СЛОВО ЕСТЬ, А… НЕТУ

№ 2015 / 3, 23.02.2015

Запретить мат в искусстве – это очень странное решение. По разным причинам. Например, можно ссылаться на многие выдающиеся зарубежные произведения, где наличие мата – обязательное условие их органичности. Это и фильмы, и книги, и песни. Мат – в некоторых условиях сильный художественный приём, который подчёркивает определённую сторону жизни, делая её предельно достоверной.

Помню, как-то в отрочестве я смотрел по телевизору один колоритный боевик со Стивеном Сигалом (что-то из серии «Нико»). Это, конечно, не образец высокого искусства, но весьма показательный пример. Наши прокатчики решили дать перевод, максимально сглаживая грубость и мат. И вот, пошло: вместо «бить» – «тузить кулаками», вместо «ты урод, падла, я убью тебя, сука» – «ты нехороший человек» и т.д. Представляете, Сигал, глядя исподлобья, говорит накокаиненному маньяку (колоритнейшему персонажу ещё из «Однажды в Америке» Серджио Леоне): «Нехороший ты человек, я буду тебя тузить кулаками!». Я тогда не смог досмотреть это убожество и скачал нормальный перевод. Так вот, запретить мат – значит, вычеркнуть важную сторону жизни из искусства, и, хотя все знают, что она есть, в искусстве её как бы не будет. Это проявление тоталитаризма и идиотизма. Государство не имеет права вмешиваться в искусство и устанавливать правила, по которым ему функционировать. Это вообще непостижимо, как может чиновник указывать, что разрешено художнику, а что нет.

Или вспомним замечательную песню Милен Фармер «Fuck Them All». Вся песня построена на этом припеве, который вынесен в заглавие. А что уж говорить о Сергее Шнурове! А «Криминальное чтиво»? В конце концов, вспомним Владимира Сорокина, хотя мне и не хотелось бы его вспоминать. Но всё же – он сказал новое слово в литературе в своё время. Русские заветные сказки, «Лука Мудищев» Ивана Баркова – это уже отдельный жанр, построенный на этих самых словах. Примеры можно приводить бесконечно, впрочем, всякий достаточно искушённый в искусстве человек вспомнит их сам.

Запрет рационально не был никак обоснован. Все эти слова – хорошо известны каждому и будут известны тем более, чем сильнее их запрещать. Используются они, что интересно, в самых широких кругах. Неправильно полагать, что их употребление сильнее распространено в рабоче-крестьянской среде. Это не так, интеллигенция нередко матерится никак не меньше малообразованных (хотя нередко я встречал простых людей, которые следили за своей речью и не позволяли непристойных выражений – это уж в большей степени зависит от воспитания).

Можно было бы подумать, что чиновники таким образом хотели защитить молодёжь от пагубного влияния мата. Но молодёжь о мате узнаёт совсем не из произведений искусства, уж точно не из классической литературы и фильмов вроде «Левиафана» Звягинцева.

Вполне логично, что в детских литературе и кино мат недопустим. Но почему же такое ограничение на взрослые аналоги? Чего бояться? Как я ни думал над этим, так и не понял. Я немало всяких книг прочёл, просмотрел фильмов, прослушал песен с матом и без. В самом деле, не всегда мат уместен, иногда он режет слух и глаз. Однако за редчайшими исключениями мат в произведении искусства – эпизодическое явление и используется не как основа текста, а как некая архитектурная деталь в конкретном месте. Конечно, мат надо использовать умело: например, буквальный перевод англоязычного мата на русский едва ли возможен, и известные переводы Гоблином боевиков – неуклюжая пошлость. Например, широчайшим образом распространённое в американском искусстве «fuck you» перевести как «пошёл на …» ну никак нельзя. А вот «… тебя в рот» можно. Это тонкие нюансы, которые следует прорабатывать хорошо чувствующему язык филологу. Так вот, в целом мат в российском искусстве – не очень частое явление. Но испортил ли он меня? Признаюсь, все плохие слова я узнал лет в шесть-семь. Но не от нобелевских лауреатов, победителей Букера и Гонкуровской премии, не от лауреатов каннских, венецианских, берлинских фестивалей и не от обладателей Оскара. А от старшего приятеля во дворе.

Но влияю ли я из-за этого плохо,скажем, на моих студентов? Не думаю. Во всяком случае, ни разу такого не было, чтобы я обсуждал с ними проблемы философии с помощью матерных слов. Почему же? А дело в том, что культура предполагает различные сферы жизни, в которых допустимы различные способы самовыражения. И всякий нормальный человек эти сферы различает.

Иван ГОБЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *