Секретная Одиссея

Рубрика в газете: Мир Севера, № 2022 / 45, 24.11.2022, автор: Вадим ДОЛГУШЕВ (г. КИРОВ)

Нынешней осенью по «Радио России» в исполнении недавно ушедшего актёра Сергея Пускепалиса и в память о нём прозвучала книга известного полярника Александра Кузнецова «Арктическая одиссея», вышедшая вторым дополненным изданием в 2019 году в издательстве «Круглый стол» (автор проекта – главный редактор Ирина Дмитренко, художник Борис Сергеевич Воробьёв). Немалую роль в появлении этой книги сыграла жена Александра Ивановича Юлия Ивановна.

История появления этой книги очень интересна сама по себе, не говоря о захватывающем сюжете и несомненных литературных способностях автора. В основе книги – дневниковые записи семидесятилетней давности, пролежавшие в архиве вследствие секретности всей этой истории. Летом 1950 года житель одной из подмосковных деревень Александр Кузнецов завербовался в качестве гидрометеоролога станции Четырёхстолбовая, располагавшейся на острове в Восточно-Сибирском море. Случилось так, что его, а также уроженца Санкт-Петербурга Виктора Пысина и местного жителя, якутского каюра Николая Данилова, унесло на льдине в открытое море. Через два месяца дрейфа их льдину течением пригнало к заброшенной стоянке полярников на острове Генриетта, где они жили в полном отсутствии связи со всем миром около года. Автор повествует о том, как трудно было выжить людям в условиях северной природы и одиночества: здесь и схватки с белыми медведями, и психологическая трудность в условиях полярной ночи, что чуть не привело одного из участников к трагедии – он пал духом настолько, что хотел уже застрелиться. Всё же они выжили – помогла взаимоподдержка, а также великолепное знание Севера якутом, прекрасным охотником Николаем Даниловым, или, как его звали участники этой истории, Данилычем, чувствовавшим в условиях Полярного Севера как рыба в воде.

Попавших в беду полярников отнесло к островам Жанетта и Генриетта, входящих в группу островов Де-Лонга. Вот отрывок из книги, повествующий об этом:

«– Что будем делать, командир? – прервал мои размышления Данилыч. – Это какой-то остров, а какой – шут его знает.

– Это остров Беннета, самый большой среди островов Де-Лонга, – с уверенностью сказал я.

– Беннета… острова Де-Лонга. Не слышал о таких островах, – удивился Данилыч. – Они что, не наши? Не американские ли?

– Нет, Данилыч, это наши острова. В прошлом веке их открыла экспедиция американского исследователя де-Лонга.

– Саша, а ты уверен, что это Беннета? – спросил Виктор.

– Другого не может быть. Как помню, по описанию острова Де-Лонга маленькие, гористые, вершины их покрыты льдом. Я запамятовал о поверхности Беннета. Остров сравнительно большой и, конечно, на нём должны быть и гористые, и равнинные площадки. Думаю, что этот остров – остров Беннета.

– Тогда нужно срочно двигать к этому острову! – горячо подхватил Виктор. – С Беннета переберёмся на Генриетту. Там должна быть полярная станция.

– Была полярная станция, Витя, теперь закрыта. Но мы должны попасть на эту станцию, пусть и безлюдную».

Так путешественники оказались на острове Генриетта, где прожили около года.

Север всегда притягивал к себе искателей приключений разных национальностей – русских, норвежцев, американцев, людей целеустремлённых, волевых, мужественных. Вот как, например, описывает в своих путевых очерках «Вокруг света» историю гибели американской экспедиции де-Лонга Николай Георгиевич Гарин-Михайловский:

«В нескольких словах я позволю себе напомнить эту великую смерть Дюлонга и его спутников. Как известно, корабль Дюлонга «Жанетта» погиб во время его экспедиции на север у устья Лены, и Дюлонг разделил тогда свой экипаж на два отряда. С одним пошёл по левому берегу Лены, а другой направил по правому. Когда надежда на то, чтобы встретить жильё, исчезла, Дюлонг отрядил передовой отряд из двух человек, отдав им весь имеющийся у него спирт, прося их в интересах своих и их оставшихся товарищей выпивать ежедневно по три напёрстка спирта. Тогда его им хватит на двадцать дней. Выдал он двум передовым ещё по ружью, настаивая, чтобы они ни под каким видом с ними не расставались. В двадцатый день своего путешествия эти двое увидели, наконец, жильё на другом берегу Лены. Был полный ледоход. С опасностью жизни, прыгая с льдины на льдину, они перешли реку и приблизились к жилью. Жильё оказалось летним кочевьем чукчей, но уже пустым. На их счастье, забывший что-то туземец как раз в это время возвратился в своё кочевье. Но, увидев двух пришельцев, испугался и повернул было назад своих оленей. Тут и пригодились этим двум передовым их ружья: под страхом быть убитым, чукча остановился. Жестами передовые объяснили ему о бедственном положении их товарищей. А чукча тоже жестами объяснил им, что товарищи их уже спасены.

Нервная напряжённость прекратилась, и обоих несчастных чукча доставил в город уже в горячке. И только когда они пришли в себя после болезни, выяснилась роковая ошибка: спасён был не их левый, а правый отряд. Дюлонг же и его товарищи погибли. Они умирали один за другим, и оставшиеся в живых хоронили своих скончавшихся товарищей. Последним погиб сам Дюлонг. Когда он не мог от истощения больше идти, он сложил весь ценный научный багаж своих наблюдений и с записной книжкой, где было записано всё до мельчайших подробностей, пополз на четвереньках. Последний день, отмеченный им, был 23 октября. Но он не мог больше писать и перед этой датой стояла только длинная черта. Его нашли замёрзшим с поднятой вверх рукой, чтобы легче нашли его. Эта рука, торчавшая из-под снега, и указала искавшим его труп. Так погибли великой святой смертью Дюлонг и его отряд, до последнего мгновения двигавшиеся вперёд».

Александру Кузнецову и его спутникам повезло – рыбаки заметили дым от костра, который развели путники, и 23 июля 1952 года их арктическая одиссея закончилась. Затем Александр Кузнецов ещё три года проработал на полных станциях, а, возвратившись родные подмосковные края (он родом из деревни Сельвачово Раменского района), работал на различных должностях, закончил географический факультет МГУ, работал в НИИ сельского хозяйства, защитил кандидатскую диссертацию по экономике, читал лекции по экологии.

Александр Иванович был личностью весьма многогранной: он играл на баяне, занимался пчеловодством. В последние годы жизни (к сожалению, второго издания автор не увидел), он перенёс инфаркт, но не сдавался: писал новую книгу об Арктике. Арктика и Антарктика всегда будут привлекать мужественных и сильных духом людей. «Арктическая одиссея» – книга о том, как выжить в экстремальных погодных и психологических условиях – суровых условиях Севера.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.