Геннадий МУРИКОВ. РУСОФОБИЯ?

№ 2016 / 15, 31.03.2016

Я, как и многие, с возмущением узнал о том, что московские власти бесцеремонно выселяют «ЛР» из арендуемого редакцией помещения. Я начал печататься в этой газете с 80-х годов прошлого века, был хорошо знаком с членами редакции. Несколько десятков моих статей о современном состоянии литературы увидели свет на страницах «ЛР».

Внимательно изучив материалы «ЛР» № 14 от 13 апреля 2016 г., я пришёл к неутешительному выводу: большинство авторов считают виновными в преследовании газеты чиновников московского правительства. Но мне представляется, что дело обстоит гораздо серьёзнее. «Виновность» газеты состоит не в том, что она критикует власть предержащие структуры, а в её гражданской – русской – позиции. Многочисленные материалы, опубликованные на страницах «ЛР», посвящённые разоблачению русофобии на всех её уровнях, – вот кость в горле завзятых русофобов, заполнивших чиновничьи кабинеты – увы! – не только Москвы. Русофобия под разными названиями буквально захлестнула всю страну. В списки запрещённых попали многие сочинения видных деятелей русской культуры.
Между тем, свобода информации и свобода слова, за которую постоянно ратует «ЛР», являются основными положениями Конституции РФ. Мне кажется именно здесь «зарыта собака». Слишком многим в руководстве Федерального агентства по печати и минкульта не нравится тот уровень свободы слова, которым славится «ЛР». Откровенно русофобские или восторженно яркие статьи глянцевых журналов, воспевающие светскую хронику олигархов, Ксюш, Нарусовых и прочих, гораздо ближе чиновникам, жирующим на деньги налогоплательщиков. Почему полугосударственный Газпром субсидирует «Эхо Москвы», а не «Литературную Россию»? Не потому ли, что заграницу сбежали А.Венедиктов, К.Собчак, а не В.Огрызко?
Ещё один важный вопрос: о цензуре. Как известно, официально она в России запрещена. Но власти всегда имеют специальные, вроде бы вполне законные лазейки. Выходит та или иная неугодная книга или статья в прессе – некто пишет «маляву» в какой-нибудь районный суд. И этот суд, как правило, выносит решение о том, что данная публикация подпадает под действие статьи 282 УК. Минюст стоит на страже и включает данное издание в пресловутый перечень запрещённых изданий, которые не выдаются даже для научной работы.
Думаю, что такой путь удушения свободы информации и был одной из причин давления на «ЛР», так как запретить таким способом публикации некоторых статей (например, разоблачительные материалы А.Байгушева и самого В.Огрызко) власти не рискнули.
И они выбрали другой путь, более механический и грубый, – путь прямого уничтожения газеты, выбросив её редакцию на улицу, поскольку в нашем «демократическом» обществе формально запретить её нельзя.
Держитесь, коллеги! Санкт-
Петербургские писатели с Вами.

 

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *