ПОЮЩЕЕ ОЗЕРО

№ 2007 / 7, 23.02.2015

«Эринтур» – вчера, сегодня и… всегда! Это Альманах! Какое странное чувство находит, когда глядишь на него: кажется, как будто на крыше опустелого дома, где когда-то было весело и шумно, видим перед собою тощего и мяукающего кота. Альманах! Когда-то Дельвиг издавал благоуханный свой альманах!

«Эринтур» – вчера, сегодня и… всегда! <align=»right»>Это Альманах! Какое странное чувство находит, когда глядишь на него: кажется, как будто на крыше опустелого дома, где когда-то было весело и шумно, видим перед собою тощего и мяукающего кота. Альманах! Когда-то Дельвиг издавал благоуханный свой альманах! В нём цвели имена Жуковского, князя Вяземского, Баратынского, Языкова, Плетнёва, Туманского, Козлова. Теперь всё новое, никого не узнаешь: другие люди, другие лица… Читаем стихи – подобные стихи бывали и в прежнее время; по крайней мере в них всё было ровнее, текучее, сочинители лепетали вслед за талантами. Грустно по старым временам!.. Н.В. Гоголь Есть, конечно, особая символика в том, что первый номер альманаха «Эринтур» («Поющее озеро») открывался стихотворением Андрея Тарханова, в котором были такие строки: Светила глазок приоткрылся немножко – И грянул взволнованный хор. Так новое региональное литературное издание приглашало всех художников слова окунуться в глубины поющего озера: Поющее озеро – глубь голубая, Парная, живая вода. Поющее озеро – песня лесная, Эй, люди, спешите сюда!1 Первый выпуск альманаха – детища тогда ещё Угро-Ямальской писательской организации – открывался, как и положено, произведениями её известных литераторов. Впрочем, это не совсем точно: были произведения и начинающих. Мысль о создании собственного органа издания писателей Югры появилась давно – даже трудно сказать, в какие годы. Но мечта исполнилась лишь тогда, когда профессиональные поэты и прозаики объединились в писательскую организацию. Из разговоров с Еремеем Айпиным, из бесед с Андреем Тархановым, из брошюры Николая Коняева «Вчера, сегодня и всегда: ретровзгляд на литературную жизнь Югры» выяснилось, что инициатива здесь принадлежала членам Союза писателей СССР. «Под занавес десятилетия, осенью 1989-го, избранные к тому времени в народные депутаты СССР хантыйские писатели Е.Айпин, Р.Ругин и присоединившийся к ним председатель литературного объединения «Югра» А.Тарханов, обратились в правление Союза писателей РСФСР с просьбой о создании межокружной Угро-Ямальской организации народов Обского Севера. Такая организация с местонахождением в Ханты-Мансийске и с открытием финансирования с начала 1990-го была создана постановлением секретариата № 38 от 18 декабря 1989 года за подписью председателя правления Союза писателей РСФСР Сергея Михалкова. Ответственным секретарём был назначен А.Тарханов», – пишет в своей брошюре Н.Коняев. Одновременно, как вспоминает Еремей Айпин, необходимо было решать вопрос о Доме писателей. И в этом помогли его депутатские полномочия в Верховном Совете СССР, а также обращение Андрея Тарханова к избранному в апреле 1990 года председателю окрисполкома Александру Филипенко – и вот после долгостроя (Николай Коняев назвал его «доброй «семилеткой») это здание приютило под своей крышей писателей Югры. Непросто было и с появлением на свет будущего альманаха. Первоначально «многие югорские писатели получили прописку на страницах «Литературной тетради» журнала «Югра»: «В сентябре 1991-го в Ханты-Мансийске вышел первый номер учреждённого исполкомом окружного Совета народных депутатов и научно-производственной ассоциацией «Аки-Отыр» окружного историко-культурного журнала «Югра», – пишет Коняев. – В обращении к читателям основатель и редактор первого в истории округа журнала Валерий Белобородов подчеркнул, что важнейшей линией журнала, наряду с просветительской, «является линия исследовательская, творческая». Программа издания была построена на основе понимания культуры как всей сферы человеческого творчества. С первых номеров своего детища редакция проявила стремление к сплочению, единению культурных сил округа для осуществления своей миссии и противостояния набиравшей силу псевдокультуре». И вот свершилось – увидел свет первый номер альманаха «Эринтур». Его презентация состоялась в феврале 1997 года. После напутственного слова губернатора Александра Филипенко, со страниц первого номера обратился к читающей Югре Андрей Тарханов: «На страницах своего первого, исторического номера редколлегия альманаха с радостью представляет молодых поэтов Дмитрия Сергеева и Владислава Трушина из Сургута, Александра Губанова и Александра Загоровского из посёлка Советский, Владимира Мазина из Нижневартовска, Галину Хорос и Аллу Кузнецову из Ханты-Мансийска, Татьяну Юргенсон из Мегиона, Светлану Ковальчук из Радужного; интересных молодых прозаиков Михаила Чайковского из Когалыма и Александра Игумнова из посёлка Советский и совсем ещё юных авторов – Аню Степичеву, Ирину Дерябину, Алёшу Мелентьева. Искусством озарения души человека словом владеют наши ветераны пера – мансийская сказительница Анна Конькова, автор исторических романов «Ваули», «Порушенная невеста» Маргарита Анисимкова, поэт Евгений Вдовенко. Набирают творческую силу и высоту наши известные прозаики Еремей Айпин, Борис Зуйков, Николай Коняев, Николай Смирнов, фольклористы Мария Вагатова и Галина Слинкина, поэты Владимир Волковец, Юрий Вэлла, Петр Суханов, Сергей Сметанин, Леонид Сидоров, Никон Сочихин. Редколлегия не забыла и тех, кого уже нет с нами. В первом номере альманаха читатель впервые прочтёт яркую киноповесть «Ермак» самобытного русского литератора Александра Корнеева, поэму-легенду «Так Молупси» хантыйского поэта Владимира Волдина в переводе Владимира Нечволоды. Своим рождением альманах обязан инициаторам и учредителям – окружному Комитету по средствам массовой информации и полиграфии, администрации города Ханты-Мансийска, Угро-Ямальской писательской организации. Мы, писатели Югры, уверены – песни «Эринтура» будут услышаны не только в отдалённых уголках нашего замечательного и богатого талантами края, но и далеко за его пределами. Альманах зовёт всех «поющих» людей в свои просторы, зовёт к духовной благородной работе». В конце того же, 1997 года в Ханты-Мансийске состоялась конференция писателей округа, на которой 17 профессиональных поэтов и прозаиков приняли решение о ликвидации «остатков» Угро-Ямальской и создании Ханты-Мансийской окружной организации Союза писателей России. Так практически в одно время начиналась жизнь «Эринтура» и писателей Югры как окружной организации. В первом выпуске ежегодника родились рубрики, которые потом стали традиционными. Например, напутствия, обращённые к читателям. Среди них обращения губернатора, главы столицы округа, руководителя писательской организации, редактора, прозаиков и поэтов. Ещё одна рубрика, появившаяся в первых трёх выпусках альманаха, – «Югорское ожерелье». В ней редактор тактично представлял дебютантов (молодые таланты или либо тех, кто оставался незамеченным в силу различных обстоятельств). Действительно, поэтические украшения! Достаточно сказать, что многие из тех поэтов, чьи стихи раз сверкнули в этой рубрике, пополнили ряды членов Союза писателей России. Прижилась и рубрика «Творчество наших детей», а другая – «Критика и библиография» – от выпуска к выпуску становится содержательнее. Здесь хочется отметить тех, кто стоял у истоков осознания литературы Югры – Вячеслава Огрызко, поддержавшего первые выпуски альманаха своими литературно-критическими выступлениями, и Владимира Рогачёва из Тюмени. Доброй традицией в «Эринтуре» стали литературный календарь Югры, её хроники. «Потолстел» раздел «Искусство», да ещё до такой степени, что с четвёртого выпуска «Эринтур» стал включать в своё название понятие более широкое: о всей творческой области человеческих деяний – культуру, которой подчиняется искусство, и как его часть – литература, а как осознание последней – критика, и, таким образом, рубрика стала называться «Культура и искусство». Большой удачей было создание рубрики «Из литературного наследия». Не забывают в альманахе и о цветных вкладках с репродукциями югорских художников: с десятого выпуска их объём удвоился. И с этого же времени вместо репродукций на обложке альманаха стали появляться замечательные по своему художественному смыслу фотографии нашей северной природы – в десятом выпуске летней тайги, в одиннадцатом – осенней. В этом, если хотите, есть определённая символика: через альманах «Эринтур» мы теперь глядим в мир не через полураспахнутые оконные рамы, а открыто, свободно. Сам ежегодник стал за десятилетие профессиональнее, интереснее, культурнее, то есть приобрёл ещё большие творческие возможности. И здесь можно согласиться с главным редактором Н.Коняевым в том, что альманах стал для «писателей Югры своеобразным мостиком в XXI век, скрепами, соединившими в целое два тысячелетия. Сегодня даже у закоренелых скептиков не возникает сомнений в том, что первый на югорской земле литературный альманах не только прижился, пустил корни, но и дал весомые плоды: открыл читателю десятки новых ярких имён, опубликовал значительную часть творческого наследия…». «Эринтур» постоянно совершенствуется. Вот последний его выпуск – № 11. Начинается он главной рубрикой «Проза и поэзия», известной по другим выпускам… Но нет! Такая, да не такая: сейчас открываешь страничку и сразу же обращаешь внимание на имена: такие разные в нашей литературе, но при этом каждое из них по-своему замечательно. Вот Владимир Волковец. Вспоминается его публикация в десятилетней давности альманахе. Называлась она «Власть земли» и предваряла подборку стихов, только вступающих в профессиональную литературу авторов. Можно ли было тогда себе представить, что пройдёт немного времени, и кто-то из них будет претендовать на губернаторскую премию? Согласимся с Владимиром Волковцом: ведь, в самом деле, «поэтам необходимо давать высказываться стихами». Сам же он тогда, в первом выпуске «Эринтура», высказывался в прозе: до сих пор задевают за живое «Камешки», «Актуальное», «Сон», «Обои», «Прядь волос»… А от «Вороны» и «Запоя» щемит душу хотя бы уже потому, что сегодня картина ещё страшнее… …Размышляя о совершенствовании рубрик в альманахе, вспомним о том, что на смену «Югорскому ожерелью» в четвёртом выпуске приходит «Первоцвет» (Голоса молодых). Может быть, в этом и была какая-то редакторская логика: зримо показать значение только начинающих путь в литературе, но сердцу всё же милее «Ожерелье», поскольку «голоса молодых» поэтов, (а есть среди них такие, что имеют уже внуков), проводят незримую границу между братьями и сёстрами творческого цеха. Непостоянными были рубрики – «Сила земли», «Тепло земли», «Первое слово»… Чаще встречается рубрика «Дебют в альманахе». Понятно, что идёт творческий поиск: что-то отбрасывается, а что-то и оставляется и видоизменяется, как, например, рубрика «Гости «Поющего озера»», появившаяся сразу же после создания Ассоциации писателей Урала. В это объединение целиком вошли писательские организации Екатеринбургской, Челябинской, Пермской областей, частично – литераторы Тюменской, а также творческие силы нашего округа. В шестом выпуске рубрику представляли стихи поэтов Екатеринбурга и Перми, в седьмом – Тюмени и Ямала, а восьмой «Эринтур» принимал гостей из Челябинской области. В следующем выпуске можно было познакомиться с творчеством финно-угорских поэтов. Не менее удачная подборка стихотворений была в десятом, юбилейном выпуске: нельзя не порадоваться тому, что в нём были опубликованы Глеб Горбовский, Николай Зиновьев, Геннадий Иванов, Диана Кан, Владимир Костров, Станислав Куняев, Игорь Ляпин, Валерий Малышев, Борис Сиротин, Виктор Смирнов, Людмила Щипахина. Примером духовной литературной критики вслед за поэзией и прозой, призывающей нас к смиренномудрию и пропагандирующей проект «Сибириана», является аналитическая статья в одиннадцатом выпуске альманаха Григория Кушнарёва и Валерия Лаптева. Нельзя не согласиться с «юбилейной» статьёй критика Аллы Цукор о том, что в «Эринтуре» с каждым его выпуском взятая планка поднималась. И, конечно же, прав критик, говоря о том, что в альманахе всё же мало мы обращаемся к общественному сознанию. Правда и в том, что литературная критика не предназначается лишь писателям. Скажем больше: критика – это осознание нашей словесности, там, где нет этого осознания не может идти речь о благополучном развитии литературного процесса. В этом же альманахе о творчестве Михаила Плотникова очень содержательно повествует Юрий Надточий. Скорбим по потере такого замечательного литературного критика, как Владимир Рогачёв. Нам будет не хватать его профессиональных обзоров югорской литературы («Мы тоже когда-то были жителями неба…», «Эринтур», № 9). В целом же картина складывается убедительная: наш ежегодник оправдывает своё существование. И если мы вернёмся к эпиграфу из статьи Н.В. Гоголя об альманахах, то, безусловно, в сегодняшнем «Эринтуре» обнаружим больше талантов, нежели тех, кто за ними «лепечет». 1В десятом выпуске ежегодника под заголовком «Так все случилось…» его главный редактор Николай Коняев опубликовал историческое распоряжение губернатора ХМАО А.В. Филипенко «Об издании окружного литературно-художественного альманаха» (19 января 1966 года, № 64-р). На этой же странице читателям Югры напоминалось о том, как «Эринтур» за три недели (столько длился конкурс) обрёл своё имя благодаря А.М. Коньковой и А.С. Тарханову. Александр Мишунин по этому поводу писал 13 апреля 1996 года в газете «Новости Югры»: «Андрей Тарханов вспомнил своё стихотворение «Эринтур», написанное в восьмидесятые годы. Даже историю стихотворения вспомнил. Это название он услышал из уст нашей старейшей мансийской сказительницы Анны Митрофановны Коньковой… Члены комиссии единодушно пришли к мнению: жить альманаху с именем «Эринтур» – «Поющее озеро».

 

Михаил РЯБИЙ
г. ХАНТЫ-МАНСИЙСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *