ВСЁ ЗАСЛОНЯЕТ ПРОБЛЕМА ВЫЖИВАНИЯ

№ 2007 / 4, 23.02.2015

В Колонном зале Дома союзов, на юбилейном вечере народного артиста России Михаила Ножкина состоялось вручение премий победителям конкурса «Гремят раскаты молодые», который был организован финансовой компанией «Росбытсоюз-Инвест» и еженедельником «Литературная Россия». Дипломы и ключи от автомобилей Владиславу Артёмову и Владимиру Фёдорову вручил председатель жюри конкурса Михаил Ножкин. Сегодня прозаик из Балахны Владимир Фёдоров – гость нашей газеты. – Расскажите, как выживает писатель Фёдоров вдалеке от столиц, журналов, издательств?

– Если говорить о биологическом выживании, то в данное время я занимаюсь ремонтно-строительным бизнесом. Правда, бизнес, это громко сказано, но, в общем, – работаю. Кувалдой, лопатой. У нас бригада три человека, заказов хватает, хотя по ряду причин работаем не в Балахне, где живём, а приходится ездить в другой город – в Чкаловск. И, к сожалению, на литературу, если быть честным, времени практически не остаётся. К тому же сейчас я строю и собственный дом. Тот, что у нас есть, дышит на ладан… Стараюсь побольше читать, но в основном старые книги – новинки до провинции почти не доходят. Только если случайно. Вообще, библиотеки находятся в ужасающем состоянии. Я об этом уже не раз говорил, но что толку – те, от кого зависит спасение культуры, улыбаются, покупают себе новые машины, ездят за границу, а библиотеки умирают. И не то, что это только у нас в Балахне так – это, как я знаю, практически всюду. Где есть люди в управленческой элите, которые понимают, что если не будет сохраняться и развиваться речевая культура, то исчезнет и русский язык, там ещё что-то делается. Но это в основном касается крупных городов.

– Владимир, вас знают в основном как автора рассказов. Есть ли желание писать эпопею о русской душе, своего рода продолжение вашего романа «Песни гипербореев»?

– Надеюсь, что новый роман будет, он у меня в работе. Но когда я смогу его дописать – не знаю. К сожалению, проблема выживания заслоняет остальное, в том числе и литературу. У меня семья, семью надо кормить, а зарабатывать писательством невозможно. В Москве и то им зарабатывают лишь авторы порнографических романов и того, что сегодня почему-то называют детективами. Я таким видом литературной деятельности заниматься не могу, а то, что пишу, баснословных, мягко говоря, гонораров не приносит. И то, что мне присудили премию по итогам конкурса «Литературной России», для меня что-то на грани фантастики. Я совершенно не ожидал. Это радостно и приятно, и эта премия мне здорово поможет, но сказать, что завтра я выпущу роман, не могу. В издательстве «Сова», где вышел роман «Песни гипербореев», давно лежит рукопись моих сказок. По мнению тех, кто их читал, сказки неплохие, дети, и не только мои, от них в восторге, но никак они не могут дождаться очереди быть опубликованными. Всё, как мне говорят, упирается в финансовые возможности издательства. Но надежды не теряю.

– Да, Владимир, поздравляю вас с премией и в связи с этим следующий вопрос – вообще как вы относитесь к литературным премиям? Повышают ли они сегодня статус писателя, являются ли поддержкой пишущим людям? – Меня называют человеком ершистым, но я не такой, просто могу позволить себе говорить то, что думаю. Я не вхожу в какие-то тусовки, я сам по себе – русский писатель, который живёт в провинции. Иногда мне попадаются книги, за которые присуждаются сумасшедшие в финансовом составляющем премии, но я вижу, что они совершенно таким громким премиям не соответствуют. Настораживает то, что писателей награждают по кругу – одних и тех же, и в основном из Москвы и окружающих её населённых пунктов. Это касается не только литературы, но и других сфер культуры, науки. А миллионы людей, отлично работающих, создающих выдающиеся произведения, делающих открытия, но живущих далеко от Москвы, остаются совершенно незамеченными. И они вынуждены ехать в столицу, как-то здесь устраиваться, многие при этом бросают заниматься тем, что было их призванием. А премии и награды получают по большей части те, чей язык бархатней. К сожалению, это так.

– Вы издавали журнал «Балахна». Что с ним теперь? И кто, по-вашему, должен заниматься просветительством?

– Журнал «Балахна» прожил ровно год. Это был действительно культурно-просветительский журнал нашего района. Я выпускал его для библиотек, поддержки не было, да я её и не особо просил. Хотел только, чтобы мне не мешали. Но в итоге благодаря изданию журнала я заимел много врагов в своей жизни.

– Почему?

– Понимаете, государственная система управления в России, подбор кадров строятся так, что чем бездарнее, безвольнее чиновник, тем он прочнее сидит в своём кресле. Советская традиция привила такое отношение к культуре – провели мероприятие, устроили декаду, получили за это премии, грамоты, и хорошо, и можно продолжать ничего не делать какое-то время. Но это не государственный подход, культура требует постоянного внимания, работы. И такой работой для меня был журнал «Балахна», где публиковались проза, стихи, статьи по истории нашего района, области. Это многих раздражало… Просветительская работа необходима. О том, чем знаменит город Балахна, Нижегородская земля, большинство местных жителей, особенно молодых, узнавало из журнала. Посмотрите на сегодняшних подростков четырнадцати-пятнадцати лет. Ведь они совершенно необразованны, а дальше будет хуже, если ничего не делать. Я убеждён и открыто это заявляю: нынешнее положение вещей, это преступление против народа, против его языковой культуры. И оно должно караться на уровне измены Родины… Когда-то в наших городах были два храма – церковь, или мечеть, синагога, в зависимости от местности, конфессий, и – библиотека. Теперь же их сменили ночной клуб и рынок. Так быть не должно.

– Вы занимались рок-музыкой. Что, на ваш взгляд, дал рок русской культуре и конкретно литературе?

– Я увлёкся роком во времена андеграунда. Мечтать в то время о первоклассных инструментах, аппаратуре не приходилось. Поэтому, думаю, русский рок существенно отличается от того, какой существовал на Западе. У нас первичен был текст. В определённой степени, это был литературный рок – мы пытались увязать поэзию с музыкальной гармонией. Главным считалось не как поём, как играем, а что хотим сказать. Корни нашего рока идут, скорее, не от рок-н-ролла, а от бардовского движения. Даже, наверное, от скоморошества. Сегодня рок в том виде исчез. Те, кто стал известен ещё в советское время, продолжают что-то делать, имея имя, финансовую поддержку, но новым пробиться, быть услышанным очень сложно. Думаю, здесь тоже необходима поддержка государства.

– Но ведь рок традиционно находился к государственному устройству в активной оппозиции. – Дело в том, что очень многие рок-музыканты – в первую очередь очень хорошие поэты. В их песнях есть поэзия. А русский язык, языковую культуру нужно подавать в разных формах. Рок – одна из таких форм подачи… Мы должны развивать и защищать свою культуру. Сейчас модно говорить о глобализации, и, может быть, в экономике от неё никуда не денешься, может, это и необходимо. Но культура народа не может становиться предметом глобализации. Посмотрите, что к нам приходит – лучшим называется, всячески навязывается упрощённое, дешёвое. И оно прививается зрителю, слушателю, тиражируется. Моделью жизнеустройства становится работа и телевизионный ящик. Этому, я убеждён, нужно всячески противодействовать.

 

Беседу вёл Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *