ДРЕЙФ В СТОРОНУ ЕЛЬЦИНИЗМА? Советник президента по культуре Владимир Толстой проложил дорожку в Ельцин Центр

№ 2018 / 16, 27.04.2018

На днях на редакционную почту пришло информационное объявление-приглашение о том, что «Литературная премия «Ясная Поляна» и Ельцин Центр при поддержке компании Samsung Electronics проведут цикл диалогов «Два города». Его открытие состоится 20 апреля в книжном магазине «Пиотровский» (г. Екатеринбург) в рамках ежегодной всероссийской акции «Библионочь»…»

Любопытно здесь не мероприятие литературной премии в рамках «Библионочи» (это как раз понятно), а то, что в рамках этой акции свои усилия объединяет Ельцин Центр, вокруг которого уже столько копий сломали «либералы и охранители», и премия «Ясная поляна» – как известно, одно из любимых детищ советника президента по культуре Владимира Толстого (по совместительству – председателя жюри этой премии). До последнего времени Толстой аккуратно уходил от вопроса об отношении к Ельцин Центру (в большом интервью телеканалу «Москва 24» в ноябре прошлого года он сослался на то, что до сих пор в нашумевшем музейном комплексе в Екатеринбурге не побывал и поэтому суждения свои высказывать не будет). Зато хорошо известно, что для патриотически или, как хотите, консервативно, государственнически настроенных людей (не говоря уже о сторонниках левой идеи и ностальгирующих по СССР граждан России), этот Центр является весьма одиозным (безоглядная и довольно односторонняя пропаганда ельцинизма с попутным очернением большей части отечественной истории, особенно советской её части), зато либерально-западная интеллигенция от него в полном восторге (современно, свежо, ярко, интерактивно – и всё о свободе, по-западному).

Возникает интересный вопрос: нужно ли понимать нынешнее сотрудничество «Ясной Поляны» с Ельцин Центром как один из сигналов крена высокопоставленного чиновника от культуры в сторону либерально настроенной элиты и общественности?

С одной стороны, как резонно заметил Владимир Толстой в упомянутом уже интервью, государственник ищет пользы для государства во всём – он не является в чистом виде ни либералом, ни консерватором. Так почему бы не использовать для пропаганды литературы, для выступления близких к «Ясной поляне» писателей модный, привлекающий внимание музейный комплекс в центре Екатеринбурга?

2 Vladimir Tolstoy

Но что-то мы не видели сотрудничества Толстого и «Ясной поляны», например, с фондом «Русский мир» или с Союзом писателей России (о котором наш советник по культуре, кажется, вспомнил лишь в самое последнее время в связи с выборами нового председателя)… А вот с Ельцин Центром и, соответственно, с Фондом Ельцина (среди его соратников в различных совместных проектах уже отметились и телеканал «Дождь», и «свободолюбивое» культурно-информационное интернет-издание Colta.ru) – пожалуйста! Случайность это или некая эволюция?

Тут можно нащупать кое-какую тенденцию. Трудно было не заметить, как уже много лет активно высказывает своё неприятие Ельцин Центра весьма тоже влиятельный Никита Михалков (по его словам в этом музее происходят «ежедневные инъекции разрушения самосознания людей»). Но у того же Михалкова накопилось много претензий и к Фонду кино, где попечительский совет возглавляет В.И. Толстой. Известный кинорежиссёр даже вышел в знак протеста из этого самого совета, потому что ожидал большей последовательности и принципиальности (в противостоянии «латентной русофобии») от руководителя Фонда. Сам Толстой вроде бы всегда занимал умеренные позиции, склоняясь к государственникам. Однако за последнее время, как можно заметить, делает всё больше реверансов в сторону либерализма. Первые признаки этого появились ещё когда он заменил в жюри премии «Ясная поляна» последовательного консерватора Золотусского на гибкого Водолазкина (Золотусский тогда выразил однозначное неприятие этого писателя, одновременно выступив и против введения в состав жюри обозревателя иностранной литературы с ультра-либерального «Эха Москвы» Николая Александрова).

При этом до сих пор не понятно, в чём Толстой видит свою роль? Что для него главное: уцелеть во власти в промежуточные моменты её перетряхивания, или что-то иное, некий принцип? Во всяком случае за те шесть лет, что он был советником президента по культуре, курируя в первую очередь литературу, многие светлые иллюзии, которые имелись в отношении него, у народа развеялись. Если поначалу Толстого несколько остерегались и побаивались чиновники-либералы, то потом они убедились, что он не только им не мешает, а в чём-то даже помогает, потому что сосредоточен в основном на своей персоне и своих, почти семейных, проектах.

В связи с этим можно вспомнить ещё один характерный сюжет. Стоило в своё время нашей газете высказать некоторые критические суждения о работе Владимира Ильича Толстого, чиновник, вместо того, чтобы сделать какие-то конструктивные выводы (принять критику или не принять её, но как-то двигаться вперёд), озаботился лишь тем, как мы в принципе посмели его критиковать: под надуманным предлогом он срочно вызвал редакторов газеты на Старую площадь и гневно топал на них ногой. Тогда можно ещё было подумать, что это случайность, эмоции – сорвался человек (мол, Толстые – род горячий, но искренний). Но потом такой же – и ещё больший – топот и «крик взбесившегося начальника» случился уже по отношению к старейшему критику Игорю Золотусскому.

Была у нас надежда, что человек всё-таки займётся делом, будет способствовать организации поддержки литературы в нашей стране. Однако почти всё в этой области делалось им как-то частно, не по-государственному: если помощь в аренде столичным литературным изданиям, то не всем, а лишь избранным. Потом надеялись, что он поможет навести порядок с Литфондом и писательскими дачами. Но опять-таки, складывалось такое впечатление, что его главной задачей здесь были не общие дела, а разборки с поэтом-хозяйственником Переверзиным (лишь бы, мол, его прищучить, а на остальное чихать). В итоге ситуация с собственностью дач в Переделкино так и осталась неясной: перейдут ли они к двум-трём десяткам непонятных личностей, или всё-таки ситуация будет развиваться в русле поддержки всего писательского сообщества?

Зато налицо продвижение узких интересов «своих» – сначала «яснополянского кружка» (писателей и критиков, составляющих жюри премии «Ясная поляна»), потом своего зятя Шаргунова (так это выглядело) на прошедших выборах председателя СП России… И как в этом свете понимать смычку Толстого с ельцинизмом? Что это – проявление широты в интересах дела (пропаганды чтения и русской литературы), некий конъюнктурный ход с какой-то частной выгодой или действительно симпатия к либеральной элите?

 

Евгений БОГАЧКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *