Николай ДРОЗДОВ: ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ

№ 2017 / 22, 16.06.2017

Вот и исполнилось 80 лет человеку, который годами сеял в нас добро, любовь к жизни и окружающему миру – Николаю Николаевичу Дроздову. Его жизненный багаж – всенародная любовь, уважение в научном мире, множество учеников, которых он выпустил, преподавая в Московском университете, забота о ближнем, которую все мы ощущаем в его каждодневном труде. И в свои 80 он по-прежнему полон энергии.

Drozdov CDZHЯ поразился, когда 7 октября 2016 года в Центральном доме журналиста на подведении итогов «Международного телефорума «Вместе» он не вышел, а трусцой пробежал вдоль рядов и со сцены спел песню военных лет.

«Майскими, короткими ночами,

Отгремев, закончились бои…»

В эти минуты я мог сравнить Николая Николаевича разве что с Марком Бернесом.

Ещё более поразило меня, когда 29 марта 2017 года он начал встречу со школьниками в Центральной детской библиотеке стихотворением Владимира Маяковского:

«Я

    достаю

               из широких штанин

дубликатом

                бесценного груза.

Читайте,

             завидуйте,

                        я – гражданин

Советского Союза»,

А потом сказал:

– Вот с такой же гордостью вы должны говорить: я гражданин России.

И только после этого стал говорить о своих путешествиях по миру, о животных, через любовь к которым сеял любовь и к человеку, и к Отечеству. Для него патриотизм – не праздное слово.

– Вот сейчас говорят о патриотизме, – поделился он однажды со мной наболевшим. – Патриотизм и национализм – принципиально разные вещи. От национализма очень легко перейти в нацизм. Потому что, когда человек свою нацию, свою национальность только ценит и воспевает, то потом он начинает её ставить выше остальных, и это плохо кончается. А патриотизм – это любовь к Родине своей… Раньше говорили: все, кто живёт в Советском Союзе, это – наши, и не надо было придумывать, как сейчас, новое определение «россияне». Мы, русские, вместе с татарами, якутами, бурятами, узбеками… Это всё были – советские люди.

 

Drozdov Ashkhabad 1978

Николай Дроздов (справа) в гостях у друзей в Ашхабаде. 1978 год

 

Об отношении Николая Николаевича к природе напоминать не надо. Когда шла передача «В мире животных», мы все сидели у телевизоров и слушали Дроздова, который своим доверительным голосом делился о сокровенном: душевность его общения с животными поражала. А ведь Дроздову приходилось тянуть две лямки: преподавать в университете и готовить передачи, которые выходили еженедельно. Николай Николаевич вспоминал:

– 17 апреля 1968 года – день рождения передачи «В мире животных», к которой, кроме меня, подключился и Василий Михайлович (Песков. – М.Ф.), Нас обоих в качестве выступающих привлёк Александр Михайлович Згуриди. Начинали ещё до Останкино – на Шаболовке. Замечательный был коллектив. В одной большой комнате – редакции четырёх передач. Василий Песков приходил из газеты, я из Московского университета – это «В мире животных». Потом «Клуб путешественников» – ещё до Юрия Синкевича – там был Владимир Шнейдеров; «Очевидное и невероятное» – Сергей Капица и Лев Николаев; а поначалу я застал ещё и Каплера, и Ксению Маринину – постоянного редактора «Кинопанорамы». А уж когда стали ездить – где только ни побывали! Камчатка, Туркмения, горы Кавказа, Сахалин, Якутия, Белое море. Беловежская пуща – это же всё Советский Союз был…

В свои 65 лет Николай Дроздов принял участие в создании программы «Последний герой». Ему позвонили в 4 утра и пригласили поехать, а на раздумье дали только две минуты. Но он уже через минуту ответил: я согласен.

– Я стал биологом, – рассказывал он, – но меня очень интересовала география островов. Особенно тропических. Это ведь интереснейшее место. Когда ходишь по северным островам, там почти ничего не растёт. А здесь и пальмы, и кустарники какие-то, и кокосы… Думаю, не все заметили, что я три раза был на соревнованиях «Последний Герой». Это называлось – «игра». Ничего себе, игрушки!.. Мы прибыли на этот остров – как потерпевшие кораблекрушение. Какой-то латиноамериканец подвозит и когда остаётся метров пятьсот до берега, говорит: все, мол – с лодки! Прыгай и плыви! И вот весь промокший, ничего на тебе нет сухого. Спичек нет. Зажигалок нет. Сигарет нет. Запрещено брать с собой. Всё, дескать, будете искать на месте.

Не всякий бы отважился на такое в его возрасте. А о том, как Дроздов оттаскивал крокодила, который вознамерился схватить оператора за ногу, как стерёг кобру, которая снималась в фильме Згуриди и находилась около мальчика (такая сцена была в сценарии), как обнимался со львом, как укрощал змей – давно ходят легенды…

Я думаю, что его загадка во многом таится в корнях. Отец его – Николай Сергеевич Дроздов – родился в 1902 году. В конце жизни был профессором кафедры органической химии 2-го Московского медицинского института. Дядя отца Иван Иванович Дроздов был настоятелем храма Всех Скорбящих Радости, а мой дед – Сергей Иванович, учителем…

– Первые два года войны, – вспоминает Николай Николаевич, – мы были в Рязани. Мама там работала в военном госпитале, а отец содержал лабораторию по производству лекарств для фронта. Когда в 42-м году немцев отпихнули от Москвы, его лаборатория перешла в институт коневодства – западу от Москвы, ближе к фронту – в селе Успенском. Я в детстве там работал табунщиком. Отец посылал меня на конный завод. Рабочий день был — одиннадцать часов: в пять утра табун выгоняешь и в десять пригоняешь. В 1951-м году мы получили квартиру в Москве, и наша семья переехала. В 9-й и 10-й класс я перешёл в Московскую школу номер 36 Фрунзенского района. Она располагалась в нынешнем Зачатьевском переулке. Школа была на месте Зачатьевского монастыря. Это недалеко от метро «Кропоткинская». Я привык, что это метро «Дворец Советов» (до 1957 года. – М.Ф.)…

 

22 04 2010 Veche

22 апреля 2010 г. с автором материала в издательстве «Вече»

 

Не могу и обойти и отношение Николая Николаевича к матери.

– Мама моя, – рассказывает он, – Надежда Павловна, врач-терапевт, конечно, уделяла много внимания семье и работе в 5-й городской больнице Москвы. Папа был очень занятой человек, преподавал в медицинском институте, был заведующим кафедрой. Он ушёл очень рано, в 63-м году. А мама, овдовев, дожила до 1993 года. И по сути с 63 по 92 год мне пришлось о ней заботиться, потому что она осталась вдовой. В моей судьбе был довольно длительный период, когда я жил вдвоём с мамой. В 70-е она стала на костыли и двадцать лет так ходила. Это были самые дорогие, трогательные годы моей жизни, когда мне приходилось ухаживать за матерью – настоящий дар! Не забота или труд, а именно дар Божий!

Николай Дроздов чрезвычайно богатая натура, он излучает добро, не боится оказаться в экстремальной ситуации, любит петь, играть с детьми, кататься на самокате. Пишет книги, выступает на телевидении. Он – родник доброты. Отец нам всем: детям, взрослым, политикам, простым смертным, зверям, птицам, рыбам, домашним животным.

 

Михаил ФЁДОРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *