ТРАГЕДИЮ

№ 2008 / 12, 23.02.2015


В издательстве «Алгоритм» вышла книга «Тайна Катыни». Автор книги – публицист-политолог, действительный государственный советник 3-го класса Владислав Николаевич Швед на основе архивных документов, свидетельств и исследований анализирует так называемое «Катынское дело».

– «Катынью» вот уже более 60 лет называют события, связанные с трагической судьбой 15 тысяч польских офицеров и полицейских из трёх лагерей НКВД – Козельского, Старобельского и Осташковского, которых весной 1940 года направили в распоряжение областных управлений НКВД Смоленска, Харькова и Калинина. Об их судьбе не было никаких сведений до 13 апреля 1943 года, пока «Радио Берлина» не сообщило о найденных в Катынском лесу захоронениях 10 тысяч расстрелянных польских офицеров. Нацисты утверждали, что поляки весной 1940 года были уничтожены НКВД. В ходе эксгумации немцы обнаружили немногим более четырёх тысяч расстрелянных польских военнопленных.
В ответ в заявлении Совинформбюро от 15 апреля 1943 года в катынском преступлении обвинены немцы. Было заявлено, что польские военнопленные «находились в 1941 г. в районе западнее Смоленска на строительных работах и попали… в руки немецко-фашистских палачей летом 1941 года». Это заявление подтвердила Специальная комиссия под руководством академика Н.Н. Бурденко, работавшая в Катыни в январе 1944 года.
На официальном уровне эта версия господствовала до апреля 1990 года, когда под давлением тогдашнего главы польского государства В.Ярузельского и на основании сомнительных выводов двух советских историков Ю.Зори и Н.Лебедевой, президент СССР М.Горбачёв, без должного расследования, дал команду опубликовать заявление ТАСС о катынской трагедии с признанием вины «Берии, Меркулова и их подручных» за убийство 15 тысяч польских военнослужащих.
– О чём говорят факты: поляков расстреляли немцы или советские органы безопасности?
– Нет сомнений в том, что абсолютное большинство пленных польских офицеров и полицейских из трёх лагерей НКВД – Козельского, Старобельского и Осташковского, погибли. То, что часть польских военнопленных из этих лагерей, причастная к военным преступлениям или враждебным акциям против СССР, была осуждена и расстреляна в 1940 году сотрудниками НКВД, также бесспорно. Но считать, что установлены реальные обстоятельства смерти большинства польских военнопленных, преждевременно.
Сегодня известен ряд свидетельств о том, что к расстрелу в Катынском лесу причастны нацисты. Но они до сих пор игнорируются как польской, так и российской стороной.
– Тем не менее мы официально признали свою ответственность за эту трагедию и сейчас продолжает господствовать так называемая версия Геббельса?
– Да, сегодня господствует немецко-польская версия катынского преступления. Этому во многом способствует выжидательно-оборонительная позиция, которую последние 20 лет в катынском конфликте занимало советское и российское руководство. Польша умело использует эту ситуацию для усиления давления на Россию. При этом она постоянно выдвигает новые требования. В настоящее время польская сторона настаивает на том, чтобы расстрел польских граждан был квалифицирован как геноцид, а расстрелянные были признаны жертвами политических репрессий. Также Польша требует обнародовать поимённый список всех причастных к катынскому преступлению.
– Как Катынское дело влияет на российско-польские отношения сегодня?
– Катынская тема, в которой россияне и поляки поспешили поставить «точку», будет ещё долго отравлять польско-российские отношения и воспитывать из польской молодежи русофобов. Более того, в будущем она может трансформироваться в серьёзные многомиллиардные претензии Польши к России. Достаточно сказать, что в 2006 году 70 родственников погибших в Катыни польских офицеров направили в Европейский суд по правам человека в Страсбурге иски против России по поводу ненадлежащего расследования катынского преступления. Катынских родственников в Польше насчитывается несколько тысяч. Помимо этого, в июне 2007 года Союз поляков-сибиряков, репрессированных в СССР, объединяющий в настоящий момент около 60 тысяч человек, заявил о намерении также подготовить иск против России в Страсбургский суд по правам человека.
– Как вы считаете, способна ли ваша книга изменить ситуацию, сложившуюся вокруг проблемы вокруг Катынского дела, и чем она отличается от других исследований на эту тему?
– Книга «Тайна Катыни» не ставит своей целью «уличить» польскую сторону. Это попытка объективно, без излишних эмоций и политического эпатажа разобраться в спорных проблемах польско-российских отношений и, прежде всего, в катынской трагедии. Как видим, здесь ситуация не так однозначна, как её пытаются представить некоторые политики, историки и публицисты.
Помимо этого, я пытался показать, что тема жертв и страданий предков и, соответственно, взаимных претензий в отношениях между нашими странами ведёт в тупик. Ведь Россия может выставить Польше не менее внушительный счёт. Только необходимо подумать, а что дальше?
Поэтому наиболее оптимальный путь развития российско-польских отношений – это обнуление счётчика взаимных обид. А историческая память о спорных местах нашей совместной истории должна исключить в будущем любую возможность повторения ошибок прошлого и не быть препятствием в развитии добрососедских отношений.
Надеюсь, что книга «Тайна Катыни» позволит подтолкнуть российских и польских политиков и историков к началу трудного, но крайне необходимого процесса примирения Польши и России. Тогда книга свою задачу выполнила.Беседовал Дмитрий ЯКУНИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *