БЕЗ ПОДАРКОВ В МИНИСТЕРСТВЕ КУЛЬТУРЫ СЕГОДНЯ ДЕЛАТЬ НЕЧЕГО

или Как заместитель министра учил редакцию «ЛР» выстраивать рабочие отношения

№ 2015 / 1, 16.01.2015, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Не скрою: в последние годы я частенько испытываю разочарование в нашем правительстве. Раньше мне казалось, что больших постов в нашей стране достигают исключительно честные, инициативные и энергичные люди, способные решать самые сложнейшие проблемы. Конечно, иногда наверх выплывали и ничего не соображавшие в государственном управлении карьеристы, и трусливые лизоблюды, и просто ничтожества. Но ведь не полные же идиоты, как я полагал, делали погоду во власти. Однако повседневная практика заставляет избавляться от иллюзий.

Возьмём прошлый год. Наша газета опубликовала больше десяти острейших материалов о состоянии в стране архивного дела. Приводились вопиющие примеры: наши исследователи годами не могли получить доступ к рассекреченным материалам из фондов Андропова, Брежнева, Суслова, Хрущёва, Черненко, другим документам ЦК КПСС, в то время как часть материалов из этих же фондов спокойно печаталась за рубежом. Причём эти материалы не были выкрадены иностранными разведками. Зарубежным издателям их предоставляли наши же структуры, к примеру, Российский госархив новейшей истории, и публиковали наши специалисты, в частности заместитель директора РГАНИ Михаил Прозуменщиков. А как следовало понимать новые расценки в том же РГАНИ на ксерокопирование документов? Раньше с исследователей за ксерокопию одной страницы брали 15 рублей и делали её за один-два дня, а теперь надо заплатить 120 рублей и ждать три дня. Разница есть? В архиве при этом постоянно жаловались на маленькие зарплаты. Видимо, поэтому архив занимался не своим делом, а продажей спиртных напитков.

Ситуацию обещала взять под свой контроль заместитель председателя правительства России Ольга Голодец. Правда, одновременно министр культуры России Владимир Мединский дал понять, что лично он торопиться с реакцией на вопиющие безобразия не будет, предложив недовольным таким положением дел пройти все круги ада: профильный департамент, заместителя министра и так далее.

Отмечу, до заместителя министра – г-на Ивлиева наша редакция не могла добраться почти два месяца. Встречу нам назначили лишь перед самым Новым годом – 30 декабря.

Была надежда, что Ивлиев хотя бы принесёт извинения за то, что так долго скрывался от журналистов и исследователей. Единственное, что могло его оправдать, это то что он два месяца не просто где-то протирал штаны, а конструктивно решал обозначенные нами проблемы. Но заместителя министра, как оказалось, задело совсем другое. Его возмутила наша публикация в номере за 26 декабря. Он негодовал: зачем мы рассказали про Машу, с которой чиновник настоятельно порекомендовал решать нам все проблемы. Кроме того, мы, по его мнению, не совсем правильно осветили его поход к председателю Госдумы Сергею Нарышкину.

Напомним в двух словах, о чём шла речь. Наша газета передала возмущение публики тем, что ради г-на Нарышкина в один из декабрьских дней для читателей отдела рукописей и некоторых других подразделений Ленинской библиотеки был закрыт Пашков Дом. чинуши объясняли это тем, что требовалось создать рабочую обстановку для правительственного оргкомитета по проведению Года литературы. А народ посчитал иначе: функционеры хотели после полуторачасового словоблудия о пользе чтения устроить без лишних свидетелей то ли банкет, то ли корпоратив, то ли некий междусобойчик. Поэтому Ивлиеву некогда оказалось вникать в поставленные перед ним вопросы, он торопился к Нарышкину на неформальное мероприятие.

Ивлиева наша публикация, похоже, очень сильно задела. Заместитель министра стал нас упрекать: мол, он же не на банкет спешил, просто его пригласили в комнату президиума. Я тоже поначалу грешным делом думал, что Ивлиев торопился к Нарышкину не на бокал шампанского, а как курирующий в министерстве вопросы библиотечного дела чиновник – выразить своё возмущение тем, что читателей весь день не допускали в Пашков Дом. И потом, что за комната президиума появилась в читальных залах Пашкова Дома? И для кого? Я-то полагал, что все члены оргкомитета по проведению в России года литературы равны. Но оказалось, есть равные среди равных. Есть какие-то писатели, портящие чиновникам жизнь, и есть чинуши, которых Нарышкин, видимо, хотел отдельно, в другой, более раскованной обстановке поздравить то ли с Новым годом, то ли с закрытием для читателей важных залов Ленинской библиотеки.

Ивлиев потом долго рассказывал о том, кто такая Маша и как она многие годы выполняла у него обязанности личного пресс-секретаря. Было видно, что пиар собственной персоны для него намного важнее решения государственных проблем.

Главный вывод заместителя министра в итоге свёлся к тому, что редакции стоит научиться выстраивать отношения с важными персонами.

Стоп. Где-то я нечто подобное уже слышал. Помнится, несколько лет назад схожие речи звучали в Союзе писателей России, когда решался вопрос о приёме Ивлиева в эту творческую организацию. Ссылки были примерно такие: Союз загибается, нет денег, надо выстраивать отношения с Ивлиевым (этот чиновник тогда то ли ещё возглавлял в Госдуме правовое управление, то ли уже стал депутатом и сменил Кобзона в комитете культуры). Кто-то пытался урезонить коллег, говорил, что нельзя Ивлиева принимать в Союз, якобы он – графоман. Но литературные функционеры гнули свою линию: Ивлиев, если что, поможет с деньгами, надавит на кого надо… потом точно так же в Союз писателей принимали и Мединского, а что получилось в итоге? Не Мединский ли пытался отобрать у Союза писателей России особняк на Комсомольском проспекте в интересах бизнеса своей семьи? Во всяком случае статью в «Известиях» на эту тему, точнее, изложенные в той статье факты, кажется, никто так и не дезавуировал.

Пока я вспоминал «Известия» с материалами о бизнесе семьи Мединского, мне сначала в приёмной заместителя министра, а потом в кабинете самого Ивлиева дали наглядный урок, как надо учиться выстраивать отношения с нужными людьми. Я-то не знал, что в минувшем году многие творческие институты передали из ведения правительства Москвы в Министерство культуры. Некоторые художники тут же испугались, что будет с финансированием, вот и стали обихаживать пороги министерства, да не с пустыми руками. При мне Ивлиев, ничего не стесняясь, звонил в приёмную своего босса и просил некую Кристину пропихнуть (именно пропихнуть) к Владимиру Ростиславовичу до начала очередного совещания одного деятеля. Ссылки были такие: у него очень хороший подарок для министра, я видел, министру понравится. То есть, чтобы министр решил государственные проблемы, надо сначала пройти все круги ада и тратить на это месяца, а то и годы. А чтобы получить солидный подарок – пожалуйста, это вне очереди. Теперь это называется не подношение, а выстраивание рабочих отношений.

Дальше разговаривать и что-то обсуждать с г-ном Ивлиевым было бессмысленно. Он и сам это быстро понял и начал оправдываться: мол, у него в штате всего один человек, который занимается проблемами архивов, и вообще министерство культуры – это косная организация, в которой не так-то просто что-то решить, тем более оперативно. Но заместитель министра мог бы ничего этого и не говорить. И так всё было ясно. Было видно, что он по-прежнему озабочен лишь собственным пиаром. 

P.S. Прошу прощения у коллег из других изданий, которые очень просили меня поднять на встрече с Ивлиевым вопрос о подписке федеральных и муниципальных библиотек на литературные издания. Как я понял, без подарка (простите, не выстроив рабочие отношения) это было бессмысленно. Одно из двух: или надо нам всем скинуться и занести в министерство культуры нужным людям соответствующие подарки, или добиваться прихода в ведомство новых компетентных людей, умеющих решать сложные проблемы без подношений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *