ИСКОННОСТЬ ИЛИ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО?

Рубрика в газете: Свяжем запад и восток, № 2020 / 48, 23.12.2020, автор: Сергей МАГНИТОВ

Погружение в историю иногда даёт неприятные результаты. Литературоведение, особенно с погружением оного в историю, тоже сталкивается с проблемами, которые надо осмыслить. Ведь мы обращаемся к истории не для того, чтобы потешить самолюбие, а чтобы обратиться к исконности. Но надо ли?
Знаменитая казачья песня «Ойся, ты меня не бойся».
Как литературовед со слухом и поклонник этой песни, на сотый раз прослушивания я столкнулся с логическим диссонансом текста и припева.

На горе стоял Казак.
Он Богу молился,
За свободу, за народ,
Низко поклонился.

Красиво и здорово по смыслу. Но тут припев:

Ойся, ты ойся, ты меня не бойся,
Я тебя не трону, ты не беспокойся.
Ойся, ты ойся, ты меня не бойся,
Я тебя не трону, ты не беспокойся.

До поры до времени не вникаешь в смысл – настолько песня хороша, заводит, как лезгинка. Но потом озадачиваешься: так, ты меня не бойся – значит молящийся казак несёт кому-то угрозу? Кого он обещает «не тронуть»?
Слушаем дальше:

За друзей казак просил –
Чтоб их на чужбине
Стороною обошли
Алчность и гордыня.

В той же логике – молитвы и просьбы у Бога. Здорово звучит. Но припев опять непонятный – тот же обещающий не тронуть? Кого? Друзей? Непонятно. А других героев в песне нет.
И вот здесь и начинаются мои поиски. И конечно, оказывается, что есть изначальный текст песни, и песня звучала по-иному и у неё был вообще другой смысл. И посвящена она была … Шамилю.

На горе стаял Шамиль,
он Богу молился,
За свободу, за народ
низко поклонился.

И тогда становится на место припев, где как раз снимается угроза молящемуся Шамилю. Песня имела тогда примиряющий смысл. Более того, именно эта наводка объясняет необъяснимое выражение – Ойся. Ойся – это что? Это ведь обращение к Шамилю такое. Непонятно, что это за обращение.
Оказывается, казаки называли вайнахов-чечен, ингушей – ойсами. Да потому что те кричали в бою слово… «Хорс!» То есть «Ойся» – это огласовка слова «хорс». А что такое этот хорс»? Древнее слово «солнце» («хороший» – то есть солнечный). Иначе говоря, чечены кричали, по сути, в бою, «да здравствует Солнце!». Очень странно для поклонников Каабы кричать языческий лозунг, посвящённый Солнцу. Здесь явно остались авестийские и зороастрийские рудименты. Знаки этой традиции, кстати, вполне живы: явные авестийские и зороастрийские корни можно подчеркнуть знаменитыми зороастрийскими похоронными башнями.
Вот тебе и наука. Зачем она? И нам говорят: отличный казачий гимн сделали песней о Шамиле. И чеченам тоже не дали радости, открыв языческие корни многих их родных вещей. И зачем нам такая наука? Зачем нам такое погружение в исконность? Как говорят, что сложилось, то сложилось… Таково народное творчество – зачем ворошить исконное – может, пусть спит?

 

Один комментарий на «“ИСКОННОСТЬ ИЛИ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО?”»

  1. С погружением оного в историю, из прошлого выдавливается часть истории, массой равная погруженному оному. Закон Дитера-Болена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.