ПРЕСНОВСКИЕ КОНТРАСТЫ

№ 2006 / 39, 23.02.2015


В советское время книги Ивана Шухова я, как говорится, не читал «ни при какой погоде». В любой казахстанской глубинке они свободно стояли на магазинных полках наряду с многотомными собраниями сочинений Л.И. Брежнева и К.У.Черненко.
Уже живя в Омске, я познакомился с Сергеем Топоровым, который оказался дальним родственником Шухова, хотя и не афишировал этого. Он, как и классик советской литературы, жил в своё время в станице Пресновская Петропавловской области. Сергей иногда рассказывал о своём именитом родственнике и дал почитать мне его роман «Ненависть». С некоторой опаской я стал читать, ожидая натолкнуться на неизменные конструкции соцреализма. Но с первых же страниц меня увлёк сочный язык, напоминающий шолоховский. Чувствовалось, что автор старался писать правдиво, не конъюнктурно. В иных абзацах пряталась тонкая ирония:
«…Слово «заседание» действовало на Увара как набат во время пожара или наводнения. Нередко вконец измотанный, охрипший от запальчивых речей, взъерошенный и потный, брёл он в сумерках, едва переставляя ноги, к новой квартире в центральной усадьбе зерносовхоза и вдруг, вспомнив о новом собрании, летел туда сломя голову.
Увар дошёл до того, что места тех или иных заседаний угадывал чуть ли не чутьём. Он так и говаривал, подозрительно косясь на какое-нибудь общественное здание центральной усадьбы зерносовхоза: «А ведь там, кажись, чёрт возьми, заседают!» И был прав. Там действительно заседали».
И вот Сергей Топоров предложил мне вместе съездить в Пресновку на 100-летие Шухова.
В Петропавловске мы наняли легковушку (цены почти автобусные из-за безработицы). Потянулись бесконечные берёзовые перелески. Все сто сорок километров трассы были приведены в порядок – тут и там чернели свежие асфальтовые латки. Центральная улица Пресновки тоже порадовала – рабочие заканчивали укладку асфальта и даже обрамили дорогу бетонными бордюрчиками, чего раньше никогда не было.
На одной из улиц мы встретили батюшку в чёрной рясе. Меня поразило, что у него типично восточное лицо. Поинтересовался и услышал необычную историю. Он действительно казах, принявший христианскую веру. Ещё в детстве его беспризорником приютил служитель церкви. А когда он умер, приёмыш в знак благодарности пошёл по его стопам. Закончил духовную семинарию и был направлен в Пресновку. Прихожане местной церквушки, устроенной в частном доме, тепло отзываются о необычном батюшке. Когда местные подростки похитили в церквушке предметы обихода из драгоценных металлов, батюшка упросил органы не давать им срок, простил их.
Многие местные старожилы помнят знаменитого писателя, хотя его в своё время переманили в Алма-Ату. В Пресновке Шухову были созданы все мыслимые условия для работы и отдыха. Усадьба из нескольких строений расположена на берегу озера Пятное. Был разбит большой сад. Когда ещё первый секретарь райкома партии ездил с кучером на лошади, у Шухова имелась «Победа». Была у него и личная секретарша, которая печатала его рукописи на машинке.
Топоров поинтересовался у своей тётки бабы Гали, помнит ли она Шухова. Та ответила:
– Я тогда ещё была малой. Дружила с его дочкой Наташкой. Мы вместе бегали по её саду, а Шухов обычно лежал в гамаке и что-то записывал в тетрадь.
5 августа делегации из разных регионов стали съезжаться в Пресновку. Торжества начались с открытия бюста писателя напротив его дома-музея. Перед собравшимися выступил сын писателя Илья, накануне опубликовавший воспоминания об отце в двух номерах журнала «Нива» (Астана) и параллельно отдельной книгой в Москве.
Потом празднество перенеслось на площадь возле Дома культуры, которая заранее была вымощена узорной белой плиткой. Здесь соорудили сцену, установили длинные скамьи, покрытые плюшем. Перед собравшимися выступил В.Гундарев, редактор журнала «Нива».
Представление велось на двух языках. Что интересно, самодеятельные артисты проиграли сценку знакомства Ивана Шухова со своими земляками Сабитом Мукановым и Габитом Мусреповым, когда они были ещё подростками. Сабит и Габит играли в бабки, к ним подошла ватага, среди которых был Ваня Шухов. Поспорили на деньги, кто сможет одним ударом сбить все бабки. Игра чуть не закончилась потасовкой. Всё это было подано раскованно, с юмором. Позже трое из этих ребят прославили казахстанскую литературу. Юбилеи С.Муканова и Г.Мусрепова тоже с большой помпой отмечались в здешних местах.
В небо взвилась связка шаров, несущая плакатик с надписью «100 лет». За посёлком была организована байга – национальные скачки. Главный приз – «Жигули» седьмой модели – достался тринадцатилетнему наезднику.
В юртах кормили гостей из районов. Торжество с фейерверками и танцами продолжилось до утра. В сумерках возле кафе мы разговорились с четвёркой местных ветеранов войны. Они при полном параде только что вышли из банкетного зала. Один из них, поведя рукой в сторону праздничного многолюдья, с патетикой в голосе произнёс:
– Пресновка стояла и будет стоять!
Его гордость понятна. Эта казачья станица была основана ещё в 1725 году.
Пару лет назад музей Шухова был в плачевном состоянии, ремонт толком не делался. Сергею Топорову пришлось повоевать. Он даже написал письмо в областной акимат. Заменили директора музея. А тут подоспел и юбилей. Теперь можно не волноваться за музей.
Пару слов на щекотливую тему, которую неоднократно поднимал в своих репортажах Владимир Тыцких. Кто долго жил в Казахстане, обо всём этом прекрасно осведомлён. У местного русскоязычного населения сложилась своеобразная философия на этот счёт. Они говорят: «Мы согласны терпеть некоторые неудобства, лишь бы сохранялся мир». И действительно, в этой республике удалось избежать крупных конфликтов на национальной почве.
Евгений АСТАШКИН
г. ОМСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *