ЖДЁМ ВОЛШЕБНОГО ПОЛЕНА

№ 2018 / 18, 18.05.2018

То есть – ждём, конечно, указа президента. Был бы только повод. Преображенский рынок, ставший главным событием в литературной жизни Москвы – не зря ж мы столько о нём пишем, – приоткрыл новые грани своего бытия. Криминал, наркотики, «чёрная касса», рейдерство, угрозы, психологическое давление, побои, коррупционные каналы во власти и, внимание, создание собственной религиозной организации – только обогащают образ торгового объекта, находящегося в управлении Департамента не торговли, но имущества. Что для такого необычного рынка – единственного в стране, прочно обосновавшегося на территории монастыря, – удивительно органично.

Я поговорил с главой одной из старообрядческих общин на территории монастыря, Андреем Иосифовичем Лобзой. Собеседник мой был высок, широкоплеч, голубоглаз и белобород. Ещё он был себе на уме – что в данном случае, полагаю, не подвох, а просто свидетельство этого самого ума и опыта столкновений с Преображенским рынком. Мы общались ещё до нашей встречи, по телефону, и в этой беседе я попросил напомнить о том, что уже было сказано.

 

– Вы говорили, что со стороны Преображенского рынка была попытка рейдерского захвата помещения вашей общины. Как и когда это произошло?

– Захватить пытались не столько наше помещение, сколько всю территорию исторического памятника. Произошло это в 2011 году, о чём есть специальный репортаж на канале НТВ.

– Всю территорию? Как это возможно? Не верится, что московские власти или суд позволили бы рынку это сделать.

lobza andrey– Собственно, к московским властям и суду обратился не рынок. А одна религиозная организация. Старообрядческая, разумеется. Сказали, что мы, наша община, их притесняем, отнимаем землю, которая принадлежит им по праву. Плакались, кланялись в ноги – защитите, мол. В результате эти люди под началом Григория Медведева, бизнесмена с Преображенского рынка, получили разрешение управлять весьма большим куском земли, на котором их якобы притесняли. В общем, суд пошёл им навстречу. С документами на руках угнетённые почувствовали себя весьма уверенно и в составе 30 человек пришли к нам. Скрутили охрану, избили одного из участников общины, отобрали ключи от нашей церкви и конторского помещения. 

– Какие, однако, воинственные верующие.

– Уже не стоит, видимо, пояснять, что эти «старообрядцы» были созданы и зарегистрированы как юрлицо сотрудниками Преображенского рынка. Мы обратились в милицию – не помогло, – пришлось обращаться в ФСБ. Только после этого и шумихи, поднятой НТВ и прессой, нам удалось вернуть своё. А так это был самый обыкновенный бандитский захват под прикрытием некоего религиозного конфликта.

– Вы лично сталкивались после этого с каким-то давлением, угрозами?

– Моя жена не раз говорила мне, что за ней и моим сыном следит рядом с рынком один и тот же человек. Демонстративно следит. Прямой угрозы, слава Богу, не было, но вы понимаете, что чувствовал я и моя семья. Это бандиты. Сейчас, конечно, не 90-е, и действуют они немного иначе. Их вожаки давно легализовались, у них есть какие-то ходы и знакомства в суде и власти, всё делается под прикрытием закона. Что не отменяет возможности насилия и беспредела. Да и арсенал средств у них имеется.

– То есть?

– …Одно время, где-то в 90-х или начале 2000-х, рынком управлял служивый человек, полковник Козин. Я его знал. Поначалу при нём на территории был порядок. Но потом… потом он приобрёл ресторан неподалёку от рынка.

– Завёл свой бизнес?

– Стал понемногу становится таким же, как те, с кем он боролся. А потом они нашли его слабое место. Подсадили его сына на наркотики, из-за чего тот впоследствии погиб. Это очень несложно делается – человек похищается на месяц и намертво приучается к «игле».

– На рынке есть наркоторговля?

– Не знаю, какая у них «кухня» сейчас. Могу сказать, что на рынке есть нелегальные деньги. За день там проворачивается, кроме официально учтённого дохода, около миллиона рублей «из-под полы», на незарегистрированных рабочих местах. Около миллиона за день, по прикидкам наших юристов. А уж что там ещё может происходить, не знаю.

– Вы сказали, что рынок меняет людей – как изменил, например, этого полковника Козина.

– …Рынок и нас меняет тоже. У меня вот когда-то была идея организовать здесь небольшую гостиницу для старообрядцев, которые прилетают к нам из-за рубежа, куда в своё время эмигрировали их предки. Из Перу, например, или Уругвая. У них там, конечно, замечательные условия жизни: занимаются своим хозяйством, производят и продают местным жителям продукты, платят налоги чужому государству, а оно предоставляет им все условия для жизни. Не как у нас. У нас с тебя все всё спросят – и государство, и бандиты – и выживай, как хочешь. Можно ведь и экономически нас выдавить с территории. Нагрянет очередной «кризис», станет не хватать денег на электричество и воду… Да что говорить. Так вот приезжают эти старообрядцы из-за рубежа свататься, находить себе пару. И мы, московские – мы им не пара. Не нравимся. Если только в глубине страны остались ещё неиспорченные люди – в Сибири, на Урале, на Дальнем Востоке – а мы уже порченые. Мы не чисты.

– Почему?

– Потому что так всегда в нашей жизни: вот монастырь, грубо говоря – а вот рынок, который туда лезет за землёй и прибылью. Тяжело с ним бороться, тяжело выдворить прочь. И рынок, к сожалению, оставляет на нас свой отпечаток. И каждый раз, когда надо, прикрывается – то нами, то интересами москвичей, которые покупают здесь еду ещё с 1932 года. Вы же понимаете, что монастырь проигрывает рынку хотя бы потому, что не приносит денег в городской бюджет. Одно время власти вроде бы хотели перенести рынок на территорию бывшего троллейбусного парка. Но на это нужны были средства, потому рынку предложили самому стать со-инвестором этого мероприятия. Разумеется, там никто не зашевелился, идею не подхватил. Так и затухла.

– Насколько эффективно вас поддерживают в этом вопросе власть и РПЦ?

– Власть, повторюсь, не видит от нас особой пользы, в отличие от рынка, и поддерживает только на словах, без конкретных действий. РПЦ тоже нет большого дела до интересов старообрядцев.

– Как тогда, на ваш взгляд, можно решить эту многолетнюю проблему?

– Как с Черкизовским рынком, помните? Пока заместителю прокурора не разбили там голову поленом – ситуация была неразрешима. Мне кажется, наша ситуация может разрешиться только каким-то похожим образом. Пока она не выйдет из-под контроля и не вызовет широкий общественный резонанс, а президент России не подпишет какой-либо указ, решающий судьбу нашей земли – ничего существенно не изменится. А нам до того, наверно, нужно законным образом перевести ещё не отнятую землю в свою собственность. Иначе рано ли, поздно – отнимут всю, и никакое «бессрочное пользование» – статус нашего тут пребывания, – не спасёт. 

4 5 reider

В моём разговоре с Андреем Иосифовичем периодически мерцала тема бандитов и насилия. Когда мысль уходит в столь серьёзные сферы – я без иронии, – хочется остановиться, задуматься, взвесить риски. Как бы, дело-то не шуточное, опасное. Но настолько это всё противно и всем известно, что свободной прессе остаётся озвучить прописную истину. Да, на Преображенском рынке дела делают бандиты. Бандиты, с которых городской бюджет имеет миллионы в год.

Видимо, точка зрения на происходящее президента такова, что конфликт между рынком и старообрядцами – это спор хозяйствующих субъектов. И это, конечно, так. Но трудно не заметить вторую сторону вопроса: один из хозяйствующих незаконными методами выжимает другого с территории. С территории, отданной монастырю и старообрядческим общинам в бессрочное пользование по решению государства. И решение это давно и успешно оспаривается криминалом, имеющим связи в аппарате власти – в правительстве Москвы и в Департаменте имущества. Неизвестно, кто чьими руками действует, но можно сказать одно: земля под рынком потеряла статус исторического памятника. Потом, вероятно, эту землю приобретёт ГУП «Преображенский рынок», он же ГУП «М.Прогресс». Потом ГУП станет акционерным обществом. Потом это АО скупит вместе с землей достаточно крупный для таких дел инвестор. И на территории монастыря вместо рынка появится, например, многоэтажная застройка. Да собственно, не так важно, что там появится, если исторический памятник уже утратил свою целостность и неприкосновенность. И, похоже, будет понемногу отходить в руки теневого бизнеса.

И кажется, что… ждать, пока на рынке какому-нибудь влиятельному должностному лицу разобьют голову поленом – с точки зрения, как говорится, дилетанта – не лучшая стратегия. Ну а если ждать – то есть резон спросить: кто из законодательных, правоохранительных и иных властей готов свою голову под это полено подставить, чтобы ситуация сдвинулась с мёртвой точки? С простого человека, защищённого только законом и только формально, такого спрашивать не хочется. А кто власть, с того и спрос. Наверно, в данном пункте власть абсолютно солидарна с народом – в том смысле, что никому не хочется попасть под то самое «полено». Но это ведь всего лишь вопрос времени – если оставить ситуацию на самотёк.

 

Николай ВАСИЛЬЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *