Полковник ФСБ нашёл клад Колчака

№ 2008 / 52, 23.02.2015


Александр Петрушин – человек в Тюмени известный. По первому образованию он учитель истории. Но после армии ему пришлось сделать крутой вираж и перейти на работу в органы госбезопасности.
Александр Петрушин – человек в Тюмени известный. По первому образованию он учитель истории. Но после армии ему пришлось сделать крутой вираж и перейти на работу в органы госбезопасности. За 28 лет Петрушин прошёл путь от оперативника до заместителя начальника управления ФСБ по Тюменской области. При этом ему всегда удавалось службу сочетать с краеведением. Свою первую книгу «Мы не знаем пощады» он выпустил в 1999 году. Другой его ипостасью стало кино. Петрушин снял документальные фильмы «Главная тайна разведчика Николая Кузнецова», «Цеппелин» на Югрой» и ряд других работ. Кроме того, он уже несколько лет ведёт курс криминальной хроники на журфаке Тюменского университета. А что сегодня интересует тюменского исследователя? Он признаётся:
– Я работаю сразу над четырьмя темами. Меня интересует Гражданская война в Сибири, особенно период с 25 мая 1918 года, начала мятежа белочехов, по 18 ноября 1918 года, когда Колчака провозгласили Верховным правителем России. Дальше я продолжаю изучать вопрос о политических репрессиях 1930 – 1950-х годов. Третья тема связана со второй мировой войной. Кроме того, я занимаюсь кладоискательством.
– Что уже удалось открыть?
– Дело не в открытиях. Я хочу подсчитать все потери, которые понёс Тюменский край, до 1944 года входивший в состав Омской области, в Великую Отечественную войну. По моим данным, в войну в нашем крае было мобилизовано 200 тысяч человек. Из них домой не вернулись 103 тысячи. Но я полагаю, что эти цифры не точны. Погибло людей гораздо больше. В этом меня убеждают результаты поисковых отрядов. Наши тюменские поисковики вот уже свыше двадцати лет работают в двух местах: в Новгородской области, где под Мясным Бором погибла вторая ударная армия, и на Западной Двине. Так вот каждый год они поднимают до тысячи незахороненных солдат.
Я лично за время поисков нашёл две стрелковые дивизии, которые очень долго ни в каких исторических работах даже не упоминались. Одна из них, 229-я, была сформирована в Ишиме. Она погибла в августе 1942 года на подступах к Сталинграду. Другую, 175-ю стрелковую дивизию, весной 1942 года бросили из Тюмени под Харьков, и там она почти полностью полегла.
Особая тема – судьбы русских военнопленных. Что стало с ними после войны? Многие из них были объявлены преступниками и попали в сибирские лагеря. Я вместе с Р.С. Гольдбергом рассказал о них в книге «Запрещённые солдаты».
– А в кладоискательстве у вас какие приоритеты?
– Я ищу ценности Сибирского белого движения. Мало кто знает, что Сибирское белое движение в своё время учредило ордена Освобождения Сибири и Возрождения России. Но потом Колчак, когда стал Верховным правителем, все эти наградные знаки отменил, восстановив царскую наградную системы. Колчак практически все ценности Сибирского белого движения присоединил к золотому запасу России, который хранился в кладовых Тобольска.
– Вы верите, что этот запас бесследно исчез?
– Нет. Я, в чём-то отталкиваясь от секретных отчётов кладоискателей, нашёл места, где надо копать. Один клад, как я думаю, находится близ Нижневартовска, в окрестностях села Большетархово. А другой спрятан в Приполярном Урале. Я не сомневаюсь, что мы все эти клады найдём и передадим все ценности музеям.Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *