Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 1960, номер - 119

А. Дхомовский. ЕСТЬ РОМАНТИКА!

Рубрика в газете: , № 1960/119, 28.05.2015

Станислав Куняев. «Землепроходцы». Калужское книжное издательство.

 

Но кто с этим спорит? В жизни всегда было, есть и будет место сильным и ярким чувствам, большим мечтам, высокой самоотверженности подвига – всему, что мы зовём романтикой. И так ли нуждается в дополнительных декларациях эта простая истина?

Оказывается, нуждается. Вспомните, разве вам не приходилось порой слышать от молодых, что время трудностей, подвигов, чапаевских сражений и Комсомольска-на-Амуре безвозрано прошли. Вы отвечали этим горячим парням спокойными и умными словами о том, что сражение за целинный хлеб ничуть не менее героично, чем штурм Перекопа, а призыв «Все на строительство Братской ГЭС!» овеян той же высокой романтикой, что и знаменитая надпись: «Райком закрыт, все ушли на фронт». Они соглашались с вами, умом понимая грандиозность сегодняшних свершений, а сердцем... Нет, сердце восемнадцатилетнего редко слушается здравых рассуждений и логических доводов. Убедить его в чём-то способна только поэзия.

И поэзия приходит на помощь мальчишескому сердцу. Именно её словами – неповторимыми, единственно нужными и убедительными – говорит со своим читателем Станислав Куняев, автор первой книжки стихов «Землепроходцы», выпущенной недавно Калужским книжным издательством. Вот стихотворения – «Сибирь», «Девчонки с комсомольских строек», «Река Бурея», «Летят на щебёнку спецовки...»

Вот стихотворение «Ночной разговор», пожалуй, наиболее прямо говорящее о бессмертии романтики, о связи сегодняшнего дня с героическим вчерашним. Это – воображаемый разговор автора с трагически погибшим поэтом-комсомольцем Сергеем Чекмарёвым. Разговор о том, какое это трудное и славное дело – идти в жизни прямой дорогой, быть в ответе за всё.

Да, в наши дни не меньше трудностей, не меньше подвигов. И порой километр насыпи таёжного шоссе бывает «высшей мерой оплачен» – человеческой жизнью. Вот хоронят девушку, погибшую на строительстве дороги («Память»). И глядя на спутник, летящий над Сибирью, землепроходцы-строители не обманываются кажущейся лёгкостью его полёта: «...Они-то знали, как впервые прокладываются пути» («Спутник над тайгой»).

С.Куняев знает, что такое труд, каким великим уважением пользуется в нашей стране рабочий человек. Почти с благоговением он говорит он об этом в стихотворениях «Подписана командировка...», «Доска почёта», «В вагончике, к земле примёрзшем...». Поэтому таким тяжёлым и, я бы сказал, молчаливым гневом наполнено стихотворение «Проводы» – о парне, дезертирующем с комсомольской стройки в поисках лёгкой жизни, поэтому столько презрения и сарказма в великолепно написанных, упругих стихах «Голуби на асфальте»:

Зобы не забыты, забитые хлебом –

          земной,

                    обыденной,

                                        обеденной манной.

И больше не манит высокое небо,

           тревога

                       больших

                                перелётов

                                           не манит.

Таков первый раздел сборника – «Флаг на портальном кране». Он весь написан как бы на одном дыхании, пронизан единой большой темой труда и романтики. Таковы и лучшие стихотворения второго раздела «Яблонное цветение», в частности, уже упомянутые «Голуби на асфальте». Однако в целом второй раздел удался С.Куняеву меньше. В нём есть и своеобразное, точное видение мира, зоркость художника, умеющего видеть тончайшие пейзажные детали. Но в стихах этого раздела в значительной мере потеряна боевая авторская позиция. Строки теряют внутреннюю упругость, и порой даже интересный поиск своего поэтического языка приводит С.Куняева не к счастливым находкам, как в первом разделе, а к необоснованной вычурности, «игре в слова»:

...руки в браслетах –

браслеты не с руки.

Твоя рука как слепок

с твоей руки...

Лицо-то не целовано,

лицо – ещё цело оно,

а может быть, лицо – оно

уже перелицовано?

Это обидно. Не хочется делать автору скидок на молодость, на неизбежные творческие издержки первой книги. Ведь С.Куняев достоин прямого и взыскательного разговора, потому что может работать без этих издержек. И больше всего хочется, чтобы по-настоящему, в ключе большой поэзии, были сделаны все его стихи, такие нужные сегодня романтикам «семнадцати неполных лет», всем жаждущим подвига во имя огромной, беспокойной и вечно молодой Родины.

 

А. ДХОМОВСКИЙ