Горящее многоточие: Афганистан, Абхазия, Сирия, Нагорный Карабах… (ЧАСТЬ II)

Рубрика в газете: Честь имею, № 2021 / 5, 10.02.2021, автор: Олег БРЫЛЁВ

Продолжение. Начало в № 4


– Почему Примаков?
– В конце 70-х, то есть в период выработки и принятия решения по Афгану, Е.Примаков был директором Института Востоковедения АН СССР. Считалось, что там собраны лучшие из лучших востоковедов, и кому как не им выдавать на-гора самые умные соображения и рекомендации. Вот там-то Е.Примаковым и устраивались так называемые «cитуационные анализы» («сит-анализы»), куда приглашались для пущего вида специалисты из ГРУ, КГБ, спецуправления ГлавПУ СА и ВМФ, Международного отдела ЦК КПСС.
– А зачем это было нужно ГРУ и Первому управлению КГБ?
– У ГРУ хватало и своих мозгов, но ГРУ тогда был явно против ввода. Надо было срочно усиливать выводы засланцев от КГБ в Кабуле, т.е. андроповские позиции. Примаков усилил. После таких «посиделок» Андропов обеспечивал Примакову доступ к Брежневу. По итогам сит-анализов готовился документ с резюме – «если не мы в Афганистане, то американцы, изгнанные из Ирана, если не наши ракеты на Памире, то американские, если не мы будем добывать уран в ДРА, то Штаты». Причём по свидетельству участников совещания, итоговый документ уже кулуарно кем-то правился и в окончательном виде на 1,5-2 страницы представлялся Генсеку и отдельным Членам. Более объёмные документы вождям, как правило, не докладывались, только главное. Вождя хором убедили. Да и где уж тут было устоять! Это уж позже, в 1982 году, между Брежневым и Андроповым развернётся ожесточённая схватка не на жизнь, а на смерть! И 10 ноября 1982, через день как будто бы после объявления Андропову о предстоящем пленуме ЦК КПСС и избрании на нём Генсеком Щербицкого Л.И.Брежнев вдруг внезапно скончался. Пленум был отменён, а вместо Щербицкого вскоре был избран Юрий Андропов.
А тогда, в 1979, авторитет «Юры» для Ильича был непререкаем. Правда, возможны и ещё кое-какие причины… Брежнев, будучи лично расположен симпатиями к Тараки, сильно обиделся на Амина, посмевшего (!) устранить Тараки буквально через несколько дней после приёма в Кремле им «самим».
Генсек на представленных Примаковым выводах из сит-анализов ставил размашистую резолюцию, маршалы щёлкали каблуками (но не все, например, за исключением подвергавшемуся давлению и в конечном счёте опале начальника Генштаба Маршала Огаркова Н.В. «Маршал, Ваша задача выполнять приказы, а не обсуждать их» – звучал в его адрес рык в Политбюро), процесс уверенно двигался в нужном направлении.
Под свидетелями – непосредственными участниками тех сит-анализов прежде имею в виду в то время сотрудника Института Королёва С.И., а также полковника в отставке Чернету О.Г. Особенно о Королёве С.И. – с моей субъективной точки зрения громадной эрудиции личность. В своё время писал, как однажды, (на моих проводах из Москвы в Сочи) сверхпопулярный тогда Артём Боровик из зубодробительного в те времена «Огонька» настолько заинтересовался общением с ним, что до 4-х утра не отпускал его, пока я не вызвал такси…
Так вот, Евгений Александрович в своих публикациях ужасно любил стращать граждан СССР американскими угрозами в сторону Афганистана, особенно со стороны базы США на острове Диего-Гарсия в Индийском океане. Через какую лупу он его так старательно рассматривал? Но ведь в тему и всерьёз. Его мнение, как бывшего спичрайтера Генсека, ценилось высоко.
И ещё о Бовине Е.А. По-видимому, он занимал немаловажный пост в невидимых простым смертным структурах, где-то в ближайшем окружении таких «гроссмейстеров», как академик Г.Арбатов и, видимо, впоследствии сменившего его в этой иерархии Евгения Максимовича. (Не зря же он был окружён столь великими почестями со стороны некоторых президентов России).
Однажды мне довелось встречаться с Бовиным в его просторном кабинете в «Известиях». Речь шла о подготовке доклада Съезду народных Депутатамов «откуда выросли ноги на Афганистан». До этого вопрос был остро поднят группой депутатов-афганцев во главе с Червонописским, за что он тут же был подвергнут жесточайшей обструкции со стороны некоторых демократамов-однофамильцев вышеупомянутых радетелей афганского похода.
Хитрокрученый Михаил Сергеевич среагировал в обычной манере – а давайте создадим депутатскую группу – пусть они и колупаются-разбираются. Есть дела поважнее.
Группу создали во главе с Дзасоховым. Но в реке оказались и Щуки. За доклад на довольно щепетильную тему взялись далеко не случайные люди – как понимаете, лично директор Института Востоковедения Примаков Е.М., лицо явно встревоженное и заинтересованное. А вот с какого бодуна другим оказался директор Института США и Канады Г. Арбатов (Арбатов ли?) Где Средняя Азия, а где Штаты, а тем более Канада? Что, припекло? «Что-то» дрогнуло и пришлось с перепугу, вынужденно и экстренно идти ва-банк и доклад готовить в «правильном» направлении? Его участие в том было явным проколом, нервишки подвели, слишком серьёзным казался момент, вот и взялся лично за дело тогда незримый, но явно ощущаемый лидер команды. А как рассматривать иначе? Вдруг кто-то не из «своих» случайно догадается не туда залезть! Вот оба «гуру» cамолично и взялись. Кстати, Примаков в своих воспоминаниях тему Афганистана старательно обходил – зачем светиться!
Во время встречи с Бовиным вопрос начавшейся подготовки Доклада прозвучал. Евгений Александрович тут же берёт трубку белого телефона с гербом и звонит кому-то: «Женя, ты, говорят, какой-то доклад съезду по Афганистану пишешь?» «Да?» «А я почему ничего не знаю?» «Завтра? Ну давай!…». Он, не особо придавая значения столь конфиденциальной информации, подтвердил, что разговаривал с Примаковым и что доклад действительно в работе. Бросилось в глаза, что Бовин разговаривал с Евгений Максимовичем без какого-либо подобострастия, на равных, запросто. Ну прямо как будущий посол России в Израиле!
Мне приходилось держать в руках тот доклад. Но и его содержание, тщательно отфильтрованное мудрецами, всё равно, видимо, тревожило свидомых. Фактически съезду была явлена отписка – вместо ответа на заданный Червонописским по существу вопрос «Откуда у Афгана выросли ноги?» вымучили примерное: «Принятие Брежневым и компанией решения на ввод войск в Афганистан было ошибкой, за которую эти редиски несут личную ответственность (как же, до сих пор несут в почётных наименованиях!), вместе с тем генералы, офицеры, солдаты и сержанты, весь личный состав Ограниченного контингента с честью и мужественно выполнял свой воинский долг, был верен Присяге, бла, бла, бла…»
Правда, в прошлом году предпринималась попытка внести в Госдуму проект изменения тех формулировок, но, как обычно, вмешалась заинтересованные. Упаси боже! Пусть всё будет как было. Так надо.
А теперь вернусь к вопросу ветеранам «Альфы» – ради чего? Уверен, что они всё давно поняли.
Итак, как-то в одну из суббот 89-ого года мы с бывшим командиром кабульского спецотряда Сергеем Небренчиным (тогда ещё капитаном, ныне полковником в отставке, великолепно владеющим языком фарси, доктором исторических наук, профессором) с ведома руководства запрещённой в Иране партии «Туде» получили возможность поработать с архивом этой партии прямо у них в офисе.
Нам было известно, что после штурма американского посольства в Тегеране в 1979 стражи «исламской революции» все захваченные секреты просто вывалили на тротуар, а затем в течение ряда лет публиковали в нескольких десятках томов (где то около 50) под общим названием «Конец шпионского гнезда». Кажется, об этом писал и генерал-лейтенант КГБ В.Н. Спольников. Перелопатить все 50 томов иранских публикаций – дело непростое, однако в одном из номеров «Дуньё» содержалась публикация с изложением депеши американского резидента в Вашингтон, где он через своё тегеранское окно рассмотрел какую-то моссадовскую возню (а ведь за несколько сотен километров, дальнозоркий!) и конкретно докладывал в Госдеп. «Израиль что-то затевает в отношении СССР и Афганистана». Отдадим ему должное – мужик сработал профессионально. Вряд ли это была «деза».
Хотя всё возможно. Однако в тот период накануне намечавшегося выдворения США из Ирана у столь остроглазого на все 360 градусов резидента и персидских дел хватало. Без израильских. Видел ту публикацию и полковник Юрковец Иван Филиппович, в своё время советник кафедры афганского военного училища «Харби пухантун», впоследствии профессор кафедры академии им. М.В.Фрунзе и кафедры философии МГИМО.
Летом 1989 я общался с вышеупомянутым бывшим сотрудником Института Востоковедения АН СССР Королёвым Станиславом Ивановичем и, основываясь на собственных впечатлениях, поделился соображениями о некоторой нелогичности наших действий в ДРА. Он прямо сказал: «Афганистан – акция Израиля. У них были свои люди в Москве, в том числе в нашем Институте…». Понятно? Свои, израильские люди были в примаковском Институте Востоковедения? И Станислав Иванович запросто хлебал там с ними кофе? Ещё ранее, трудясь под различными «крышами», он профессионально разбирался во многих вопросах, а уж нюансы внутренней атмосферы того учреждения ему были известны не понаслышке.
А теперь и о главном разработчике. Спустя почти десятилетие после вывода наших войск из Афганистана пришло подтверждение от одного из руководителей зарубежного «мозгового центра» Збигнева Бжезинского. Он прямо признался, что именно он, а не кто иной, явился автором-разработчиком геополитической спецоперации-западни по вовлечению СССР в Афганистан. Одному из французских журналистов он откровенно заявил: «Тайная операция была блестящей! В результате именно мы заманили русских в афганскую ловушку…»
Но одно дело разработать сценарий спецоперации там, за бугром, а другое – воплотить его. Значит, расчёт был и на исполнителей внутри СССР. (Расчёт или совместный труд?). Возможно, просто на глупость некоторых? Сомневаюсь. Скорее всего проработка вопроса шла одновременно и в тесном взаимодействии с оными. Работала единая команда.
Да, окончательное решение 12 декабря 1979 года принимал лично Л.Брежнев, хотя по некоторым данным, предварительное решение уже состоялось за пару недель до того. Однако однозначно высвечивается теневая группа достаточно авторитетных и высокопоставленных людей, тщательно, со знанием дела подготовивших, я бы сказал, вдохновивших Генсека к принятию такого решения. Они пока увековечены почётными наименованиями и у всех на виду. Со временем, уверен, русская История даст им оценку.
Как тут не вспомнить генерала КГБ Ю.Дроздова, в своих «Записках начальника нелегальной разведки» поведавшего о том, как однажды бывшие американские разведчики за ужином в одном из московских ресторанчиков сверх меры разоткровенничались: «Пройдёт время, и вы ахнете… какую агентуру ЦРУ и Госдепартамент имели у вас на верху». Применительно к теме нашего разговора мы вправе вести речь об агентуре МОССАДА. Вот и «ахаем».

– В чём, по-вашему, причина наших неудач в Афганистане?
– Говорить о «неудачах» при теперь уже известном авторстве и соавторстве заранее запланированной разработчиками обречённости всей кампании – это лукаво уходить в сторону, лить воду на их мельницу. Подчеркну– афганский поход был заранее о б р е ч ё н по вражьему замыслу – всё было продумано до мелочей. Облом произошёл лишь с ликвидацией Амина 11 и 14 сентября 1979 года и позднее. Пришлось переходить к андроповскопу плану «B». Вот уже несколько десятков лет существует движение «Талибан» (Деятельность организации признана террористической и запрещена на территории РФ – прим. ЛР). То его ругают, то вспоминают лишь с причастностью к терактам, нападениям, взрывам и т.д. Суть его умалчивается. Что такое «Талибан»? Если просто – это движение националистических слоёв пуштунов за возвращение господствующего положения в афганском обществе, что ранее существовало столетиями. Как образующей государство национальности. Почему «возвращение»? Так сложилось, что к завершению вывода советских войск ближайшей к Кабулу, наиболее крупной, организованной и боеспособной группировкой мятежников оказалась таджикское войско Ахмад Шаха Масуда (Исламское Общество Афганистана– ИОА. Основатель и духовный вождь – Раббани). После падения режима Наджибуллы оно первым вошло в столицу и могло по праву сильного диктовать свои условия. Вскоре таджик Раббани стал и президентом страны. Разобщённые, более мелкие пуштунские формирования, разбросанные по всей стране и относящиеся к другим партиям (например, Исламской партии Афганистана (ИПА) Гульбеддина Хекматьяра и другим оказались за пределами Кабула, конечно, не за бортом, но на вторых ролях. Едины они (ИОА и ИПА и пр.) были ранее, лишь в борьбе с советскими войсками и НДПА. Да и то время от времени между отрядами ИОА и ИПА (чаще в провинциях Парван, Каписа, верховьях Андараба) происходили стычки. А теперь табачок врозь. Да и силёнок у ИПА в одном кулаке вначале не было – Ахмад Шах был гораздо сильнее. Оказалось, что господствующая веками пуштунская нация допустила занятие пуштунского же трона таджикским меньшинством! В этом-то и заключалась главная причина быстрого зарождения и формирования и развития движения «Талибан» – восстановить историческую «справедливость» и немедленно вернуть пуштунам господство в стране! Итак, это – движение пуштунского народа. Народ по-афгански – хальк. Именно пуштунская фракция «Хальк» в 1979 году совершила апрельскую революцию и явилась её главной движущей силой. Фракция «парчам», вроде тоже входящая в состав НДПА, но являвшаяся выразителем таджикской буржуазии и крохотной группы пуштунской, занимала в те дни трусливую позицию, выжидала, что получится из этого рая. Не исключаю, что и в те дни таджики-парчамисты, выступая против вооружённого восстания, хотели лишь мирно высидеть место под солнцем, а тут эти пуштуны-халькисты со своей революцией! Зато затем парчамисты вовсю начали качать права, добиваясь дележа власти. Добились. Неутомимые наши зашоренные теоретики, вводя в заблуждение самих себя и всех подряд, из штанов повыпрыгивали, пытаясь доказать, что НДПА едина, что между халькистами и парчамистами по большому счёту разногласий нет, это единая структура, делить нечего, одно и то же (например, вплоть до процедуры обрезания). Правда, есть незначительные расхождения в теории, но это преодолимо. Такому теоретику так и хочется сказать: «Пошёл-ка ты!» И добавить простое и убедительное: «Козёл!», дабы он скорее понял своё место в системе координат.
Итак, «неудача» первая – оглушительная глупость, или заведомый умысел – под видом мнимого единства НДПА. Что мы натворили в декабре 1979, под руководством Андропова? Мы ликвидировали пуштунскую власть и халькистское руководство, отодвинули халькистов-пуштунов на задний план, заменили их на таджика Б.Кармаля и таджикское меньшинство парчамистов. А потом почти десяток лет уговаривали: «Ребята, давайте жить мирно!». То есть в 1979 произошло то же, что спустя два десятка лет привело к появлению «Талибана».
Правда, в 1986 Бабрака заменили. Хоть и на пуштуна, но всё же на не популярного Наджибуллу, опять же креатуру, очень мягко говоря, не слишком прозревших и неугомонных последователей Андропова. Чекисты в пику всем и не по делу вновь протолкнули «своего» и продолжали тешиться. «Боржоми» был запоздалый. Но затем и Наджиба бросили на произвол.
В череде перестроечных и постсоветских назначений и реорганизаций некому (потенция развалившейся структуры упала) оказалось замолвить слово за Наджиба и тысячи афганцев, поверивших «шурави» и искренне боровшихся под нашими лозунгами. Горбачёв одухотворённо сливал страну бушам и тетчерам. Полутрезвый Ельцин, доверивший дальнейший развал страны младореформаторам, закусывая на ходу, с упоением гонял теннисный мяч в сочинской «Руси» по соседству с Бочаркой. (Сам видел. Только в августе-сентябре 1995 этот метод управления страной длился там полтора месяца).
Свободолюбивые афганцы к тому времени уже нахлебались интернациональной помощи вдоволь, и ни Наджиб, ни мёртворожденная политика национального примирения уже не могли преодолеть стремление афганцев к изгнанию чужеземцев (как когда-то англичан) и ликвидации просоветской кабульской власти во главе хоть с Бабраком, хоть Наджибом, хоть… Им, испытавшим все горести войны, чудилось, что наконец-то вслед за тем прекратится кровопролитие и наступит долгожданный мир.
Халькисты все эти годы вроде бы смирились ради главного. Правда, часть их сразу же ушла в ряды сопротивления. После нашего ухода один из самых толковых и уважаемых мною халькистов – начальник генштаба генерал-полковник Шах Наваз-Танай (видел его в деле) попытался взбрыкнуть, но, к сожалению, его мятеж по ряду причин провалился. Рад, что ему удалось скрыться. Но «Талибан» жив.
«Неудача» следующая. Это кастрированный по численности, а в силу того хитроумно названный «ограниченным» контингент. (Виктор Верстаков тогда издевательски писал, за что чуть не лишился партбилета: «Но контингент наш очень мал, навряд ли больше взвода, границу перешёл, любуется природой, даёт концерты в кишлаках, а в паузах-антрактах детишек носит на руках и чинит местный трактор…»

Давайте сравним цифры. У американцев во Вьетнаме было 504 тысячи человек. Когда громили Саддама Хусейна, была создана международная группировка НАТО численностью около 800 тысяч человек. А нас в Афганистан зашло примерно 120 тысяч, и далее контингент только сокращали (за счёт зенитных и танковых полков). На заключительных этапах группировка была 105–108 тысяч человек. В течение всей афганской кампании наше военное руководство неоднократно поднимало вопрос наращивания численности советских войск в ДРА, но неизменно получало отказ – супостат в Европе наращивает активность, першингами грозит… На Востоке милитаристов тоже развелось… Короче, денег нет, вы уж сами там как-нибудь… Тем не менее по завершению афганской кампании наши мощные группировки в Забайкалье и на Дальнем Востоке были мгновенно сокращены до минимума, а группы войск в ГДР, Венгрии, Чехословакии и Польше – вообще ликвидированы. До вывода войск из ДРА угрозы для СССР с Запада и Востока существовали и наращивать возможности ОКСВ в ДРА за их счёт категорически допускать было нельзя, а после 15 февраля – угрозы вместе с 40-й вмиг исчезли.
– Контингент действительно был очень «ограниченный» для такой операции…
– Да, сам этот термин, с моей точки зрения, точно отражает ситуацию. В нём самом тоже заключён смысл наших «неудач» КПД контингента вряд ли превышал 20%. По крайней мере мне о том как-то с горечью поведал член военного совета – начальник политотдела армии генерал-майор Ремез Николай Калиникович. Да и командарм 40-й генерал В.Громов в своих мемуарах писал, что для тылового обеспечения, то есть подвоза боеприпасов, продовольствия, ГСМ, запчастей для ремонта техники, было задействовано до 70% личного состава. Большой процент больных гепатитом. Плюс раненные в госпиталях, отпускники… Много сил отрывала охрана коммуникаций, включая Саланг и многочисленные блок-посты вдоль трасс Термез – Кабул – Кандагар и Кушка – Герат – Лашкарга – Кандагар. По нескольку батальонов были постоянно отвлечены на охрану (в радиусе не менее трёх километров) таких стратегических объектов, как кабульский, баграмский, кандагарский и шиндандский аэродромы. Особенно это стало актуально с появлением у «духов» ПЗРК типа «Cтингер» и «Блоупайп».
Помните эпизод из «9-ой роты», когда на виду у прибывших новобранцев над аэродромом сбивается АН-12 с дембелями? Фильм художественный, но эпизод взят из реальных будней. Особенно если лётчиками в нарушение приказа набор высоты (или снижение) осуществлялся не по спирали, а по прямой. Так, в апреле 1986 в Баграм на АН-26 прибыла группа офицеров из Москвы. Обратный вылет задерживался на пару часов, и они вернулись в Кабул бронегруппой. Командир возвращавшегося АН-26 решил, что время позднее, темно и духи уже не подстерегают, пошёл на взлёт и набор высоты по прямой, а не спирали. Самолёт был тут же сбит. Экипаж спасался на парашютах. Командир, прыгавший последним, и ещё один из членов экипажа приземлились за пределами охраняемой зоны. В ходе спасательной операции они были обнаружены на следующий день изрубленными крестьянскими лопатами.
В результате недостаточной численности ОКСВ возникали серьёзные проблемы при создании группировок для проведения каких-либо операций. Буквально «скребли по сусекам», набирая подразделения по всему Афганистану и подтягивая их в нужный район, будь то Панджшер, Джелалабад, или Гардез (операция «Магистраль»). «Духи», не будь дураки и ведя свою разведку, понимали, что если советские и афганские колонны из отдалённых гарнизонов выдвигаются в один и тот же район – значит, там готовится операция. Душманы покидали эту зону, а нашим войскам оставалось искать там испарившихся (поистине «духов»-призраков), которых и след простыл. Как попытки отодвинуть жёстко закреплённую резиновую стену – надавили – стена прогнулась. Давление прекратилось – стена вернулась в исходное положение. Так и душманы – войска всё прочесали, побомбили для острастки ранее разведанные объекты, победоносно ушли – мятежники тут же вернулись. Упорно они удерживали лишь важные базовые районы, например, Постакаццу южнее Хоста в 1985 году, или позднее – стратегическую для них Джавару на границе с Пакистаном.
Но термин «ограниченный контингент» для кого то мог иметь и потаённый смысл – заранее продуманная численность нашей группировки войск в ДРА, неспособная достичь решительных целей. Ведь будь у нас войск хотя бы столько, сколько у американцев во Вьетнаме, гипотетически могли бы оказаться на побережье очередного, Индийского океана.
Кстати, когда разрабатывался план ввода грузинских войск в Абхазию, Шеварнадзе тоже использовал этот метод «ограниченного контингента». Потому что, на самом деле, по концепции «дуги нестабильности», разработанной ещё Бжезинским, главная цель таких войн – это не территории и ресурсы, а сама «нестабильность». Поэтому и нужно было ввести в Абхазию именно такое количество вооружённой силы, чтобы оно могло вздыбить население, но при этом, чтобы этого количества было недостаточно для выполнения заявленных целей по «борьбе с сепаратизмом». Вот тогда, и ещё в апреле 1989 года, был вбит клин между Грузией и Россией, действие которого мы до сих пор ощущаем на себе. Но о том позже.
Похожая схема применялась и в Афганистане – где главной целью было столкнуть лбами православных и мусульман. Если смотреть на взаимосвязь событий, происходивших в других регионах – Узбекистане, Таджикистане, Нагорном Карабахе, – прихожу к выводу, что все эти локальные конфликты разжигались намеренно, а не возникали сами по себе.

Беседу вёл Иван КОРОТКОВ

Окончание следует

3 комментария на «“Горящее многоточие: Афганистан, Абхазия, Сирия, Нагорный Карабах… (ЧАСТЬ II)”»

  1. Всё тайное- рано или поздно- становится явным. Купились мы, жаль, но надо делать выводы из ошибок прошлого власть имущим…

  2. Анатолий, а вы можете привести КОНКРЕТНЫЙ пример того, чтобы кто-то когда-то делал эти самые выводы?

  3. Интересная и, думаю, адекватная геополитическая оценка причин и последствий афганских событий толковейшего офицера ГРУ. А учитывая место и роль Андропова в формировании на фоне афганских событий горбачёвско-ельцинской команды, выращивания под её задачи таких как Собчак Чубайс, Путин и пр. , а так же с вручением им власти в России при активном содействии американских «друзей», причём синхронно задачам озвученных Бжезинским, и участии андроповских птенцов в дальнейшем разжигании «Дуги нестабильности,» всё становиться на свои места…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *