Римма КАЗАКОВА. ЛЕТИТ РАКЕТА

№ 2018 / 11, 23.03.2018

15 LR Kazakova001

15 LR Kazakova004ЛЕТИТ РАКЕТА

 

Мечта –

заветная и давняя –

летит ракета

в дали дальние…

 

В созвездья,

в небо необъятное

летит –

почти невероятная.

 

Светла,

добра дорога млечная,

15 LR Kazakova005её движением отмеченная.

 

И,

как фонарь в саду,

привычная,

луна

посвечивает лично ей…

 

Летит

среди небесных тел она…

Подумать только –

нами сделана!

 

К ней –

от калужского затворника –

у нас причастны все, –

до дворника!

15 LR Kazakova006

Над ней бессонно

в ночи чёрные

склоняли головы учёные.

 

И сочиняли,

словно лирики,

все её крохотные линийки…

 

Её –

до гвоздика,

до винтика –

клепал наш Колька

или Витька…

 

И, поднимая руки крепкие,

рабочий парень

машет кепкой ей!

 

Её судьбу,

друзья,

решали мы

уловами и урожаями.

 

Солдатскими

простыми буднями,

целинными

годами буйными.

 

По праву

этот жребий выпал нам:

Луна

под нашим красным вымпелом!

 

И справедлива

правда веская:

штурмует небо

власть советская!

 

г. ХАБАРОВСК

 

РГАЛИ, ф. 1572, оп. 1, д. 89, лл. 144–146.

 


 

15 LR Kazakova002

 

ПРИКАЖИ МНЕ, РОДИНА…

 

Прикажи мне, родина,

повели,

по путям непройденным

поведи.

Чтоб неразуверенно,

в полный вес

помнить:

надо,

велено,

позарез!

 

Прикажи мне, родина,

позови,

озари,

всё, что не разбужено,

освети,

каждый подвиг будничный

освяти.

Чьё-то равнодушие

прогони

и своё радушие

протяни, –

чтоб в любой провинции –

век мила! –

в радость, не в повинность мне

жизнь была.

Ты не утешение

в трудный час.

Ты моё движение

и приказ.

Повели мне, родина,

прикажи!

Алым бантом грудь мою

повяжи…

 

 

В ТАЙГЕ

14 15 rimma kazakova young

И сладко, и боязненно

до лунного серпа

боярка, как боярыня,

раскинула себя…

 

Смотри, глаза разинувши,

бесчинствуй – и моли…

Ох, ягоды-росиночки,

кислиночки мои!

 

Вы такие алые,

так крепки,

алые,

бывалые

паруса тайги!

 

Ничего не спрятать.

Сердце, всё открой!

В алом цвете правда.

В алом цвете кровь.

 

 

ПЕРВЫЙ СНЕГ

 

Я не здесь.

Я там, где ты.

 

В парках строгие цветы.

Строгий вечер.

Строгий век.

Строгий-строгий первый снег.

В первом инее Нева.

Беспредельность. Синева.

Чьи-то окна без огня.

Чья-то первая лыжня.

Опушённые кусты.

Веток смутные кресты.

И, медвяна и седа,

вся в снежинках, резеда.

Длинных теней странный пляс

и трамваев поздний лязг…

Сладко-талая вода.

Сладко-тайная беда.

Неразменчиво прямой

ты идёшь к себе домой,

на заветное крыльцо,

за запретное кольцо.

Там тебя тревожно ждут,

электричество зажгут,

на груди рассыпят смех

и с ресниц сцелуют снег…

В ваших окнах гаснет свет,

гаснет чёткий силуэт.

Гаснет сонная волна.

Остаётся тишина.

Остаётся навсегда

в тихих блёстках резеда,

строгий вечер,

строгий век,

строгий-строгий первый снег…

 

г. ХАБАРОВСК

 

РГАЛИ, ф. 1572, оп. 1, д. 89, лл. 148–151.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *