ТЮМЕНСКИЕ ГОРИЗОНТЫ

№ 2008 / 16, 23.02.2015


Тюмень – это не только нефть. Суровый сибирский край неизъяснимо богат духовно. Богат замечательными людьми. Талантливые и самобытные лидеры и философы, гении и работяги. Закалённые севером и одухотворённые вечностью. О взаимоотношениях власти и творческой интеллигенции, о творчестве в политике и политике творчества – в беседе главного редактора «Литературной России» Вячеслава Огрызко с вице-губернатором Тюменской области Сергеем Михайловичем САРЫЧЕВЫМ.

– Сергей Михайлович, вице-губернаторами не рождаются. На вашем пути ухабов не случалось? Не приходилось ли преодолевать непреодолимые преграды?
– Так не бывает, чтобы родился и сразу… У меня как у всех обычных людей: школа и училище, армия и институт, работа на заводе слесарем. А уж потом работа в комсомоле, в администрации области. Безусловно, были и ухабы, судьба била, и жизнь била, но это только закаляет и даёт возможность всегда оставаться в активном жизненном тонусе. Самое главное – это неравнодушие. Как только почувствуешь, что тебе что-то становится безразлично, теряешь качество работы, качество жизни. Поэтому ухабы и проблемы помогают человеку в трудной ситуации.
– Вам пришлось или посчастливилось работать со многими тюменскими лидерами?
– Безусловно посчастливилось! Я с огромным удовольствием могу сказать, что это люди крепкие, умелые, профессиональные руководители, очень переживающие за судьбу региона и людей. Сейчас работать нисколько не легче, чем раньше. Планка поставлена очень высокая, и если чуть-чуть схалтуришь, это сразу заметно. Приходится применять иные, более эффективные подходы в управлении и во взаимоотношениях, на первый план выносить решение системных проблем.
– Сначала Юрий Неёлов? Нынешний губернатор Ямала.
– Юрий Неёлов – это ещё в комсомоле.
– Потом ещё Юрий?..
– Да, Юрий Константинович Шафраник – первый тюменский глава администрации. Губернаторы Леонид Юлианович Рокецкий, Александр Васильевич Филипенко, Сергей Семёнович Собянин, Владимир Владимирович Якушев.
– Кто больше научил, у кого самая суровая школа?
– Многое во мне было заложено с тех пор, когда я занимался молодёжью, в комсомоле, – неравнодушие к людям и системный подход к организации своей работы. Потому что проблем много, можно суетно хвататься за всё, а главного не решишь. Мои учителя – крепкие мужики, крепкие лидеры Ю.Шафраник, Л.Рокецкий, А.Филипенко. Сергей Семёнович Собянин – это высочайшая технологичность, безупречная системность, нацеленная на результат, в интересах человека и общества. Владимир Владимирович Якушев высоко поднимает планку требований к подчинённым. Очень много дал мне Север, Ханты-Мансийский округ – и знакомства, и общение, и глубинное понимание жизни. Александр Васильевич Филипенко – замечательный руководитель.
– Якушев потенциал человека видит насквозь, предвидит?
– Быстро разбирается, несмотря на молодость… Тюменский губернатор – самый молодой губернатор России. Если у человека что-то получается – он ему и помогает, и нагружает.
– Наш сегодняшний разговор о литературе. Вы лично ощущаете потребность во встречах с писателями?
– Есть такая потребность. Совсем недавно встречался с вечно неугомонным Зотом Корниловичем Тоболкиным, с теплотой вспоминаю Константина Яковлевича Лагунова. Встречаюсь с нашими сегодняшними руководителями писательских союзов – Николаем Шамсутдиновым и Николаем Денисовым. Стараюсь регулярно общаться и с политологами, и с литераторами, просто с интеллигенцией. Потребность идёт изнутри – наше и духовное, и душевное родное сибирское, этого в повседневности не хватает.
– Великий Владислав Крапивин перебрался в Тюмень. Может, кого-то ещё хотелось бы переманить в наш город? В своё время Астафьев с Урала сначала переехал в Вологду, а потом вернулся на малую родину, в Красноярск?
– Губернатор с удовольствием сделал предложение Владиславу Крапивину о переезде, сообща мы посодействовали тому, чтоб у маститого детского писателя в Тюмени была возможность и работать, и трудиться, и комфортно жить. Он же наш… Но, наверное, не совсем правильно перетягивать людей, которые не имеют отношения к нашему региону. Своим, землякам, мы всегда готовы посодействовать.
– Книги как-то повлияли на выбор вашего жизненного пути?
– Наверное. Я больше увлекался книгами про войну, оборону Сталинграда, Москвы, Ленинграда, фильмы ходил смотрел тоже военные, про гражданскую войну.
– А книжных запоев не случалось в биографии?
– Честно скажу, больших запоев, чтобы до умопомрачения, нет, не было. И так же честно, мне не хватает времени для того, чтобы увлечься книгой, почитать. Чаще читаю краеведческие журналы, которые открывают наш край, жизнь, природу. Казалось бы, я уже сформировался как человек, но всегда говорю, что и в 90 лет не поздно учиться и читать. Вся жизнь – это познание и совершенствование.
– К Библии не подступались?
– Библию читал.
– А вы интересуетесь тем, что читают ваши коллеги, заместители губернатора, руководители областных департаментов?
– Разговоры такие заводятся, но редковато. С губернатором, с заместителями за обедом обмениваемся впечатлениями. Я вот недавно начал читать книгу Владимира Соловьёва «Путин». Интересный слог, яркий психологический портрет. Знаю, наш губернатор много читает философской литературы, изучает психологические портреты лидеров разных времён.
– Что сегодня мешает России вернуть былой советский статус самой читающей, даже не страны – нации?
– Думаю, век агрессивного Интернета и, может быть, чуть менее агрессивного телевидения выработал какую-то национальную леность. Включил телевизор – и не надо читать книгу, всё ясно и понятно. С картинками.
– А ваши дети что читают?
– У меня такое впечатление, что мой сын прочитал больше, чем я за всю жизнь.
– Книжник?
– Книжник. Умудряется и книжками увлечься, и в Интернете повисеть. Кстати, очень любит Крапивина, прочитал практически всего Крапивина, даже раннего. Помню, ходил на встречу с писателем, чтобы получить автограф. Я, может быть, даже горжусь, рад тому, что он читает, свободно общается и со взрослыми, и со сверстниками, знает некоторые главы чуть ли не наизусть. Он много наших классиков прочёл и юношеской литературы, на которой мы воспитаны. Она ему тоже нравится.
– А тюменскую богему знаете: художников? артистов? музыкантов?
– Знаю, знаком и с музыкантами, знаком и с артистами, да-да, и с артистками, и с художниками. В своё время мы очень многое делали для того, чтобы возродить конкурс оперных певцов имени нашего выдающегося земляка великого Юрия Гуляева. Я знаю и артистов, и художников, и музыкантов, посещаю выставки и встречаюсь с ними.
– В вашей области денег побольше, чем в других регионах. Местному писателю, местному искусству достаётся тоже побольше?
– Если в целом брать художников, писателей, музыкантов, театральное искусство, безусловно, заметны качественные изменения и в объёме выделяемых средств, и в решении первоочередных задач в сфере культуры – строительство главного драмтеатра в Тюмени, домов культуры в районах, приобретение музыкального оборудования, сценического. Когда у нас происходят знаменательные события, мы уже не приглашаем артистов из Москвы, очень профессионально, душевно, разножанрово всё делают наши, тюменские, доморощенные артисты и деятели культуры.
– А может быть, иногда следует сибиряков и побаловать гастролёрами?
– Мы не культурная окраина. В Тюмени проходит и музыкальная «Алябьевская осень», великолепен букет симфонических выступлений – Спивакова, Мацуева, Башмета, Хворостовского. Я уж не говорю про эстраду, вы же сами видите по нашим афишам.
– Местные телеканалы Тюмени, в отличие от многих других региональных в России, занимаются литературными и культурными проектами. Вы это приветствуете?
– Мы, безусловно, это и приветствуем, и поощряем. Мы всячески поддерживаем всевозможные конкурсы, которые касаются так или иначе творчества не только писателей, но и журналистов, телевизионных авторов. Я бы прежде всего сказал большое спасибо первой и старейшей нашей телерадиокомпании «Регион-Тюмень». Правительство области спонсирует их замечательные фестивали «Белые пятна истории Сибири», «Сибирский тракт», «Птенец». Сегодня и молодые компании стараются тоже что-то сделать – пока это, может быть, в большей степени краеведение. Ведь людей сегодня интересует не только нефть, не только наша жуткая коммуналка, не только хлеб насущный, но и духовная пища. Память востребована.
– Областной центр бурно строится. Не страдает ли из-за бурного строительства «изначальный град» Сибири, его старинные постройки, может быть, вообще дух тюменской старины?
– Безусловно, страдает. Не случайно в последнее время и губернатор, и совместная градостроительная комиссия всё больше рассматривают вопросы по сохранению культурного наследия исторического центра Тюмени. Здесь не должно быть точечной застройки возле памятников культуры, а реконструкция, реставрация должны соответствовать историческому облику этих объектов. Другое дело, есть некоторые пробелы в федеральном законодательстве – ведь если бы у инвесторов была возможность вкладывать средства в эти объекты при определённых гарантиях, процесс развивался бы динамичнее. Тем не менее в Тюменской области за последние годы сотни памятников истории культуры отреставрированы. Можно поехать и посмотреть Тобольск, Ялуторовск, Ишим, пройтись по Тюмени.
– А как движется возрождение Тобольска? Это город единственного сибирского Кремля и, кстати, место императорского трона в Сибири в 18-м веке. Как движется этот проект, толчок которому дал в своё время Владимир Путин?
– За последние три года сделано очень многое. Завершается реконструкция объектов на территории Кремля, Софийско-Успенского, Покровского соборов, Дворца наместника, тюремного замка. Сама Красная Тобольская площадь обретает совершенно другой облик. Отреставрировано пять храмов, которые являются памятниками истории и старины. В Ялуторовске много сделано по восстановлению исторического наследия, в Ишиме. Тобольск не случайно в конкурсе «Семь чудес России» занял первое место в Уральском федеральном округе и в числе лидеров по России на заключительном этапе…
– Туризм, тюменский туризм, сибирский туризм, исторический, духовный, культурный – становится выгодным? Но с нефтяными налогами ещё не конкурирует?
– Нет, пока не конкурирует. Вы знаете, нам не надо придумывать легенд. Нам надо просто правильно подать наше историческое наследие, участвовать в выставках и показывать Тобольск, в том числе в Интернете. Кто видел чудовище в шотландском озере Лох-Несс? Но миллионы людей туда ездят. Взять, к примеру, Санта-Клауса в Финляндии, в Лапландии. Они подобрали здоровых, крепких мужчин под два метра ростом, в сапогах 60-го размера, которые говорят по десять слов на каждом языке. Вокруг этого создана огромная инфраструктура, и бюджет Рованьеми на 70 процентов состоит из доходов от туризма. Три месяца в году там сотнями, тысячами приземляются самолёты, а в остальное время спокойно и тихо. Если мы сегодня сможем вот так подать своих выдающихся земляков – Дмитрия Менделеева, Александра Алябьева, Петра Ершова…
– …Бориса Грабовского, Юрия Осипова?
– Грабовского, Осипова, и последний путь царской семьи…
– …со своими преданиями и легендами?
– Да, со своими преданиями и легендами. И Григория Распутина. А как родина повлияла на маленького Менделеева? Он стал не только великим химиком. Это удивительно глобальный мыслитель! Ведь это надо рассказывать, у нас много уникальных экспонатов, подлинников… Семёна Ремезова не забыть бы… Сколько подлинников всевозможных исторических документов в Тобольске находится, в Тюмени. Это надо просто демонстрировать, продвигать. И тогда, естественно, будет классный туризм, будут новые рабочие места, будут доходы. Нефть рано или поздно заканчивается. Российская Сибирь, наша история – непреходящи!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *