Руслан КОШКИН. НОВОРОССИЙСКИЕ МОТИВЫ

№ 2015 / 11, 23.02.2015
 

             ПО БЕЛУ СВЕТУ

 

Привычный к травле и к извету,

и к блиндажу, и к шалашу,

я русский дух по белу свету

благословением ношу.

И вижу то, что светлым душам

даёт он крылья и простор,

а душам падшим и потухшим

являет горечь и укор.

И потому одни радушно

его встречают там и тут,

другие ж злобно и натужно

о нём нелепицы плетут.

И если первые при этом

как бы душой воскрешены,

то тем, вторым, и их клевретам –

привет от первых с вышины.

Изветчики не рады правде,

и белый свет не в радость им.

И оттого в любом обряде

им русский дух невыносим.

Простите, у кого до рези

от русскости в глазах искрит:

такой натуры – хоть ты тресни –

внутри не удержать, не скрыть.

Взлететь, где не бывала птица,

и необъятное объять.

Всё воспринять, во всё влюбиться,

собрать и всё раздать опять…

А я и рад – и радость эту

не прячу, будто анашу, –

что русский дух по белу свету,

по свету белому ношу!

                         

НА ЗАРЕ

 

Будоражащий вид заревой:

по-за далью багрец с синевой

вперемешку. И тем согласуется он

с этим путаным светом,

блажным до смешенья сторон.

Взбудоражен, стою на юру

и вперяюсь пытливо в зарю,

напряжённо пытаясь изведать ответ

на вопрос немудрёный: закат это или рассвет.

Если дело – к закату, тогда

дальше лишь темнота, пустота,

а, возможно, и хаос, разруха, распад…

Если дело– к закату, то все по берлогам и спать.

Если это – рассвет, нипочём

ни нужда, ни тиран с палачом.

И не важно, что страшно и стол постноват.

Если это – рассвет,

значит, время настало вставать.

Как ни вперивайся в горизонт,

взор препятствие не прогрызёт.

Но уверено сердце, что это – рассвет.

А для сердца живого других вариантов и нет.

А последнее значит одно:

рановато ложиться на дно.

И ещё: в этой вере я не одинок.

Ох, и славным же выдаться должен грядущий денёк!

             

ИЗНЕСЕНИЕ

 

Это что за облако над нами?

Извыси спустилось и висит

пологом у нас над головами,

как бы проча знаковый визит.

Это что за молодец с дозором

к нам из облака того сошёл?

Ликом светел, но тревожен взором,

облачён в сиянье, словно в шёлк.

Это что за пламенные крылья

полыхают за его спиной,

создавая ощущенье гриля

на сырой поверхности земной?

Это что за горн (труба, фанфара)

серебрится в шуйце у него?

А в его деснице – горну пара –

что за меч сверкает огневой?

И к чему пытаясь нас привлечь,

он оставил нам и горн, и меч?

               

НЕЙТРАЛИТЕТ

 

В этой жизни обычно нейтралитет

означает: тебя вроде как и нет.

Просто – нет. Как субъекта. Ни там, ни тут.

Ты – пустое место. Тебя метут.

Кто к подобной роли уже привык,

тот не чует боли от слов кривых

и не замечает любое зло,

если мимо зло это пронесло.

Мир – мечта. Ну так выпьем «за сбычу мечт»,

не забыв о том, что «не мир, но меч…»,

что одно лишь – правда, иное – лжа,

хоть и тоньше грань острия ножа.

Выбор «быть над схваткой», увы, лукав.

Особливо, если не пуст рукав,

если есть чем взяться за рукоять,

даже чтобы миловать – не карать.

Та у безучастности и цена,

три десятка сребреников она.

Паралич, отключка, анабиоз –

и уже мечтание не сбылось.

Что, приятель? Как тебе под метлой?

Под чужой отвагою удалой?

Ничего? Не воется на луну?

Ну-ну…

           

СОПРОТИВЛЕНИЕ

 

Когда проруха с обрыва, с краю

толкает в прорву – чтоб удержаться,

я сам в сознанье своё втираю:

цепляться даже за призрак шанса.

И если падать, не чуя склона,

а дальше, ниже – чернеет бездна, –

я верю, знаю определённо:

сопротивленье небесполезно.

И даже если в пучине с навью

сжимает ужас больней железа –

я свято верю, я точно знаю:

сопротивленье небесполезно.

Проруха, прорва, стезя кривая…

Но светит солнце в конце туннеля

тому, кто, немощь одолевая,

не прекращает сопротивленья.

      

ПРОЩАЛЬНОЕ

 

Если зреет бойня,

если завтра в бой,

расставаться больно

больше всех – с Тобой.

Если быть разлуке

до скончанья лет,

буду в каждом звуке

слышать Твой привет.

Если быть в отводе

до скончанья дней,

горечь – горькой вроде –

наливай полней.

За Тебя – до дна я.

Выпьем по одной.

За Тебя, Родная…

– За тебя, родной…

                    

ЖАЖДА

 

Нет, не «бей». Я не это хотел сказать.

Погоди, постой. Подберу слова.

Жажда правды. И мести слепой азарт.

Чем же больше полнится голова?

Да, не «бей». Я другое сказать хотел.

Но раз вырвалось, значит, объявлен путь.

Если ты задыхаешься в духоте,

поспеши наружу, тупым не будь.

Где же, где вожделенная рукоять?

Утолительный где спусковой крючок?..

Погоди стрелять. Как и укорять.

Прикоснись к лобешнику. Горячо?

Горячо, – сам себе отвечаю в лад, –

Но молиться будем «за упокой».

Если нет под горячей рукой ствола,

то сгодится и камень руке такой.

Погоди. Если вправду, как смерть, крепка

жажда мщенья, и слаще она, чем мёд,

почему же буханку тогда рука

вместо камня находит и подаёт?

Если так, то, видно, душой не слеп,

значит, место в ней и для правды есть.

Раздавай тогда – кому надо – хлеб.

И на вкус не пытайся проверить месть.

                             ОБЩИНА

 

Занимается зорька над станами спальных районов.

Поднимается солнце на общее правое дело.

Будет славным денёк. Будут светлыми

встречные лица.

Здравствуй, день. Здравствуй, солнце, земля,

земляки и землячки!

Что замялся, земляк? Не припомнишь никак

моё имя?

Назовёшь меня просто – «товарищ» –

и не ошибёшься.

Эй, товарищ! И как же мы жили без этого слова?

Сколько в нём правоты и некупленного

благородства!

Ведь товарищи все мы по общему правому делу –

реконструкции мироустройства

посредством Общины.

Без наганов и нар. Никаких воронков и расстрелов.

Ни бахвальства, ни скверноприбытчества,

ни мшелоимства.

Только братство и радость от общего правого дела,

от всеобщей любви и от неподдельной свободы.

Здравствуй, день. Будешь славным ты

милостью Отчей.

Становись, поднимайся, Община! Тебе –

мирозданье.

                      

ДУМА

 

Если вдруг оглядеться в пути – при езде

или пёхом – по нашим просторам,

поразит пустотою округа везде,

словно самым безбашенным вздором.

Но не имут пустынные дали стыда

за пустынность свою – и не думай,

ведь наполнена мнимая их пустота

под завязку великою думой.

Над могучим размахом лугов и болот,

над безбрежным лесным океаном

эта дума стоит как незримый оплот

вопреки головам окаянным.

С ней во благо любая творится из треб,

какова ни была бы потреба,

и скрепляются дали в единую крепь,

вширь и ввысь – от земли и до неба.

Ни циклон не помеха, ни злыденный ум

для её бытия-бытованья.

Не соперница ей никакая из дум,

даже самая передовая.

Ведь душою питает её – не молвой,

сам, бывало, себя обескровив,

и бесбашенный самый, и передовой

из великих народов-героев.

Вот стоишь одиноко в ночи луговой –

ни души бы казалось на вёрсты –

и немеешь от чувства, что над головой

у тебя не одни только звёзды,

что какая-то сила волненьем идёт

у тебя по душе и по телу

и глаза открывает на мнимость пустот,

приобщая к великому делу.

 

Руслан КОШКИН, 

г. КИРОВ 


 

Руслан Кошкин родился в 1975 году в пос. Аркуль Вятского края. Живёт и работает в Вятке (г.Киров). Автор двух книг стихов. Член Союза писателей России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *