РОБКИЙ СВЕТ СВЕЧИ ПРОЩАЛЬНЫЙ

№ 2007 / 4, 23.02.2015

С горькой думой вышел на подмостки, Божий храм безбожно посетил, Чтоб блаженный Серафим Саровский Все грехи земные отпустил.

***

С горькой думой вышел на подмостки, Божий храм безбожно посетил, Чтоб блаженный Серафим Саровский Все грехи земные отпустил. Не нужны пред Богом человеку Виллы и за счёт других фуршет… Не прозреть уж до скончанья века, Если света не было в душе. *** <align=»right»>Всем безвременно ушедшим моим товарищам – поэтам Нас – искателей вещего слова, Самородный поднявших стих: Передреева и Лысцова, И Рубцова, и всех других Жизнь встречала железным забралом И брала в крутой оборот. Как на чуждых детей орала, Закрывала нам нагло рот. Мы от пажитей, мы – не зрители Шли с открытой русской душой… Дело знали своё повелители – Били в лоб то правшой, то левшой. Нам, болтавшимся по общежитиям, В городской черте не везло. Повелители-победители Вместо жита посеяли зло. И прошла над землёй чёрной тучею, Как траву, всё скосила гроза. Видно, я оказался везучее – Не попал под её тормоза. Видно, вовремя шпагу вытащил, Не пропасть чтоб «за просто так». Видно, я за секунду выскочил На другой на шальной большак. И, как айсберг под солнцем тающий, Поднимаю над бездной стих За себя, за ушедших товарищей, За прекрасные помыслы их. И тропа моя неокружная Обещает и мне успех. Стих восходит, как озимь дружная По весне, протыкая снег. Сквозь безмолвие, сквозь пожарища Недопевшие песню свою, Дорогие мои товарищи, Как нетленная память, встают. ЗИМА. СНЕГ В МОСКВЕ <align=»right»>Д. Евдокимову Нарядилась где-то там, в Мещёрах. И во всём наряде к нам пришла. Вставила и рукавом протёрла На прудах застывших зеркала… Снег в Москве – какое это чудо. Выглянул в окно: белым-бело. Наследила за полночь остуда, Горы снега за ночь намело. (Раз зима – так будь в экипировке). Пояски деревьям затянул, Прогулялся важно по Петровке И на мост Кузнецкий заглянул. Горностаем елям лёг на лапы. По Тверской прошёлся и уснул. Даже в сквере Пушкин снег со шляпы В первый раз на землю не стряхнул. Не узнать в снегу кремлёвских башен, Городских проспектов и садов. Стала Белокаменная краше Всех на свете стольных городов. Не вместит ни в парки, ни в аллеи Снежного наряда своего… И вокруг – просторней и светлее От причуд возвышенных его. *** На высоте, доступной птицам, Мы храмы возвели свои. Но разучились впрок молиться И, как язычники, стоим. Чужие идолы и боги Уже скликают всякий сброд, Чтоб наши захватить чертоги И свой отпраздновать приход. Вновь совратит нас чёрный гений, Потом придут разор и тать… Не становитесь на колени, С колен потом уже не встать! *** Две ветлы да сгнивший сруб колодца Отмечают пагубь наших дней. Тощий колос над землёю гнётся Под последней тяжестью своей. И для всех живых стоит укором Жита клин, что вовремя не сжат. А жнецы по сельским косогорам, Как снопы побитые, лежат. В поисках и истины, и Бога Выжгли всё, от неба до земли… Млечный Путь, как пыльная дорога, По которой странники прошли.

 

Евгений АНТОШКИН

 

В эти дни Евгению Антошкину исполняется 70 лет. Нам приятно отметить, что в своё время поэт работал в редакции нашей газеты. Мы сердечно поздравляем нашего старшего товарища с юбилеем и желаем ему всего самого хорошего.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *