы напоминают сломанные будильники: они не только не звонят, но по ним даже нельзя определить время. При этом число их растёт с катастрофической скоростью, как при делении инфузорий-туфелек. Речь снова пойдёт о «дамском романе». Представители этой не то флоры, не то фауны сегодня особенно популярны. Такое пустописание выглядывает из всех щелей, буквально навязывается читателю, загораживает ему серьёзную, подлинную, действительно нужную для развития ума и души литературу. 
     В аннотации к роману Ольги Черных «Влюбить в себя олигарха» (издательство «Гелеос») претенциозно сказано: «Каждая уважающая себя женщина мечтает выйти замуж за олигарха». Уже сразу начинается фальшь. Можно ли собственные желания выдавать за абсолютную истину? Почему «каждая», что за дичь такая? Мечты сотен тысяч «уважающих себя женщин» не столь пусты и нелепы. Далее говорится: «да, как ни удивительно, олигархи тоже влюбляются». И опять полная чепуха: чего же здесь удивительного? Уж это-то, по недавним куршевельским событиям, просто норма. Но давайте пройдёмся по самому тексту, подкрепляя развитие сюжета авторскими цитатами. 
     Главная героиня, Леся, женщина бальзаковского возраста, разведясь со вторым мужем, едет из Средней Азии в Москву. В поезде сталкивается с цыганкой, которая ей пророчит: «Любовь большую встретишь… Слёзы и печаль станут твоими попутчиками… А деньги у тебя ещё будут и много…» Словом, устами цыганки автор простодушно вываливает перед читателем всю нехитрую концепцию своего романа. Остаётся только ждать появления обещанного олигарха. И он появляется на 91-й странице: «Лёгкий и приятный аромат мужской туалетной воды… тёмно-синяя футболка плотно обтягивала его спортивную фигуру». Разумеется, он красив, умён, страдает от непонимания и одиночества (жена-фотомодель не в счёт – это по определению «стерва», очевидно, она тоже была когда-то «уважающей себя женщиной», мечты которой наконец-то сбылись; теперь пришла очередь Леси). Наша героиня попадает в этот особняк не случайно – её устраивает туда домработницей знакомый частный детектив, который намерен шантажировать олигарха Игоря. Действие происходит в средне-волжском городке, олигарх местного разлива. Он оказывается глубоко несчастным по жизни, хотя и сам не сахар, не Дед Мороз, чтобы приносить детишкам одни радости. Как и следовало ожидать, между Лесей и Игорем начинается медленное сближение, развивающееся на фоне ссор с переставшей «уважать себя женщиной» – женой олигарха. Проходят недели. Бизнес у Игоря трещит по швам, супруга бьёт горшки, детектив требует от Леси компромата, охранник олигарха Аслан, похожий на Ибрагима из «Угрюм-реки», сверкает глазами и ненавидит домработницу. Затем следует диалог Леси с зеркалом: 
     «– Неужели мне для полноты счастья нужен только взгляд этих зелёных глаз? (олигарха. – А.Т.). 
     – А его душа? Его душа тебя не интересует? (отвечает амальгама. – А.Т.). 
     – Пойми, я всего лишь слабая женщина и хочу быть счастлива. Он рядом, и мне этого достаточно. 
     – Одумайся и уходи из этого дома, пока не поздно. 
     – Ни за что». 
     В таком же стиле, почерпнутом из романов г-на Загоскина, происходит и решающее свидание: «Дыхание его стало неровным, и он приник к её желанным губам. Поцелуй был долгим и страстным… Игорь решительно подхватил Лесю на руки. Стук его сердца отдавался в её груди. Её губы что-то шептали, слегка касаясь его уха. Судьба долго готовила эту встречу. И чувство, вспыхнувшее столь неожиданно, поглотило их полностью… 
     – Как долго я ждал тебя! Где же ты была раньше? 
     – Бродила по свету и искала тебя…» 
     Забавная особенность авторов «дамских романов» скатываться в позапрошлые века, но попутно ещё и наполнять тексты трупами. С одной стороны – «они тонули в любви и нежности, всплывая на поверхность, чтобы набрать побольше воздуха и снова с головой окунуться в бездонное море чувств» (это просто какой-то кисель клюквенный), с другой – автор пepepeзает горло жене-стерве, детективу, убивает приютившую Лесю подругу, Аслана и ещё десятка два людей. Самого Игоря вроде бы тоже: Леся видит по телевизору обгоревший труп со знакомым браслетом на руке. Но мы-то «Однажды в Америке» смотрели, да и вообще нехорошо пользоваться штампами. Короче, в конце концов оказывается, что главным заводилой в этой «техасской резне бензопилой» был полковник милиции Саша, друг Леси, уж его-то она мочит сама, расстреляв всю обойму. Потом появляется воскресший Игорёк: «Она молча спрятала лицо на его груди и ощутила абсолютное счастье. Всё остальное уже не имело для неё никакого значения». 
     Кафке принадлежит фраза: «Ясность всех событий делает их таинственными». Здесь иной случай – изначальная ясность всего, хотя бы со слов цыганки, ведёт лишь к пустой трате времени. 
     Постскриптум. Я не поленился зайти в книжный магазин и узнать цену этого романа: 200 рублей. Думаю, исходя из его художественного уровня, реальная стоимость сопоставима с коробком спичек. Но от них хоть польза. А кому нужен этот семитысячный тираж? Где же найти столько олигархов для «уважающих себя женщин»? 
      
      
      
      
     Остался 21 год. Прогноз Булгарина 
      
     Фигура Фаддея Булгарина в истории русской литературы представлена весьма негативно. И при жизни, и после смерти, и в советское время, и в нынешнее – он выглядит одиозной, дурной личностью. А это не так. Книга Никиты Филатова «Тайные розыски, или Шпионство» (издательство «Амфора») развенчивает сей злосчастный миф, восстанавливает историческую справедливость, начать с того, что Фаддей Венедиктович участвовал в шестнадцати сражениях, был храбрым и мужественным офицером, получал ранения и заслуженные награды. О его литературных дарованиях скажу позже. Ещё корнетом он бился с французами в Пруссии, потом судьба сделала крутой поворот. Ему поступило предложение от начальника особой канцелярии военного министерства Воейкова поступить на секретную службу. Будучи патриотом своей новой родины (Фаддей-Тадеуш был по происхождению поляк), к тому же склонный по характеру и молодости к приключениям, он согласился. Была проведена, как говорят теперь, операция прикрытия: его «с дурной славой» уволили со службы, и Булгарин подался на полном основании к польским волонтёрам, очутился уже среди французских войск в Испании (потом это ему никак не могли простить, не зная всех обстоятельств дела, а рассекречивать своих ценных сотрудников не любит никакая разведка мира). Булгарин поставлял важнейшие сведения о дислокации польских войск в войне 1812 года. Когда в Париже, в отсутствие Наполеона произошёл однодневный переворот генерала Мале, Булгарину удалось воспользоваться этим, похитить с риском для жизни секретный архив министра внутренних дел Савари и переправить его в Россию. Много было и других славных шпионских дел, так что Фаддея Булгарина можно считать нашим чуть ли не первым российским Джеймсом Бондом, учитывая ещё и то, что он часто пользовался услугами красивых женщин. 
     Затем способности Фаддея Венедиктовича были применены внутри России. Убеждённый монархист и противник всяческих революций, он был верной опорой трона. Если кто думает, что Булгарин – обыкновенный доноситель, то он глубоко ошибается. Напротив, свободомыслие он почитал делом естественным и необходимым, ратовал за ослабление цензуры, а смысл своего служения искренне видел в том, чтобы «просвещённый образ мыслей не совсем погиб в России». Булгарин числился чиновником особых поручений по Министерству народного просвещения, а штатным сотрудником Третьего отделения, возглавляемого Бенкендорфом, также человеком далеко незаурядным, не был никогда. Хотя и имел с ним самые дружеские отношения. После мятежа декабристов Булгарин сумел оградить от «неприятностей» и Пушкина, и Грибоедова (ему принадлежит фраза, что «революционеров у нас в России всегда много, а вот хороших поэтов – один-два на целое поколение»). Оберегал он также и Баратынского, Лермонтова. А вот сами декабристы «топили» друг друга на допросах изо всех сил. 
     Но почему же Булгарина так ненавидели при жизни? В столичных литературных кругах к нему питали глубокое презрение, осыпали градом колких, язвительных эпиграмм. Ни талант, ни блестящие организаторские способности, ни потрясающее трудолюбие журналиста Булгарина, ни даже небывалая популярность и коммерческий успех издаваемой им «Северной пчелы» (и других журналов) – в расчёт не принимались. Писателя Булгарина постоянно упрекали в потакании неразборчивым вкусам толпы, а ведь его роман «Иван Выжигин», в отличие от салонной прозы, был написан просто и выразительно, остросюжетно, стал настоящим русским бестселлером. С Пушкиным произошли разногласия, когда Булгарин позволил себе без подобострастия и восторга отозваться о седьмой главе «Евгения Онегина». Грибоедов (чего скрывать) «отплатил» Булгарину тем, что стал любовником его жены. 
     Но вернёмся к литературно-издательской деятельности Булгарина. «Северная пчела» издавалась тиражом в семь тысяч экземпляров (такое и многим современным «толстым» литературным журналам не снится). Либеральные критики ненавидели Булгарина за то, что он, по известному выражению того времени, «десять тысяч человек приохотил к русскому чтению», то есть открыл литературу для тех слоёв населения, которые могли читать только по-русски. Булгарин впервые в России как издатель открыл на страницах «Пчелы» постоянный раздел фельетонов, отдел нравов, литературно-критические разборы и театральные рецензии, колонку внутренних известий, судебную и криминальную хронику, сообщения о научных и технических новинках, печатал статьи на международные темы, стихи, очерки, прозу. Реклама товаров тоже его изобретение. И всё же представители «элитной прозы» видели в нём своего конкурента, мазали чёрной краской. Что ж, везде и всегда, где только есть литература, – там есть и литературные партии, вражда, склока, а согласие – несбыточные мечты, что мы и имеем счастье наблюдать сейчас. 
     Постскриптум. Ф.В. Булгарина можно считать ещё и основателем русской фантастики. Вот как он описывает идеально-монархическое общество в России в своей повести «Сцены из частной жизни в 2028 году»: «Счастливая Россия. Счастливая оттого, что мы, русские, умели воспользоваться нашим счастливым положением и все сокровища, тлевшие в недрах земли, исторгли нашим терпением, любовью к отечественному, прилежанием, учением, промышленностью. Пожалуй, если бы мы не думали о завтрашнем дне и кое-как жили, позволяя иностранцам брать у нас сырые материалы и продавать нам выделанные, то мы навсегда остались бы у них в зависимости и были бы бедными…» Очень своевременные мысли. Остаётся 21 год. Может быть, это и не фантастика вовсе? 
      
      
      
      
     Вход и выход из Зазеркалья 
      
     На авторитете и духовных ценностях Православия, с одной стороны, и глубоком невежестве и беспечности людей – с другой, паразитируют сегодня великое множество «целителей». Этот рынок мистических услуг поистине огромен: от мелких колдунишек-бесов, вроде всяких «магистров», «бабушек», «матушек», выставляющих атрибуты православной веры напоказ, до «дипломированных» оккультистов, стремящихся перещеголять друг друга в «клятвах верности» Богу. К их услугам реклама в СМИ и на телевидении, концертные залы и даже общеобразовательные школы. Но что общего может быть у Велиара с Христом, у света и тьмы, у православного человека и лицемерного экстрасенса? Какими путями и способами действуют псевдонаучные манипуляторы и их покровители, как проникают в православную среду, что представляют из себя сектантские группы, складывающиеся вокруг самочинных «старцев» и «стариц»? И как противодействовать этим астральным колдунам и ведьмачкам, действующим от имени Православия? Об этом книга известного иеромонаха, доктора медицинских наук отца Анатолия (Берестова) и врача-психотерапевта Алевтины Печерской «Под маской Православия» (издательство Душепопечительского центра святого праведного Иоанна Кронштадтского, столетие которого со дня кончины произойдёт в этом году, – но о том СМИ помалкивают). 
     Со дня первого издания книги, которая называлась «Православные колдуны. Кто они?», прошло семь лет. Но что изменилось за эти годы? Ничего, стало только хуже, поскольку государству до духовного здоровья людей нет никакого дела. Разгул мистических методов «исцеления» стал ещё более безбрежным – почти нет печатных изданий, которые не обещали бы устами различных «народных целителей» и «медицинских центров» исцеление буквально от всего: от «сглаза и порчи» до «лечения кармы и избавления от любых болезней и проблем за один час». И самое нелепое и гнусное, что эти предприимчивые врачеватели проворачивают свои делишки под православной вывеской, прикрываясь крестом, иконами, молитвой – как индульгенцией за участие в мракобесии и шабаше. Впрочем, сейчас только ленивый не называет себя «православным», не давая себе труда воцерковления и богопознания, постижения хотя бы основ христианской веры. Выступает, к примеру, по телевидению известный артист Пороховщиков и говорит: «Я человек верующий и очень хочу клонировать близкого мне человека, который умер». Что это, как не глубокое непонимание истинной веры? Где недопустимы всякие дьявольские эксперименты над живыми и мёртвыми, над душой человеческой, которыми широко пользовались Лонго и Кашпировский, Джуна и Грабовой. Но взгляните на судьбу самих этих «целителей». Почти все они кончают весьма скверно. А по христианским канонам занятия магией и колдовством считается одним из самых страшных грехов, подобные люди отлучаются от Церкви – идут прямиком в пасть к дьяволу. Тогда уже поздно взывать к Богу и пить агиасму: душа продана, надо платить по счёту. 
     Это книга разоблачительная. В поле зрения авторов попали такие «популярные» сектанты, как «митрополит» Рафаил, «академик» Федоренко, «целитель» Цибульский, так называемый «первоиерарх истинно-православной церкви» Лисовой и многие другие. Но авторы не только вскрывают сатанинскую сущность этих «легионеров антихриста» на русской земле, но и знакомят читателя с опытом противодействия оккультистам, действующим от имени Православия. Книга помогает задуматься тем, кто не хочет быть обманутым, кто стремится научиться духовному рассуждению, «умному деланию», кто ещё не погиб для Бога. 
     Постскриптум. Зная отца Анатолия (Берестова) очень давно, советую всем, кто страдает от воздействия тоталитарных сект или от наркотической зависимости, обращаться прямо к нему и его сотрудникам в Душепопечительский центр на Крутицком Подворье в Москве. Сколько людей ими уже было возвращено к жизни светлой, чистой и праведной! 
      
      
      
     

Александр Трапезников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *