ПОБЕГ ИЗ АДА

№ 2015 / 10, 23.02.2015
На конкурс «ЖИТЬ НЕ ПО ЛЖИ»

 

Пока человек живой, мы преступно мало обращаем на него внимания. Так получилось с участниками боевых действий в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Причина крылась, видимо, в том, что боялись напоминать об этих ужасах; берегли психику пришедших с войны. Может, это нормально для близких тебе людей? Как сказать, но для истории получился определённый пробел.

Иногда любопытство деревенского мальчика всё-таки брало верх, и я частенько закидывал отца вопросами: где воевал, сколько застрелил немцев, мне казалось, что чем больше, тем больше герой, какие они, по-маминому, супостаты, страшные или нет?

Сёстры не интересовались этими подробностями. Только иногда шестилетняя Люська спросит: «Страшно, пап?» Отец ответит: «На войне всегда страшно, дочка!» А я всё-таки парень, и кое-что уже знал о войне. Учился в деревенской школе, и Анфиса Сидоровна рассказывала нам, где шли бои и с кем сражались. Основной книгой для чтения были сводки «Совинформбюро» из газеты «Правда».

Отца, Зашихина Петра Андриановича, призвали в Красную Армию 16 сентября 1941 года. Было ему тогда 32 года. Увезли на машине в Селты, а оттуда, вместе с другими призывниками из района, отправили в Ижевск с железнодорожной станции Ува. На сборном пункте определили в распоряжение 23 запасного стрелкового полка, который входил в 18-ю стрелковую бригаду, организованную в конце августа 1941 года в Ижевске. Кроме этого полка в составе бригады были 36-й запасной стрелковый полк, сформированный на станции Юськи и 38-й, созданный в городе Можге 22 августа 1941 года.

Данные формирования, прошедшие подготовку и принявшие присягу, путём маршевого пополнения прибыли в действующую Армию Резервного фронта под Вязьму. В самую гущу событий на московском направлении. Здесь скопилась значительная часть противника. Наши войска в какой-то мере сдерживали противника, мешали преследованию разбитых сил Западного и Резервных фронтов. Но это не помешало немецкому командованию перегруппировать главные силы и в средине октября они начали новое наступление. Немецкие войска прорвали линию обороны Западного и Резервного фронтов на всю оперативную глубину. Смогли окружить и уничтожить значительную часть сил двух фронтов. Немцы дошли до Можайской линии обороны Москвы, создав тем самым необходимые условия для дальнейшего продвижения операции «Тайфун».

Красная Армия понесла огромные потери, по ряду данных – только пленными 600 тысяч человек. Естественно, многие солдаты и офицеры, оставшись живыми, попадали в плен, где были организованы немецкие пересылочные лагеря № 184 и 230. Там содержались, вполне вероятно, солдаты, призванные в Удмуртской республике, особенно солдаты 23, 36 и 38-го стрелковых полков, входивших в состав Резервного фронта. Смертность в лагерях доходила до 300 человек в день. Поэтому многие бойцы, попавшие в плен, числятся без вести пропавшими.

После разгрома советских войск под Вязьмой и Смоленском, многие военные формирования перестали существовать. Оставшиеся силы переименовывались в другие подразделения. Так 23 запасной стрелковый полк, сформированный в Ижевске, был переименован в 229 стрелковый полк и вошёл в состав 8 стрелковой дивизии, которая осенью 1941 года расформирована официально. 36-й стрелковый полк был переименован в 214-й стрелковый полк 73-й стрелковой дивизии. 38-й стрелковый полк был преобразован в 121-ю стрелковую дивизию, в составе 45-го стрелкового корпуса 13-й Армии Брянского фронта.

Для чего эти сведения? Именно, в составе этих подразделений, бойцы Удмуртии попали в окружение. Многие остались на полях сражений, а живые попали в плен и содержались в «Дулагах» за номерами 184 и 230.

Зашихин Пётр, до того как попасть в плен, воевал в составе Белорусского фронта, 194 стрелковая дивизия, 616 стрелковый полк, в качестве наводчика противотанкового ружья. В наступательных боях участвовал только неделю.

Положение в октябре 1941 года было очень сложным. Гитлеровцы оголтело рвались к Москве, особенно на Калужском направлении, где оборона была возложена на 49-ю Армию генерал-лейтенанта И.Захаркина. В начале октября в помощь стали подходить части 194-й стрелковой дивизии: 616 стрелковый полк и 299-й дивизион артполка.

9 октября начались кровопролитные бои на подступах к городу Калуге. Эти бои отличались необычайным упорством советских солдат, которые держали рубеж до конца. Не отступали и не сдавались в плен, а погибали героями, отбивая атаки немцев, на подходе к реке Угра Смоленской области. Немцы пытались её форсировать, но все атаки отбивались 616-м и 630-м стрелковыми полками.

10 октября развернулись ожесточённые бои вдоль реки Угры. Главная задача немцев была овладеть мостом через реку, который оборонял 2-й батальон 616 стрелкового полка, одна артбатарея и отряд бойцов истребительного батальона. Но силы были неравными, гитлеровцы по трупам наших бойцов прошли мост и захватили плацдарм на берегу.

После Вяземского разгрома в октябре 1941 года части 358 стрелковой дивизии и 194 перемешались так, что из двух образовалась одна 258 стрелковая дивизия. А из 405, 470, 616 стрелковых полков и артиллерийского полка 299, стрелковая дивизия 194 восстановилась заново.

Оставшиеся в живых солдаты под селом Михайловское Смоленской области оказались в окружении и попали в плен.

Отец, Зашихин Пётр, угодил в «Дулаг» 230 на долгих двадцать два месяца. Я, наверное, не буду описывать, каким издевательствам подвергались пленённые советские солдаты, какой изнурительный труд лёг на их плечи: работали на самых тяжёлых работах. Это общеизвестно из литературы и многих кинофильмов о войне.

Из скупых рассказов отца я запомнил, как они, небольшой группой пленников, решили сбежать из лагеря и долго ждали удобного случая. Было несколько попыток вырваться на свободу, но они заканчивались неудачей.

Однажды их блок, около ста человек, погнали за соломой для подстилки спальных мест. Несколько человек глубоко зарылись в омёт соломы. Охрана, видимо, поленилась сосчитать по головам пленников, поэтому не заметили отсутствующих. Сидели в соломе до ночи, потом вылезли из нор и скрылись в лесу.

Что удивительно, отец никогда не называл своих товарищей, с которыми сбежали из лагеря. Сейчас я понимаю, почему. Был такой приказ № 270, согласно которому все военнослужащие, попавшие в плен, объявлялись изменниками и дезертирами и даже преследовались их семьи. Приказ был издан в августе 1941 года «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия», подписанный Сталиным, Молотовым, Будённым, Ворошиловым, Тимошенко, Шапошниковым и Жуковым.

Действие этого приказа подтвердилось, когда я нашёл в интернете «Наградной лист» отца. В пункте 12 было написано: «Постоянный домашний адрес представляемого к награждению и адрес его семьи». Строка заклеена белой полоской бумаги или вымарана. Хотя сначала, видимо, работники военкомата, написали, а потом кто-то заклеил написанное.

Кстати, медаль «За боевые заслуги» отец так и не получил. Потому что подпись командующего войсками КазВО генерал-полковника Гусева и члена Военного Совета КазВО генерал-лейтенанта Истомина была сделана 12 февраля 1946 года. Отец в это время отбывал наказание в тюрьме станции Кракалай Удмуртской Республики, за спасение колхозников от смерти. Он был председателем колхоза «Свободный Труд» и по доносу, за разбазаривание семенного материала, влепили три года. А в тюрьме, насколько я знаю, медали не дают.

Вернёмся к военным событиям.

После побега из плена две недели скитались по лесам, стараясь как можно дальше уйти от лагеря пленных, чтобы снова не попасть в лапы фашистов. В конце концов они оказались в лесу под городом Новгород-Северский. Это центр района Черниговской области Украины, который был оккупирован с 25 августа 1941 года по 16 сентября 1943 года.

После освобождения города Красной Армией, Зашихин Пётр снова вступил в состав 616 стрелковой Ордена Кутузова 194-й стрелковой Речицкой Краснознамённой дивизии командиром отделения ПТР (противотанковое ружьё) в звании младший сержант.

4 февраля 1944 года, участвуя в освободительных боях, был тяжело ранен разрывной пулей и направлен в эвакогоспиталь № 3151 на лечение. 20 июня 1944 года комиссия ВВК признала негодным к военной службе и направила по месту жительства в Селтинский район. Рука была сохранена, но без кости от локтя до плеча.

В октябре 1965 года, вследствие несчастного случая, умер. Работал в то время бригадиром и кладовщиком одновременно в деревне Мельничата колхоза «Красный Октябрь» Халдинского сельсовета.

Леонид ЗАШИХИН, 

деревня ОПАРЫ, 

Чайковский район, Пермский край

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *