НА СМЕРТЬ ОЛЕГА ТАБАКОВА

№ 2018 / 10, 16.03.2018

Грани и краски, определяющие сущность дара: неповторимые голосовые модуляции, сыто-воркующие интонации кота Матроскина, интеллектуальная игра Шелленберга… галереи театральных работ.

01 TabakovГрани и краски – их избыточно дано было актёру, режиссёру, педагогу: сложно определить, что превалировало, коли Табаков создавал свой космос, как создал собственный театр.

Феноменальный бурлеск Хлестакова, некогда сыгранного в Праге, обеспечил Табакову место среди международных звёзд театра, лишний раз подчеркнув силовое поле таланта, притягивающего подлинностью и мастерством: так, если не каждая, то большинство ролей, становились незаурядными, а чрезвычайная плотность работы гарантировала дальнейшее, какому, казалось, не будет конца.

Отворилась Табакерка, выпестовав ряд талантов; золотой лентой вплетён в историю отечественного театра Современник; величие МХТа приобрело новые оттенки под руководством Табакова.
Грани и краски… И словно нет им меры: тот случай, когда само понятие «мера» не нужно, ибо безмерность Олега Табакова выплёскивалась в данность, столь пышно обогащая её, что и смерть становится условной.

Александр БАЛТИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *