ЖЕНЩИНА-СКАЛА ИЗ КОСМИЧЕСКОЙ ТУВЫ

№ 2017 / 8, 03.03.2017

В Республике Туве, находящейся на стыке Сибири и Дальнего Востока, живёт талантливая тувинская поэтесса Лидия Иргит, которая окончила Высшие литературные курсы московского Литературного института им. Горького, где ей посчастливилось учиться в семинаре великого русского поэта Юрия Кузнецова (1995–1997 гг.).

Благодаря чуткости поэтов-переводчиков Евгения Семичева, Владимира Гордеева, Дианы Кан русская поэзия приросла ещё одним самобытным национальным поэтическим голосом – голосом Лидии Иргит.

8 9 Lidia Irgit

Стихи её – это глоток свежего горного тувинского воздуха, это вкус молока, налитого рукой тувинки в расписную пиалу, это завораживающие звуки тувинского горлового пения – хоомея.

Я навсегда останусь молодой.

Как голубы небесные стропила!

Искрящейся живой своей водой

Монгун-Тайга мне сердце окропила.

Она течёт сквозь небо, как река.

В её бурлящем ледяном потоке

Плывут деревья, птицы, облака…

Я из неё вычерпываю строки…

(Перевод Евгения Семичева)

Поэзия Лидии Иргит волшебным образом сближает разных поэтов с разными творческими почерками. Ведь ни у кого из переводчиков Иргит, судя по всему, не возникает ревностно-собственнического отношения к творчеству талантливой тувинки. Поэзия Лидии Иргит, словно мост, перекинутый между разными поэтическими мирами, благодаря которому далёкая Тыва становится ближе Первопрестольной нашей страны. Известный поэт и переводчик Евгений Семичев вдохновенно переводит восторженно-благодарные стихи Лидии Иргит, посвящённые другому её поэту-переводчику Владимиру Гордееву:

…Поклон Гордееву Володе!

Художник русский из Москвы,

Ты о моём сказал народе,

Как о таинственной породе

Моей космической Тувы.

(Перевод Евгения Семичева)

Родившаяся и выросшая в самом отдалённом Монгун-Тайгинском районе Тувы, Лидия Иргит пришла в литературу со своими темами – темой единокровного родства человека и природы, темой глубины родственной привязанности, благодатности многодетного материнства. Все эти качества поэзии Иргит родом из её детства. Лидия выросла в многодетной семье, центром которой была её мать Чечек Мунзуковна Салчак – многодетная мать-героиня, которой посвящена книга «Рыдающий родник»:

В лучах искрящейся весны

Любой сугроб растает.

Снег материнской седины

И по весне блистает.

Ах, мама, всё своё добро

Ты людям раздарила,

И материнства серебро

Тебя посеребрило.

Когда блуждаю по земле,

Свет твоего окошка,

Мне в ноги стелется во мгле,

Как лунная дорожка.

Ты с каждым годом всё родней.

Я – кровь твоя и дочка.

Ты в полотне судьбы моей

Серебряная строчка.

Из слёз серебряных твоих

Твоя медаль отлита.

И мой слезой омытый стих –

Твоей любви орбита…

(Перевод Евгений Семичев)

Чтобы выжить и прокормить семью в суровых высокогорных условиях, тувинцам приходится много трудиться. А потому стихи Лидии Иргит, посвящённые сёстрам, фактически являются гимнами неустанному труду женщин-тувинок – труду, на котором зиждется не только семейное благополучие, но и благополучие окружающего мира. В стихотворении, посвящённом сестре Лине, мы видим не просто кротко-смиренное отношение женщин-тувинок к труду, как неизбежной повинности, а отношение творческое:

С иглою-подругой и другом-напёрстком

За день ни на миг не расстанешься ты.

И, всех наряжая, одета неброско –

Тебе не до этого средь суеты.

Портнихой от Бога тебя называют –

Настолько искусно наряды ты шьёшь.

И душу твою, отродясь, не пятнает,

И уст никогда не касается ложь.

Волшебница Лина, характер твой кроток,

Плохого не скажешь вовек ни о ком…

Дурнушек – и тех! – превращаешь в красоток

Своим аккуратным чудесным стежком.

(Перевод Дианы Кан)

Лидия Иргит пишет о своей малой родине так, что понимаешь – это её кровное, родственное, дающее силы жить, любить, творить, бороться, и пока высокогорная Монгун-Тайга живёт в душе поэтессы, она останется «женщиной-скалой» (так Лидия называет себя в одном из стихотворений), неподвластной житейским невзгодам.

Ночь уходит, смежив свои звёздные веки.

И заря алый пурпур вокруг разольёт.

Серебром засверкают проворные реки.

Солнца злато-лучи разобьются об лёд!

И на склонах проснутся тенистые рощи,

И в зелёных ветвях зазвучат голоса!

И во всей красоте и во всей своей мощи

Пики горных вершин подопрут небеса.

Небо жгло их огнём и глушило громами.

Иссушали их зной и жестокий мороз.

Только горы опять одевались лесами,

Не приняв эти буйства природы всерьёз…

Видно, волю к борьбе я у гор одолжила,

И окрепла душою в свободном краю.

Там в мечтаньях своих я орлицей кружила.

И о той красоте в своих песнях пою.

Но когда я в тоске иль убитая горем,

Голос дальний мне слышится: «Дочка, держись!».

Я люблю эти скалы и снежные гор,

Как любить можно неповторимую жизнь.

(Перевод Владимира Гордеев)

Душа Лидии Иргит настолько широка, что чувство родства поэтесса распространяет не только на свою семью, но и на всю природу, на лоне которой взросла. И отношение к этой природе у поэтессы дочернее, родственное. Для Лидии Иргит Монгун-Тайга – это мать, не менее любимая, чем родившая её женщина. А Улуг-Хем (река Енисей) – отец.

Это счастье, что в далёкой тувинской глубинке живёт, не сдаваясь лихим напастям и житейским невзгодам, и дарит читателям России свои неповторимые стихи «женщина-скала» Лидия Иргит. Заветные «Цветок таволги», «Серебряный родник», «Семь граммов счастья» – это её тоненькие на вид книжечки, которые по своему художественному содержанию «томов премногих тяжелей».

 

Зоя ДОНГАК

 

г. КЫЗЫЛ,

Республика Тыва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *