Памяти Виктора Тростникова

№ 2017 / 34, 06.10.2017

В пятницу 29 сентября на 90-ом году жизни скончался выдающийся православный писатель, философ и публицист Виктор Николаевич Тростников.

Его имя получило широкую известность в 1979-ом с выходом самиздатовского, неподцензурного альманаха «Метрополь». Годом позже в парижском издательстве YMCA-Press вышла первая богословско-философская книга Виктора Тростникова «Мысли перед рассветом». С этого момента его жизнь круто изменилась. Участие в скандальном альманахе и выход книги в знаменитом зарубежном диссидентском издании в глазах советских властей автоматически сделали Виктора Николаевича диссидентом. Был ли он в действительности таковым? Вряд ли. Во всяком случае, в политическом отношении. Другое дело – в смысле свободы совести. Так или иначе, он был уволен с «волчьим билетом» и с его многолетней научно-педагогической деятельностью было покончено. С этого момента и до конца жизни математик Виктор Тростников целиком и полностью сосредотачивается на главном деле своей жизни: философии и богословии. И в этом ощущается несомненный провиденциальный смысл.

Нет смысла подробно останавливаться на внешней канве жизни крупнейшего российского религиозного писателя новейшего времени. Об этом и без того известно. Но поскольку, Божьей милостью, в последние годы мне посчастливилось познакомиться и достаточно близко общаться с Виктором Николаевичем, дерзну высказать о нём несколько мыслей, которые, быть может, помогут лучше понять облик и значение этого незауряднейшего человека.

15 Trostnikov portretВиктор Николаевич, как это сегодня модно говорить, был человеком «старой школы». В прежнее время такой тип человека называли «возрожденческим». Имеется в виду, что таким людям свойственна необыкновенная широта интересов и особенное, предельно острое восприятие всей полноты жизни. Широта кругозора и эрудиция Виктора Николаевича не могли не вызывать восхищение. Он являлся первоклассным математиком, свободно ориентировался в современной физике, был глубоким философом, историком и богословом, стилистически утончённым писателем, на высоком профессиональном уровне понимал литературу, живопись, классическую музыку, увлекался авангардом и джазом. Казалось, не было такой области, в которой Виктор Николаевич не смог бы при случае высказать компетентное и при этом зачастую по-настоящему оригинальное, неожиданное мнение. Он отлично разбирался в спорте, но особенно внимательно следил за профессиональным боксом и автомобильными гонками «Формулы-1».

Меня всегда удивляло, как это огромное интеллектуальное и духовное напряжение, весь этот размах, жадность к здоровой полнокровности бытия совмещались в Викторе Николаевиче с внутренней целомудренностью и по-детски чистой и неколебимой верой в Бога.

Постоянно открытый и душевно щедрый к людям Виктор Николаевич всегда был готов поделиться со студентами, прихожанами, просто окружающими постоянно присутствовавшей и ощущавшейся в нём радостью Богопознания.

Мы живём в мире, в котором самые важные слова, увы, давно и безнадёжно утратили своё основное, первоначальное значение, превратившись в захватанные и бесформенные обмылки. Сплошь и рядом звучит слово духовный, хотя большинство произносящих его даже приблизительно не понимает его подлинного значения. В сущности, духовность – это сосредоточенность на горнем. Не на душевном, не на чувственном или даже всего лишь на нравственном, а на высшем – на Творце. И в этом, единственно верном, исконном смысле Виктор Николаевич Тростников является удивительным, поистине уникальным примером абсолютно духовного человека, каждое мгновение своей жизни целиком и полностью сосредоточенного на постижении Божественного замысла о человеке и человечестве.

В личности Виктора Николаевича парадоксальным образом сочетался живой интерес к многообразным проявлениям человеческой жизни с полнейшим безразличием к унизительной грубости довлеющей над нами материальной сферы.

Думаю, главным призванием Виктора Николаевича Тростникова было учительство. Не просто педагогика, но именно учительство, в котором личный пример подчас не менее важен, чем сам предмет преподавания. Пример, который наш дорогой Виктор Николаевич дал всем нам в последние месяцы своей жизни, буквально засвидетельствовав непреложное слово Спасителя: «Дух животворит; плоть не пользует нимало» (Ин. 6, 63)

 

Илья РЯБЦЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *