Илья ВЫГОВСКИЙ. ПОНАЕХАЛИ… (На конкурс “Расскажу о своём народе”)

№ 2017 / 17, 19.05.2017

Здравствуйте! Меня зовут Выговский Илья, мне 11 лет, я живу во Владивостоке. Написал маленький очерк о том, что наболело.

Живу я во Владивостоке, в Приморском крае то есть. Вы знаете, кто здесь был коренным населением? Вот и у нас не все знают. Я ради любопытства ходил в музей имени Арсеньева, так вот, там я узнал, что прежде Приморье населяли джурджени, а ещё раньше – бохайцы. Внешне они напоминали что-то среднее между китайцами и монголами. Потом они куда-то подевались: то ли истребили друг друга в результате междоусобных войн, то ли мигрировали. Точно никто не знает. Долгое время край наш был диким и необжитым. Разве что китайские хунзузы – беглые китайские бандиты – орудовали здесь. Да в глухой тайге промышляли сборщики чудодейственного женьшеня. Но вот, во второй половине девятнадцатого века Россия начинает осваивать Приморский край. Встаёт вопрос о его заселении. Первые жители, понятно, военные. Я смотрю на первые фотографии Владивостока, на них всё побережье усеяно длинными деревянными казармами. Затем с Запада тянутся вагоны с первыми переселенцами. Кто они? Первыми переселенцами были казаки. Переселялись они из Забайкалья. Ехать ни в какую не хотели, поэтому будущие поселенцы выбирались по жребию. Ехать в новый, неведомый край они не хотели. Поэтому в стране появился закон – всем переселенцам в Приморский край предоставлялись значительные льготы: это и деньги, и земля, и льготное налогообложение. Вслед за казаками в Приморье потянулись обедневшие русские из средней полосы России: мордва, чуваши, удмурты. В 1884 году правительствами Кореи и России было подписано «Соглашение о проживании корейцев на российском Дальнем Востоке». В 1896 году первая большая группа корейцев была официально принята в российское подданство. Перед Великой Отечественной Войной сюда приехало много украинцев, беларусов, которые основали свои отдельные деревни и сёла. Черниговки, Кировки и Астраханки сами говорят, откуда приехали их жители. Ну и, конечно, в Приморье всегда были китайцы. Если посмотреть на фотографии старого Владивостока, то практически на каждой можно увидеть одного, двух или нескольких китайцев, которые строят, убирают, копают или что-то несут на своих деревянных «рогулях». В Советское время, когда страна была многонациональной, люди ехали в наш Приморский край, как говорится, «за длинным рублём». Ехали все: молдаване, таджики, узбеки, казахи. Да и чего бы им было не ехать, если здесь они получали хорошие «подъёмные», бесплатные дома в совхозах и большие земельные наделы. Так Приморье стало многонациональной и интернациональной Родиной для тысяч людей разных национальностей.

Да, кстати, может, кому-то будет интересно – сам я тоже потомок литовцев. Мой дед Миколас приехал во Владивосток из Каунаса, чтобы учиться в Политехническом институте. Отучился и остался работать. Знаю, что в 60-х годах он поменял свою литовскую фамилию на русскую фамилию своей жены. Какова причина? За что купил, за то и продаю: литовцев в стране не особо жаловали, а дед хотел построить карьеру, вот и поменял. Карьеру он действительно построил, но в нашей семье всегда знали, что мы – литовцы. Дома готовилась литовская национальная еда, в шкафу висела старая литовская одежда, в выходные дед пел что-то грустное. После смерти деда из литовцев остались мать, да я. Мы стали искать таких же литовцев, которые проживают во Владивостоке и – о, чудо! – нашли. Оказывается, на сегодняшний день на территории Владивостока проживают 12 литовцев. Все мы объединились в общество «Гинтара Крантас», что переводится как «Янтарный Берег». Гедиминас Мустейкис, Раймондас Пяткас, Юдита Бальчунайте и ещё несколько земляков обосновались на Приморской земле, которая стала их настоящей Родиной. Но и про свои обычаи не забываем. Поздравляем друг друга с национальными праздниками, угощаем цепелинами, поём.

Сейчас на дворе 2017 год. Многонациональный состав Приморья пополняется выходцами из Узбекистана и Казахстана. Приезжают целыми семьями. То тут, то там я вижу объявления: «требуется учитель русского языка для ребёнка стольких-то лет». Наши школы тоже пополняются юными армянами, узбеками, киргизами. Мы быстро привыкаем к их необычным именам и фамилиям и даже не задумываемся, что они другой национальности. Интересно, но во Владивостоке не бывает конфликтов на национальной почве. Если меня подкараули после школы, чтобы отлупить, так это не оттого, что я потомок литовцев, а потому что со мной согласилась дружить Наташа, а она нравится мальчикам всей нашей школы. В прошлом году «прославился» Сардор, но не потому что он узбек, а потому что так сильно ударил по мячу, забивая гол, что сломал ступню. Есть у меня лучший друг, Лёва Бухбиндер, и я только недавно узнал, что он – еврей. Новость меня никак не впечатлила, для меня нет разницы, какой национальности человек. Главное – другое: хороший ли он друг, можно ли на него положиться в трудную минуту. Да, чуть не забыл, я занимаюсь в театральной студии, сейчас мы ставим «Женитьбу» Гоголя. Моника Хачатрян играет Агафью Тихоновну, сваху Фёклу – Любченко Карина, Подколёсина – Исфандияр Абдуллаев, а Кочкарёва – я. Такой вот многонациональный состав. И я бы даже никогда об этом не задумался, если бы не решил писать на это тему эссе!

Чем хорош Приморский край, так это тем, что здесь никто никому не скажет: «Понаехали тут!», потому что, на самом деле, мы все сюда понаехали, кто-то раньше, кто-то – позже. Мы все соседствуем, учимся, работаем, женимся, дружим друг с другом. Нам комфортно вместе. И если мы ссоримся, то не потому что кто-то не той национальности, чем ты. Причины для ссор более прозаические. Ну, как если бы мы были одной семьёй.

 

Илья ВЫГОВСКИЙ

г. ВЛАДИВОСТОК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *