Николай ИВАНОВ. ОСТАТЬСЯ ТЕРРИТОРИЕЙ НРАВСТВЕННОСТИ (Навстречу XV Съезду СП России)

№ 2017 / 40, 17.11.2017

24 марта и 31 октября с.г. в Москве состоялись заседания правления (Пленумы) Союза писателей России, которые напрямую решали вопросы о проведении XV съезда писателей. Редакция «ЛР» задала свои вопросы исполняющему обязанности председателя СП России Николаю ИВАНОВУ.

– Ну что, Николай Фёдорович, Союз писателей выходит на финишную предсъездовскую прямую?

– Можно сказать и так. Участники заседания утвердили в марте и подтвердили в октябре и дату съезда – 14-15 февраля 2018 года, и место – Москва.

– А более точный адрес?

– Делегаты будут знать его заблаговременно. Сейчас решаются организационно-финансовые вопросы по аренде помещения.

– То есть, съезд пройдёт не в здании Союза?

2 Nikolay IVANOV1– Мы исходим из того, что по нормам представительства у нас будет 181 делегат. Плюс 20–40 человек изъявляют желание приехать из регионов в качестве гостей. На мартовском пленуме мы просили делегатов из регионов по возможности взять с собой по одному-двух молодых литераторов, чтобы они ощутили атмосферу творческой работы. Плюс пресса и приглашённые руководители, депутаты, гости из других творческих союзов, наши друзья в министерствах и ведомствах. Мы выходим на цифру 250 человек. Исходя из этого, и рассматриваем возможности залов для заседания. Конференц-зал на Комсомольском, 13 не способен, к сожалению, вместить такое количество участников форума. Мы же хотим, чтобы съезд прошёл в рабочей обстановке, комфортно и достойно.

– Хорошо, давайте вернёмся к зданию на Комсомольском, раз затронули этот адрес.

– Вы по поводу ремонтно-реставрационных работ, которые начались там 8 февраля? Они ведутся, с подрядной организацией удаётся находить общий язык, хотя это не так просто: им необходимо вести работы, мы продолжаем находиться на своих рабочих местах. Радует, что они прислушиваются к нашим просьбам и планировку наших кабинетов сделали точно по нашим расчётам: поначалу были снесены все перегородки, но в постановлении правительства, по которому это здание передавалось нам, была чёткая формулировка – для служебной деятельности. Значит, необходимы кабинеты. Их и восстановили. Те же вопросы были с электропроводкой, размещением тех же розеток и выключателей. Вроде мелочи, но делать надо так, чтобы после ухода строителей мы не занялись новыми перепланировками. Соглашаясь находиться в здании во время строительных работ, мы предполагали определённые неудобства. Отставание по графику есть, но оно не критическое. Здание – памятник архитектуры, и любой элемент, который обнаруживается под штукатуркой, при вскрытии полов и прочего, тут же фиксируется Департаментом культурного наследия Москвы, работы приостанавливаются до решения вопроса, что делать с обнаруженным элементом дальше. Восстанавливаются два дополнительных входа-крыльца с торцов здания. Но крыша уже новая, фасад новый, окна новые, идёт внутренняя отделка помещений. По графику начало сдачи объекта – февраль 2018-го. Ориентируемся на него.

– Вернёмся к пленумам. Многие ждали принятия решений по кандидатуре будущего председателя.

– Совершенно напрасно ждали. Повестку дня съезда, равно как и необходимость вносить изменения в Устав, выдвижение кандидатуры председателя определяют только и исключительно его делегаты. Это их прерогатива. У Пленума – только дата и место съезда.

Подчеркну ещё момент: съезд очередной, 15-й. У нас нет заявления председателя о сложении с себя полномочий, с подобной инициативой – внеочерёдности, не выступили 2/3 региональных организаций писателей, как предполагает Устав. Очередной съезд по формулировке Устава проводится раз в пять лет. Мы входим в эту дату. И ещё один момент: более раннюю дату съезда, чем истечение полномочий, инициировал сам председатель – В.Н. Ганичев.

Что хотелось бы отметить ещё: решение калужского съезда в 2013 году о сокращении численности членов правления со ста до 52 человек, как показало время, оказалось своевременным и оправдало себя. Мы стали более мобильны, у нас нет проблем с кворумом, а значит, с легитимностью принимаемых решений.

– Тем не менее споры были.

– Скорее, недопонимание требований Устава. Представители московской областной организации никак не могут смириться с тем, что им запретили принимать в члены Союза писателей напрямую, без участия Приёмной комиссии СП России. Зачитывали первую часть устава, где говорится: «Приём в члены Союза осуществляется региональными писательскими организациями на общих собраниях». А если посмотреть дальше, то в развитие этого положения есть другие пункты о том, что решения собраний о приёме направляются в Приёмную комиссию СП России, которая и принимает окончательное решение.

Вот это и «не дочитывают». А придётся. Накануне прошло заседание Приёмной комиссии. Из 46 представленных кандидатов 7 человек не утвердили. Значит, недостаточно требовательно сработали местные организации. Но это нормальная, рабочая практика, для того съезд и утверждает Приёмную комиссию.

– Вы употребили более жёсткое определение…

– Да, я сказал, что своим решением мы остановили цунами, надвигавшееся на Союз. Проясню суть вопроса. В начале девяностых нескольким наиболее крупным организациям было делегировано право самостоятельного и окончательного приёма в Союз писателей. Все помним эти времена: «Берите суверенитета столько, сколько проглотите». Слава Богу, эти понятия сходят «на нет», приводим постепенно и мы в порядок данную норму. Но в своё время Московская областная писательская организация вышла из состава Московской городской. И при этом оставила себе право, как и Москва, самостоятельного приёма. На мартовском Пленуме эта практика была прекращена и отныне, а точнее с 24 марта с.г. кандидаты, вступающие в московскую областную писательскую организацию, утверждаются на Комсомольском 13 после заседания Приёмной комиссии.

Сейчас приходят документы, которые секретариат затребовал к съезду, в которых указывается точное количество членов региональной общественной организации. Орловская область – 23 члена Союза, Липецкая – 35, Рязанская – 39, Карельская – 42, Ивановская – 33. Московская областная – 868 человек! Это больше, чем в двух-трёх федеральных округах! Понимая цифру численности населения области, тем не менее картина предельно ясна. Мы не собираемся устраивать ревизию, люди в данном случае не виноваты, что были такие правила игры в определённый период времени. Но от этого реестра будем вести отсчёт: любой 869-й член Союза из Московской области, который вдруг появится без решения нашей Приёмной комиссии – он официально не будет являться членом нашего творческого Союза. Давайте не будем подставлять людей – возможно, хороших и достойных литераторов. По единым правилам жить легче всем.

– Но мы знаем случаи, литераторов принимали не по месту их жительства, как положено по Уставу, а по месту жительства их друзей-руководителей.

– Это теперь в первую очередь головная боль тех, кто шёл на подлог – и самих литераторов, и их иногородних друзей-покровителей. В Новгородской писательской организации полтора года не могут провести собрание с кворумом, потому что 11 человек числились из других регионов, даже с Надыма! Пришлось потребовать с нового руководителя организации С.В. Петровой издать приказ о снятии с учёта иногородних. Из Питера оказалось 9 человек! Виноваты как те, кто «прописывался» якобы на новгородских дачах и неверно указывал в документах место жительства, так и руководители, принимавшие подобные справки. Теперь и те, и другие получили головную боль. Вступая в Союз, в заявлении каждый писал (это казалось канцелярщиной и штампом, но сейчас обретает вполне конкретные очертания): «С Уставом ознакомлен и обязуюсь выполнять». Никто не водил ничьей рукой при написании этого пункта. Теперь каждый и ответственен за эту строку.

Требование одно: если региональная организация не сможет провести собрание, не изберёт делегатов на съезд, то мы вправе считать, что она не участвует в работе Союза писателей России. Готовы рассматривать вопрос о ликвидации такой организации, ибо мёртвые души нам не нужны даже для количества, тем более, нам могут позавидовать иные творческие союзы – у нас на сегодняшний день 81 региональная организация.

– А Союз российских писателей?

– Насколько я попытался получить от них сведения, у них официально зарегистрировано 34 организации, или чуть больше. Но если это так, то число означает менее половины субъектов федерации. Исходя из юридической терминологии, они в таком случае не вправе считаться всероссийской организацией. Межрегиональной – да! Но это отношения из другой плоскости и нашего съезда не касаются. Работают параллельно – и пусть работают, в каких-то вопросах мы даже выступаем едино и вместе.

– Но вот вы, допустим, ликвидировали региональную организацию. Завтра соберутся три человека и объявят себя новыми писателями земли тамошней.

– Ликвидируют организации по решению правления, а не секретариата. Важнее другое – кому мы делегируем «звание» по принадлежности к Союзу писателей России. По Уставу – в субъекте федерации может быть только одна наша организация. Поэтому не они сами будут называться, а правление будет определять, кто способен работать на благо литературы.

– Что с квотами на съезд?

– Нормы представительства вырабатывались на предыдущих съездах, мы тоже старались варьировать в этом же порядке цифр. Однако по просьбе членов правления пересмотрели в сторону незначительного, но увеличения нормы для Омска, Москвы, Ростова, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Екатеринбурга, Московской области и некоторых других регионов. То есть на съезд приглашаются представители всех региональных организаций. Как я уже говорил, у нас 181 делегат.

– На пленумах поднимались финансовые вопросы?

– Только в той части, которая касается вступительного взноса. Мы его определили единым по всей России – 4 тысячи рублей. Где берут больше – можно идти в суд. Другое дело, что размер ежегодных взносов внутри организации оставили на усмотрение общих собраний.

– Идёт разговор об обмене членских билетов.

– Он возник из другой проблемы. Некоторые писатели полностью утратили связь со своими организациями, есть те, кто дискредитирует имя писательской организации. Дошло и до того, что появились региональные «корочки» члена Союза. Проводить ли обмен билетов, как он будет проходить – это может решить только съезд, его делегаты. Если будет принято такое решение – секретариату будет поручено проработать эту процедуру и вынести на утверждение правлению. Коллегиально всё и решим, в том числе с учётом мнений противников данного решения. Предлагаемый вариант – достаточно мягкая, но убедительная форма не чистки, но проверки наших рядов. Заодно отметутся и всевозможные «попутчики». Тем, кто работает в литературе и на благо Союза, опасаться нечего. Кто полностью утратил связь с организациями – просто останутся со старыми билетами, на память. Но повторюсь, вопрос требует проработки. Нравственной в том числе, так как обстоятельства утраты связи с организацией в каждом конкретном случае были разными. Возможно, для более чёткого контроля можно будет к номерам билетов прибавлять через дробь номер региона: Брянская организация – 32, Калининградская – 39. Тогда и руководителям будет понятно, из какого региона писатель, «свой» или «чужой». Без рейтингов.
А то ведь порой литераторы, вступившие в Союз не по месту жительства, затем требовали поставить их на учёт, чтобы получать региональные стипендии или претендовать на издание книг. Благо, практика эта сходит «на нет».

Хочу подчеркнуть: мы не начинаем нашу творческую жизнь с 15 съезда как с чистого листа. В нашем Союзе богатейшие традиции, мы не перечёркиваем ни одного прожитого союзом дня, а, отдавая дань нашим предшественникам, просто делаем очередной шаг вперёд с новым председателем, которого изберут делегаты. Создаваемые всевозможные Комитеты спасения нашего Союза, непонятные бюро и Клубы больше занимаются сооружением надстройки, которая может дать им лишь возможность руководить и оказываться первыми в случае получения каких-то финансовых вливаний. Но на земле стоит фундамент. Региональные организации и собственно Союз.

Хочется напомнить оппонентам: есть Закон об общественных объединениях и Устав СП России. И ликвидировать Союз, согласно этих базовых документов, можно только в двух случаях: по решению суда и при самороспуске. Всё. Уверен, съезд продемонстрирует, насколько Союз важен для писателей России. Кому не нужен – не вступайте или выходите. Это ли проблема? А мы пойдём дальше.

И последнее. В силу заданности темы мы больше говорили об организационных вопросах. Но главным для писателей России остаётся работа с Живым словом. Созданием качественных, интересных, познавательных, нравственных текстов в своих книгах. У нас подавляющее большинство прекрасных, беспроблемно работающих организаций, в которых писатели своим творчеством утверждают нравственные ценности и радуют читателей словом. Именно они составляют основу, держат стержень нашего Союза, а потому в будущее мы смотрим с оптимизмом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *