ПАМЯТЬ НА ВСЮ ЖИЗНЬ, Или А у нас была Авдотья Анисимовна

№ 2008 / 6, 23.02.2015


В последнем номере «Литературной России» за прошлый год опубликованы фамилии лауреатов еженедельника за 2007 год.
В последнем номере «Литературной России» за прошлый год опубликованы фамилии лауреатов еженедельника за 2007 год. Имена, да и лица, знакомы по газетным публикациям. О всех, что они достойны лауреатства, положительно сказать не могу – это очень сложно: как говорится, на вкус на цвет… А вот то, что среди них Ирина Голуб, – одобряю! Очерк её «Баба Нюся» (№ 49) действительно «самый душевный»! Он вызвал во мне (даже перечитывал) столько воспоминаний, что я вот почти сразу же уселся за машинку, чтобы высказать своё восхищение очерком.
Я всего лишь на полгода моложе Ирины Борисовны, и хотя моё детство проходило вдали от фронта, в вятской деревне, войну ощутил «близко». Об этом рассказал в книжке «Колоски в школьных сумках» и в журнале «Детская Роман-газета» под заголовком «Память».
Время идёт, и из глубины памяти всплывают всё новые факты той поры. На их основе пишутся небольшие зарисовки, очерки. В одной из них рассказывается о моей бабушке. Иначе мы её и не называли. Бабушка – для нас это было всё. Это уже позднее, когда стали взрослыми, величали: Авдотья Анисимовна. А чаще всего – просто: Анисимовна.
Нам взрослые сказывали, что Анисимовна родила девятерых детей. Наша мама – Антонина Николаевна – её дочь. А нас, маминых детей, во время войны было четверо, и воспитывались бабушкой. Маме приходилось много работать: и в колхозе, и в домашнем хозяйстве. А мы – всё с бабушкой.
Она спала с нами на полатях – с краю от голоца – место между печкой и полатями, где кончалась лестница. Бабушка следила за нами как могла. Главным образом, старалась, чтобы мы меньше болели. Бывало, придёшь из школы, которая находилась в четырёх километрах от нашей деревни, – обязательно проверит, не замёрзли ли ноги, руки – потрогает их, если надо, разотрёт, чтобы согрелись. Онучи, носки развесит над русской печкой – для просушки. Заставит посидеть на печи – отогреться как следует. Иногда лоб потрогает – нет ли температуры? Если заметит что-то неладное, травы заварит кипятков, напоит, на улицу «бегать» не отпустит. И мы слушались, исполняли всё, что велела.
В конце войны, когда с едой стало совсем плохо, старалась сделать так, чтобы мы как можно меньше голодали. Бывало, испечёт вечером в печке-голландке картошки, принесёт на стол, разделит всё поровну, а себе оставит подгнившие – не выбрасывать же. «Мне и этого хватит», – говорила. – А вам… расти надо, учиться… старшим помогать в работе…»
Она была небольшого росточка, сухонькая. О таких в деревне говорили «В чём душа держится?..» Но она редко болела, может, вида нам не показывала. Хотя и много делала по хозяйству, по дому.
А как нам нравилось быть с ней на русской печке. Бывало, набегаешься на улице – вечером обязательно на печку. Там было тепло, просторно. И… темно. Керосин экономили. Сумерничали. Уляжемся за бабушкой, возле трубы, и просим её: «Бабуш, расскажи сказку…». Иногда отнекивалась: «Да чё я вам расскажу-то? Я все сказки уже рассказывала вам…» – «Да ну, бабушка, расскажи ещё…». И она рассказывала…
Иногда в печной трубе ветер шуршал, а то и подзавывал, а мы слушали… Поначалу-то, бывало, и переспрашивали: бабушка, да как же так?! Или соглашались: да мы бы так же сделали… А потом замолкали и незаметно засыпали…
А сказок бабушка знала много. Позднее, уже будучи взрослым, когда листал книжки сказок, удивлялся: так я почти все их слышал от бабушки! А бабушка читать не умела. Значит, она те сказки слышала от своей бабушки… И ведь столько запомнила!
Теперь, бывает, нет-нет да вспомнятся те вечера на русской печке – и так становится приятно, грустно… И бабушка – перед глазами…
И порой рассказываю об этом своим внучатам. И они просят меня рассказать сказку, и я сочиняю всякие сказочные истории… Или читаю их… Они – о мирной жизни, о детишках, которые не испытывают ни голода, ни страха перед ним.
Но и они должны знать о той военной поре. Чтобы ценили мирную жизнь.
Вот такие мысли у меня навеялись после прочтения «самого душевного» очерка Ирины Голуб. Спасибо за такую публикацию!Николай МАРИХИН
г. БЕЛАЯ ХОЛУНИЦА,
Кировская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *